Maof

Saturday
Oct 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
"Мидстрим" сентябрь\октябрь 2000

Пол Эйдельберг "Еврейская государственная мудрость. Чтобы Израиль не погиб".

Иерусалим: Фонд за конституционную демократию, 2000. 256 стр. Заказы можно посылать:Foundation for Constitutional Democracy P.O.B. 23702 Jerusalem 91236 Israel или Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Книга опубликована на английском, иврите и русском. Стоимость одного экземпляра на английском и иврите – 65 шек., включая пересылку, на русском – 45 шек.

Новая книга проф. Пола Эйдельберга дает необычное, но столь желательное сочетание практических предложений с прочным обоснованием в виде глубокой, четко изложенной теории. Короче говоря, это проявление мощи гражданского интеллектуализма. Автор получил звание доктора политической философии в университете Чикаго, где он учился у Лео Штрауса, выдающегося политического мыслителя. Впоследствии он и сам преподавал в университах США, а затем в израильском университете Бар-Илан на протяжении многих лет, пока не ушел оттуда, чтобы основать Фонд за конституционную демократию. Уже совсем недавно он стал президентом политической партии Емин Исраэль.

Проф. Эйдельберг ставит перед собой цель предложить здоровую политическую структуру для государства Израиль, ибо, по его мнению, нынешняя политическая структура является одной из четырех основных причин наблюдаемого развала еврейского государства. Три другие причины заключаются в культурной разношерстности, преимущественно между евреями и арабами, но и между евреями, прибывшими в Израиль из разных стран, противоречия между светскими и религиозными евреями, а также "отсутствие еврейской государственной мудрости и еврейской национальной цели".

Я говорю, что книга стремится дать здоровую политическую структуру, а не возродить ее, потому что, по мнению проф. Эйдельберга, государственная структура Израиля страдает изначально присущими ей изъянами. Для доказательства этого утверждения он приводит два аспекта Декларации независимости Израиля. Первый: фраза, открывающая Декларацию, гласит: "Страна Израиля была местом рождения еврейского народа". Проф Эйдельберг интерпретирует это как утверждение, будто Сыны Израиля стали народом лишь после завоевания Ханаана Иисусом Навином (хотя я не могу не задаться вопросом, не имелись ли в виду до-торанические патриархи), и таким образом государство базируется на идеологии территориального национализма, в то время как проф. Эйдельберг прослеживает рождение еврейского народа по крайней мере до дарования Торы на Синае. Он пишет, что народ - это не случайный набор личностей, которым довелось жить на одной территории, а "монокультурная группа, объединенная не только языком, но эндогамной моделью брака и общими верованиями и ценностями, укорененными в общем незапамятном прошлом". Он настаивает, что весь комплекс проблем, ставящих под угрозу еврейскую самоидентификацию и даже само существование государства Израиль, проистекает из того факта, что оно не базируется прочно на еврейских ценностях (одной из которых, несомненно, является Земля Израиля). Как отмечает проф. Эйдельберг, неслучайно именно те, кого он называет идеологическими наследниками территориальных националистов (в противовес национализму Торы), покидают Иудею и Самарию, являющиеся центром еврейской истории и культуры.

Второй аспект Декларации, который рассматривает проф. Эйдельберг, - это хорошо известное противоречие между определением Израиля в качестве еврейского государства и предоставлением политического равноправия всем его гражданам, включая большое и растущее арабское население, которое не питает любви к еврейскому государству.

Первый аспект не подлежит исправлению политическими средствами, но требует переосмысления евреями своей идентификации, фактически - возвращения к традиционному еврейскому самовосприятию.

В некотором смысле книга и является частью этого процесса возвращения, ибо проф. Эйдельберг настаивает, что демократия не должна изменять иудаизм. Вместо этого демократические идеи и формы, если их нужно принять, должны быть подчинены иудаизму, который является не просто религией, а стилем жизни, примиряющим национальную обособленность с универсальной этикой. Так, он показывает, как еврейские идеи свободы и равенства, основанные на сотворении человека по образу Божьему, отличаются от западной интерпретации этих концепций, обсуждает совершенно нееврейские концепции государства и гражданства и показывает, как государство, основанное на Торе, может справиться с проблемами, для разрешения которых на западе применяются концепции государства и гражданства. Хотелось бы, чтобы автор также обсудил огромные различия между классической афинской демократией и современной западной - вопрос, который он лишь один раз задевает. Я думаю, было бы очень важно показать, что существуют общефилософские возражения против современной демократии, в дополнение к еврейским теологическим.

Тон проф. Эйдельберга на протяжении всей книги убедительный и в то же время спокойный. Цитируя различные опросы общественного мнения, он показывает, что еврейские массы в стране Израиля, хотя и не все ортодоксы, в значительной степени привязаны к еврейской традиции, так что можно сделать вывод, что со временем, при наличии принципиального и сильного еврейского руководства, возможна трансформация Израиля в государство, основанное на Торе. Чтобы способствовать этому, в книге предлагается далеко идущая реформа политической системы и в конце даже представлен проект конституции.

