Maof

Saturday
Dec 16th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
...Войну арабов против Израиля с 1949 по 1967 сопровождали непрекращавшиеся, все более усиливавшиеся дипломатическое давление и пропагандистская кампания, цель которой ни для кого не была секретом, ее провозглашали снова и снова. "Наша цель, - подвел итог Насер в тот период, - полностью вернуть права палестинскому народу. Другими словами, наша цель - уничтожить государство Израиль. Цель первоочередная: усиление арабской военной мощи. Цель национальная: вырвать Израиль с корнем" (18 ноября 1965 года).
Из года в год осенью зал ООН в Нью-Йорке превращался в трибуну, откуда представители арабских государств, которых становилось все больше, нападали на Израиль. Эта война против Израиля на всех фронтах велась еще до того, как в его состав вошли "оккупированные территории". И тогда оказывали на Израиль давление со всех сторон, требуя, чтобы он уступил. Какими могли быть уступки в то время? Но тогда требовали именно "территориальных" уступок. Как основную причину неуступчивости арабов и всех бед Ближнего Востока называли проблему арабских беженцев. Тогда это было главным препятствием на пути к миру.

Беженцы

Только такие писатели, как Джордж Орвелл или Франц Кафка, могли бы выразить всю парадоксальность
продолжающейся несколько десятилетий истории с арабскими беженцами.
Более тридцати трех лет в мировом сознании бытует лишенный всякого основания взгляд на эту проблему. Взгляд этот можно более или менее точно выразить так: в 1948 году евреи атаковали арабские поселения Эрец-Исраэль, изгнали жителей и, таким образом, создали государство Израиль. Арабов, жаждущих мира и оказавшихся беженцами было столько-то (здесь можно назвать любое число,пришедшее на ум, - миллион, полтора миллиона, два миллиона). Справедливости ради нужно вернуть беженцев домой, а до тех пор мир (имеется в виду — все, кроме арабов) обязан содержать их.
Арабских беженцев считают беженцами несмотря на то, что они бежали не из-за каких-либо репрессий или обоснованного страха перед ними, а по инициативе своих лидеров (единственный в мире случай). Все эти годы арабские лидеры держали беженцев в бедности, препятствуя малейшему улучшению их положения, и перед всем миром козыряли этим. Руководители движения надеялись, что можно будет вернуться, изгнать евреев, на плечи которых они возложили всю тяжесть вины за создавшееся положение.
Выясняется, что легче всего понять всю глубину лжи, обратив внимание на тот простой факт, что в то время, когда проводилось "жестокое" изгнание арабов сио- нистами, никто в мире не заметил этого события.
Множество иностранных корреспондентов, которые вели репортажи о войне 1948 с обеих воюющих сторон, ничего не видели и не слышали об этом, и, что особенно важно, даже те, кто был враждебно настроен по отношению к евреям. Они писали о бегстве арабов, но не было и намека на изгнание. За три месяца — апрель, май и июнь 1948, — когда бегство достигло пика, лондонская "Тайме" (тогда открыто враждебная к сионистам) в дополнение к обширным корреспонденциям опубликовала также одиннадцать редакционных статей о положении в Эрец-Исраэль. И ни в одной из этих статей и слова не было о том, что сионисты изгоняют арабов.
Еще более интересен тот факт, что ни один из арабских представителей печати не обмолвился об этой
проблеме. В самый разгар бегства, 27 апреля, Джемаль Хуссейни, главный представитель арабов Эрец-Исраэль в ООН, выступил с пространным политическим заявлением против сионистов, но даже не упомянул о беженцах. Через три недели так же резко выступил с заявлением по всем вопросам, связанным с Эрец-Исраэль, генеральный секретарь Лиги арабских стран Азам Паша. И опять — ни слова о беженцах.
Никто не изгонял арабов из Эрец-Исраэль. Большинство из них покинуло дома добровольно или по
приказу и при поддержке лидеров, полагаясь при этом на их обещания, что уход арабского населения поможет в войне против Израиля. Нападения арабов Эрец-Исраэль на евреев начались через два дня после решения ООН от 29 ноября 1947 года о разделе за ладной Эрец-Исраэль на арабское и еврейское государство. Семь соседних арабских стран — Сирия, Ливан, Иордания, Ирак, Саудовская Аравия, Йемен и Египет - заранее начали готовиться к вторжению, ожидая того момента, когда будет объявлено о рождении государства Израиль.
