Maof

Thursday
Apr 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
После постоянной работы с палестинцами и их СМИ, мне стало ясно в какой-то момент, что Джордж Ибрагим является средне-статистическим палестинским интеллигентом. Он ставит спектакли про национальную палестинскую идею, включая в них элементы террора, ненавидит израильтян и Израиль, но брезгует своими "палестинскими братьями" и посылает детей исключительно в израильские университеты. Впервые мы познакомились в самолете по дороге в Париж. Он летел на Каннский фестиваль через французскую столицу, а я летела в ту же столицу по своим делам. До города огней лета было часов пять, но, наученная горьким опытом никогда не разговаривать с соседями в самолете, я молчала и старалась по возможности не привлекать к себе внимания. Он был одет в белый костюм. Его благообразные седины были аккуратно причесаны. При этом, вел он себя совершенно по нуворишски, громко смеясь, нагло требуя у стюардессы еще до взлета каталог с продукцией "Дьюти-Фри" и показушно шурша тысячами долларов в толстых пальцах.

То что он араб я поняла не сразу, потому что акцента у него не было, а внешне он был похож, скорее на восточного израильтянина, и то, "обашкеназившегося". Он представился: "Я Джордж. Джордж Ибрагим. Ты студентка?" Узнав, что я студентка факультета арабского языка и востоковедения, он весь расцвел и пустился в долгий политизированный разговор об ущемленных правах палестинцев. "Вы палестинец?" Спросила я (это было задолго до того, как я начала работать с арабами, в самом начале моей учебы). Он от души рассмеялся и гордо заявил: "Я генеральный директор театра "аль-Касаба" в Рамалле. Ты никогда не слышала про Джорджа Ибрагима?!" Как только он начал говорить о себе в третьем лице, я поняла, что до добра этот разговор не доведет.
Поняв, что я его не знаю, он продолжил: "А имя Илия Сулейман ничего тебе не говорит?!" и он показал толстым смуглым пальцем на красивого мужчину, сидевшего за нами. Тот улыбнулся и кивнул головой. Уже потом, попав на работу в Центре исследований палестинских СМИ, я узнала, что Илия Сулейман-это талантливейший палестинский актер, сыгравший в фильме "Божественная рука", победившего в номинации Лучший актер на Каннском фестивале в том году (день после нашего совместного полета). Фильм был про палестинскую девушку, наделенную Аллахом возможностью летать, которая помогала ей совершать теракты против сионистов.

Но тогда я всего этого еще не знала и просто с ним поздоровалась. Полет продолжался и Джордж Ибрагим продолжал рассказывать про ужасы, которые, по его словам, учинила израильская армия в Рамалле, Дженине и других городах Палестинской автономии во время операции "Защитная стена". Показывая фотография своей разгромленной студии, которые он вез, чтобы показать в Каннах, Джордж спросил с напором: "Почему вы, студенты, молчали и не выходили на улицы во время этого бесчинства! Вы могли протестовать! Вы могли надавить на правительство!"

И тут Остапа (то еть меня) прорвало: "А кто вам сказал, что мы были против этой операции?! Я живу в Иерусалиме. За месяц до начала операции, в городе было по два теракта в день. Десятки убитых. Невозможно было выйти на улицу, ездить в автобусах. Эта операция подорвала инфраструктуру террора на территориях и дала очень положительные результаты."
Мы говорили на арабском, в самолете было много арабов (палестинских и французских) и я почувствовала звон в ушах от напряжения, воцарившегося в тихом пространстве салона.

Джордж весь покраснел от натуги: "Да как ты смеешь! У нас в Рамалле почти месяц был комендантский час. Нельзя было даже в магазин сходить за хлебом! Моя дочь учится в Иерусалимском университете, и она не могла все это время ездить на учебу."

-Так ваша дочь учится в Иерусалимском университете?.
-Да.
-А почему не в Рамалле или в Бир Зейте? Ведь она палестинка, не так ли?
-Я тоже учился в Иерусалимском университете. Я работал на радио "Коль-Исраэль" и жил в Иерусалиме и Тель-Авиве много лет. Поэтому я так хорошо знаю ваше гнилое израильское общество. Я три года жил с израильтянкой, бывшей разведчицей.
-Вы не ответили мне. Почему ваша дочь учится в Иерусалиме, а не в Рамалле? Если вы так ненавидите израильтян, зачем вы пользуетесь израильской системой образования?
-Потому что я хочу, чтобы моя дочь получила хорошее образование.
-Насколько я знаю, в Рамалле тоже есть хорошие учебные заведения.
-Они по уровню уступают израильским. И потом, я не хочу, чтобы моя дочь училась с палестинцами. Он, в основном, еще тупее израильтян.

Не буду приводить весь разговор с Джорджем Ибрагимом. Смысл, я думаю, улавливается в этих фразах.

После постоянной работы с палестинцами и их СМИ, мне стало ясно в какой-то момент, что Джордж Ибрагим является средне-статистическим палестинским интеллигентом. Он ставит спектакли про национальную палестинскую идею, включая в них элементы террора, ненавидит израильтян и Израиль, но брезгует своими "палестинскими братьями" и посылает детей исключительно в израильские университеты. И это при возможности послать их учиться в Европу или Америку. Нет, Джордж предпочитает Израиль, потому что испытывает по сей день желание "утереть нос этим евреям". Показать им, что он лучше них. Что он выбился в люди и ему не нужна больше поддержка израильских патронов и спонсоров. Для этого, ему нужно быть рядом, а не в какой-нибудь Англии.

Это противоречие раздирает его изнутри. Потому что Джордж кичится своим умением говорить на иврите без акцента, но ненавидит самого себя, за то, что разговаривает на языке врага.

Мы с Джорджем общаемся по сей день. Его старший сын живет с израильтянкой в Иерусалиме и очень гордится своими палестинскими корнями...


"Живой журнал" dinka-lisa

Объявления и мероприятия

Прекрасный Израиль