Проф. Эйдельберг рекомендует президентскую систему (причем президентом может быть только еврей), чтобы стало возможным проведение сильной и сфокусированной политической линии. По той же причине он предлагает, что верхняя палата двухпалатного парламента должна заполняться преимущественно посредством региональных выборов, а не существующим ныне методом пропорционального представительства, при котором вся страна представляет собой один избирательный округ. Автор верит, что, заставив кандидатов соперничать в персональных выборах, можно получить Кнессет, более точно отражающий традиционные еврейские принципы большинства населения. Такой метод также сделал бы депутатов подотчетными избирателям, сократил коррупцию и умерил власть партийных лидеров. Последние сегодня в значительной степени решают, кто займет реальные места предвыборном в списке партии, вследствие чего они превратились в самоувековечивающуюся олигархию. В результате введения персональных региональных выборов в Кнессет возрастет, по мнению проф. Эйдельберга, независимость отдельных депутатов Кнессета, а значит, увеличится и власть и независимость Кнессета.

Проф. Эйдельберг также отстаивает необходимость повышения электорального барьера - с нынешних 1,5% до, по крайней мере, 5% - для тех мандатов, которые будут распределяться между партиями по принципу пропорционального представительства. Одним из последствий всех этих реформ, как верит автор, будет снижение числа партий в Кнессете, что сделает более вероятным проведение сплоченным правительством устойчивой и всеобъемлющей национальной политики.

Проф. Эйдельберг настаивает, чтобы только евреи могли баллотироваться в верхнюю палату парламента и что претенденты должны доказать наличие необходимого уровня еврейских знаний (хотя, насколько я понимаю, он не собирается ограничить доступ в верхнюю палату одними лишь раввинами или учеными). Также, лишь евреи должны исполнять судебные функции и голосовать при выборах президента и верхней палаты парламента. Это даст возможность сохранить еврейскую сущность государства. Нижняя палата, которая не будет обладать законодательными функциями, но будет осуществлять административный надзор, может состоять в равной степени из евреев и неевреев.

В книге рассматривается целый ряд других вопросов и дается множество деталей, как относительно теоретического подхода (например, оспариваются фальшивые, нудные, но неизбежные обвинения в "расизме", которые некоторые зашоренные леваки выдвинут против книги), так и по поводу практических предложений. Мне бы хотелось особо отметить очень глубокую главу "Природа мусульманско-еврейского конфликта. Философский анализ мирного процесса", в которой проф. Эйдельберг доказывает, насколько неверно считать экономические причины конфликта более фундаментальными, чем причины политические, религиозные или идеологические. Он показывает, что это ложное понимание разделяется социалистами и капиталистами, в результате чего процесс Осло базируется на ложном основании и лишен эмпирических доказательств.

Проф. Эйдельберг - ортодоксальный еврей, и Божественное происхождение устной и письменной Торы, как и Божественное предназначение Дома Израилева жить по Торе являются аксиомами этой книги, а не доказываемыми выводами. Это приемлемо, потому что эта книга - не апологетика, а творческая работа, основанная на Торе. Значит ли это, что лишь ортодоксальный еврей сочтет ее полезной? Я не являюсь ортодоксальным евреем, но полагаю, что это не так. Мне кажется, что неортодоксальный еврей, преданный по-настоящему своей национальной идентификации, может многое почерпнуть из этой книги и даже воодушевиться ею. Человек не обязан быть ортодоксальным евреем, чтобы признать ту роль, которую религия может играть в подъеме национального характера и укреплении национальной воли. Проф. Эйдельберг прекрасно пишет: "Галаха дает возможность каждому еврею превратить свою жизнь в произведение искусства, внеся при этом вклад в совершенствование своего народа".

Вовсе не обязательно быть ортодоксальным евреем, чтобы согласиться, что возрожденный народ, вернувшийся из изгнания и возродивший свой язык, должен также, к примеру, создать правовую систему, базирующуюся на своей собственной многовековой интенсивной и многоплановой юридической мысли и практике, вместо того, чтобы принимать чужие правовые системы. (Глава проф. Эйдельберга о еврейском гражданском праве завораживает.)

Вовсе не обязательно быть ортодоксальным евреем, чтобы разделять мнение автора: пресмыкательство перед «неразборчивой уравниловкой и лишенной рамок свободой современной Америки», а также перед «лишенной корней, норм и целей демократией» унизительно для еврейского народа, давшего миру этический монотеизм, с его утонченным и здоровым чувством моральной разборчивости и проницательности. А с точки зрения политической такое пресмыкательство является самоубийством для еврейского государства на земле Израиля.

Наконец, читатель не обязан соглашаться со всеми теоретическими выкладками и с каждым предложением проф. Эйдельберга, чтобы признать, что его книга представляет собой огромную ценность. Стоит отметить хотя бы, что эта богатая книга являет собой пример того, насколько Тора позволяет сочетать преданность принципам с их творческим применением к специфическим ситуациям.

Мне думается, автор прав, утверждая, что суверенное еврейское государство переживает жестокий кризис, который не является просто дипломатическим или военным по своей природе. Выходом из этого кризиса, если он вообще возможен, должно будет стать глубокое, но вовсе не невозможное обращение к политике, основанной на еврейских принципах и нормах, к истинному и независимому еврейскому духу, готовому заимствовать у других, но не готовому из страха или обсессивного подражания отказываться от еврейской мудрости или еврейских интересов.

Благодаря проф. Эйдельбергу и подобным ему людям, если Израиль и падет, это произойдет не по причине отсутствия здравых идей и серьезных предложений, но из-за отсутствия мудрости, требуемой чтобы принять их и мужества и силы – чтобы воплотить их в жизнь.

Шмуэль бен-Гад – заведующий отделом иудаики в библиотеке университета им. Джорджа Вашингтона в столице США.

Прекрасный Израиль