"Победа обеспечена, — говорили арабы, — но добиться ее можно будет гораздо легче и с меньшими потерями, если местное арабское население освободит путь. Оно вернется вслед за победоносными арабскими войсками не только к своим домам и имуществу, но еще получит дома и имущество побежденных и уничтоженных евреев". С 1 декабря 1947 года по 15 мая 1948 года шли бесконечные столкновения между бесчинствующими местными арабскими бандами, которые направляла разваливавшаяся на глазах британская власть, и военными еврейскими организациями.
Первыми добровольно ушли состоятельные городские арабы, они не торопясь покинули свои дома в декабре 1947 года и в начале 1948. На этом этапе бегство не объявили еще политическим шагом и не сделали средством идеологической борьбы. Поэтому 30 января 1948 года газета "Аш Шааб" писала:
"В первую группу нашей пятой колонны входят люди, покидающие свой дом и свое дело, чтобы жить в
другом месте... С первыми признаками бедствия они уносят ноги, чтобы не оказаться в огне борьбы..."
Еженедельник "Ас Цариях" через два месяца, 30 марта 1948 года, в еще более резких выражениях
обвинил жителей Шейх-Мунис и других деревень вокруг Тель-Авива:"Они опозорили всех нас тем, что оставили свои села". 5 мая корреспондент лондонской газеты "Тайме" в Иерусалиме сообщал: "Арабские улицы поражают пустынностью. Вероятно, арабы из Иерусалима бежали по печальному и унизительному примеру арабов из Яффо и Хайфы".
Когда в конце зимы и в начале весны 1948 усилились нападения местных арабов, усилилось и давление на арабское население: арабов просили покинуть морское побережье и подняться в горы, чтобы не создавать трудностей вторжению арабских армий. Еще до официального провозглашения государства Израиль - англичане еще властвовали в Эрец-Исраэль — более 200 тысяч арабов покинули побережье.
Подстрекателями были местные лидеры. Монсеньор Джордж Хаким, который был тогда греко-католическим епископом Галилеи и наиболее авторитетной фигурой христианской церкви в Эрец-Исраэль, в интервью бейрутской газете "Цдеаль-жануб" 16августа 1948 года сказал так:
"Беженцы были уверены, и их официально поддержали в этой уверенности, что уходят они ненадолго и скоро, через неделю-две, вернутся. Их лидеры обещали им, что арабские армии в два счета уничтожат сионистские банды' и нет никакой опасности, что они уходят надолго".
Эти факты были всем известны. Лондонский еженедельник "Экономист" сообщил недвусмысленно и по-
деловому 2 октября 1948 года:
"Из 62 000 арабов, живших в Хайфе, осталось не более 5 000-6 000. Различные факторы повлияли на их решение обеспечить себе безопасность бегством... Несомненно, главной причиной были декларации и
воззвания Высшего арабского совета, требующего от арабов покинуть свои дома и хозяйства... Ясно давалипонять, что арабы, которые останутся в Хайфе под властью евреев, будут рассматриваться как изменники".
Вот слова арабской радиостанции Ближнего Востока, вещавшей с Кипра (3 апреля 1949 года):
"Мы должны помнить, что Высший арабский совет поддерживает уход арабов, проживающих в Яффо, Хайфе и Иерусалиме".
Главный арабский пропагандист в то время, секретарь Лиги арабских стран в Лондоне Эдуард Атия, пытаясь дать этим событиям разумное объяснение, писал в книге "Арабы" (Лондон, 1955):
"...Это всеобщее бегство явилось большей своей частью выражением веры арабов в широковещательные сообщения и призывы совершенно лишенной чувства реальности арабской печати и в безответственные выступления некоторых арабских лидеров, обещавших, что в течение короткого времени евреи будут разбиты армиями арабских стран, и арабы Палестины смогут вернуться на свою землю..."
А вот что писал в своей книге "Новая звезда на Ближнем Востоке" (Нью-Йорк, 1950) Кеннет Билби,
американский корреспондент, работавший в Израиле во время войны 1948 года и позднее:
"Бегство арабов, во всяком случае в начале, поддерживалось большинством арабских лидеров, таких, как Хадж Амин аль-Хусейни, пронацистски настроенный иерусалимский муфтий, и всем Высшим арабским
советом в Эрец-Исраэль. Первую волну поражений арабов они считали временным явлением. Если арабы убегут в соседние страны, это заставит народы этих стран сделать большее усилие в поддержку вторжения. А когда оно завершится, беженцы смогут вернуться в свои дома, да еще присвоить имущество евреев, сброшенных в море".
После войны лидеры арабов Эрец-Исраэль пытались сделать все возможное, чтобы их подопечные забыли о призывах к уходу из Эрец-Исраэль начала весны 1948 года. Теперь они сами обвиняли лидеров вторгшихся арабских стран в том, что те поддержали клич к бегству, брошенный арабским советом.
Еще до окончания войны, 6 сентября 1948 года, в интервью лондонской газете "Дейли Телеграф" в Бей- руте Эмиль Гури, секретарь Высшего арабского совета, который представлял официальное руководство арабов Эрец-Исраэль, сказал:
"Не хочу никого обвинять, хочу лишь помочь беженцам. Положение, в котором они оказались, - непосре-
дственный результат действий арабских стран, выступивших против разделения и создания еврейского государства. Арабские государства единодушно согласились с этой политикой, и они обязаны участвовать в решении проблемы".
Оглядываясь назад, иорданская газета "Фаластын"
писала 19 октября 1949 года:
"Арабские государства поддерживали арабов в их решении временно оставить дома, чтобы не мешать
вторжению арабских армий".
Нимер аль-Хавари, командир молодежной организации арабов Эрец-Исраэль, цитирует в своей книге
"Тайные причины катастрофы" (Нацерет, 1952) слова премьер-министра Ирака Нури Сайда:
"Мы разгромим эту страну с помощью нашего оружия и сотрем с лица земли любое место, в котором захотят спрятаться евреи. Арабы должны переправить своих жен и детей в безопасные районы до окончания боев".
Столь же откровенно писал 8 июня 1951 года пресс-атташе Лиги арабских стран Хабиб Исса в ежедневной ливанской газете "Аль Хода", выходящей в Нью-Йорке:
"Генеральный секретарь Лиги арабских стран Азам Паша заверил арабов, что захват еврейских земель и оккупация Тель-Авива будет просто военной прогулкой... Он подчеркнул, что арабские армии уже стоят на границах и что миллионы, которые евреи вложили в экономическое развитие, станут легкой добычей арабов, ибо дело стоит за немногим: сбросить евреев в Средиземное море... Арабам Палестины дали братский совет:
оставить дела, земли и имущество и ждать своего часа в соседних братских странах, пока арабская артиллерия не сделает свое дело".
В 1952 году Высший арабский совет в коммюнике, направленном Лиге арабских стран, выступил с резкими нападками на арабских лидеров (опубликовано в Каире):
"Некоторые из арабских лидеров в арабских столицах возвещали, что они благословляют эмиграцию арабов в соседние страны до момента полного захвата земель Палестины. Многие из арабов были обмануты этими воззваниями. Для арабов, решивших покинуть дома, было естественно найти временное убежище на землях соседних арабских стран и находиться вблизи родных мест, чтобы иметь с ними связь до того момента, когда настанет час возвращения, о котором, не скупясь на обещания, говорили им ответственные лица в арабских странах. Многие были уверены, что этот час настанет вот-вот, буквально сегодня".
Наиболее откровенными были слова одного из беженцев:
"Арабские правительства сказали нам: уходите, чтобы мы могли войти. Так мы и ушли. Но они не вошли."
("Ад Дфаа", ежедневная иорданская газета, 6 сентября 1954 года).
Через четыре месяца после начала вооруженных выступлений местных арабов и за месяц до организо-
ванного вторжения семи арабских стран на территории, которую ООН отвела еврейскому государству, еще оставалась половина арабского населения. И тут началось настоящее бегство. Часть населения была охвачена паникой. Села наполнились слухами об "ужасных жестокостях" евреев, особенно после боя в селе Дир-Ясин около Иерусалима. Это село было базой арабских сил, которые постоянно угрожали движению еврейского транспорта по шоссе Иерусалим — Тель-Авив. Дир-Ясин пытались взять приступом силы Эцела и Лехи, но село удалось захватить только после восьми часов упорного боя и с помощью пришедших на помощь броневиков Палмаха. Фактор неожиданности еврейские силы упустили, и арабы сражались за каждый дом. Евреи потеряли треть своих сил убитыми и ранеными, 40 человек из 120. Арабы, забаррикадировавшись в домах, не вывели оттуда членов своих семей. Поэтому среди убитых были женщины и дети.
Арабские лидеры не замедлили воспользоваться такой возможностью. Миру сообщили воспламеняющую воображение весть о "резне", и она облетела все английские газеты. Общепринятая "ортодоксальная" версия случившегося до сих пор верно служит врагам Израиля и антисемитам.

Я коснулся истории "дир-ясинского навета" в книге "Огненные дни" (Тель-Авив, 1966; Лондон, 1968). Сионистский истэблишмент в 1948 году в желании очернить инакомыслящее подполье поддержал этот навет. Спустя годы министерство иностранных дел Израиля в сообщении "Дир-Ясин", опубликованном 16 марта 1969 г., сняло обвинения. До этого, в пятую годовщину боя, 9 апреля 1953 г., очевидец-араб Юнее Ахмад Асад из Дир-Ясина писал в иорданской ежедневной газете "Аль-Урдун":
"Евреи вообще не собирались нападать на жителей села, но вынуждены были это сделать после того, как наткнулись на перекрестный массированный огонь, в результате которого погиб командир группы".

Английский офицер генерал Глабб Паша, который до 1948 года много сделал для создания арабского
легиона, писал 12 августа 1948 года в лондонской "Дейли мейл":
"Арабские граждане были охвачены паникой и повели себя позорно. Часто села оставлялись задолго до того, как до них докатывалась война".
Беженец из Дир-Ясин Юнее Ахмад Асад писал в газете "Аль-Урдун":
"Арабы из других сел бежали не из-за боев, а из-за рассказов арабских лидеров об ужасах, которые те
распространяли, чтобы усилить в арабах желание мстить евреям".
Еще четверть миллиона арабов оставили территорию государства Израиль в конце весны и в начале лета 1948 года.
* * * *
Всюду, где была возможность, евреи старались предотвратить бегство арабов. Епископ Галилеи Хаким подтвердил секретарю Американского христианского палестинского совета Карлу Бару тот факт, что "арабы Хайфы бежали несмотря на то, что еврейские местные власти гарантировали им безопасность и права как гражданам Израиля" (30 июня 1949, газета "Нью-Йорк геральд трибюн").
События более детально освещены в отчете от 26 апреля 1948 года штаба британской полиции в Хайфе главному управлению в Иерусалиме:

"Евреи стараются всеми силами убедить арабских жителей остаться, продолжать нормальную жизнь,
открывать магазины и конторы, ничего не бояться..."
Усилия были напрасными....

... арабы — единственный народ, чьи беженцы - результат его собственной агрессивности. Более того, эта агрессивность была направлена против решения ООН. Арабы — единственный народ, который созна-
тельно превратил часть своих сынов в беженцев, чтобы добиться уничтожения другого народа.
Для арабского народа с его гигантскими территориями и ресурсами не было большой проблемы абсорбировать 400 000 арабов, покинувших земли Эрец-Исраэль. Даже устройство миллиона беженцев не было бы проблемой.
И, действительно, подавляющее большинство из них абсорбировалось. Кувейт, обладающий легендарными богатствами, устроил большое число беженцев и не меньшее количество эмигрантов, приехавших из Иудеи и Самарии еще в годы иорданского контроля над частью западной Эрец-Исраэль в 1948-1967 годы.
С другой стороны, западные политики закрыли глаза на тот факт, что арабские государства после неудачной попытки уничтожить государство Израиль при его рождении, изгнали большое число евреев со своих территорий. Из 900 000 евреев, которые были изгнаны, а их имущество было конфисковано, Израиль принял и абсорбировал около 750 000.
Все эти евреи были рядовыми гражданами, многие происходили из семей, поселившихся здесь за сотни лет до их арабских гонителей. Главная этническая черта общности, которая сейчас называется Ближним Востоком, и северного побережья Африки, — еврейская жизнь, продолжающаяся здесь более двух тысяч лет. До возрождения государства Израиль на этих территориях проживало около миллиона евреев. Арабские пропагандисты уверяют, что арабы хорошо относились к "своим" евреям. Это неправда. Отношение арабской власти к евреям было ужасным. Но, конечно же, гонения и преследования до 1948 года не идут ни в какое сравнение с тем, что случилось с евреями этих стран после 1948.
В: каждой стране агония протекала по-своему. В Йемене (где евреи жили 2 600 лет) многие поколения
евреев были гражданами второго сорта в примитивном средневековом обществе. Ограничения, неравенство и унижение длились со времен средневековья, которое в Йемене и до сих пор не закончилось. Евреи не были изгнаны в 1948, но угроза их безопасности была столь велика, что в 1949 году Израиль организовал выезд всей Общины в Израиль, при пассивном согласии властей Йемена. Евреи прибыли во временный лагерь - автобусами, пешком, на ослах — со всех уголков Йемена.
Затем сорок восемь тысяч человек, в большинстве иссохших, страдавших хронической болезнью глаз,
перевезли на самолетах в Израиль. Операцию назвали "Ковер-самолет".
В остальных арабских странах дела приняли более жестокий оборот. 1948-1960 годы были черным периодом в жизни еврейских общин арабских стран. Унижение и дискриминация были нормой повседневной жизни евреев, за этим последовали насилие, грабежи, убийства, затем закрыли границы, чтобы помешать их бегству, затем неожиданно открыли, чтобы бегство было паническим, с пустыми руками, куда глаза глядят. Так поступили Ирак и Египет, с которыми Запад иногда обращается как с цивилизованными странами.
Антиеврейские меры в Ираке можно сравнить лишь с акциями нацистов в 1930-х годах: обыски, вандализм, изъятие имущества, насилие и шантаж, часто после освобождения из тюрьмы — новый арест и угрозы. Эти "процессы в рамках законности" совпали с провозглашением закона о смертной казни в мае 1948 года.
Двумя месяцами позже сфера применения закона была расширена, слово "сионист" было добавлено к списку основных преступлений. Достаточно было свидетельства двух мусульман, что кто-то сочувствует сионизму, и этого человека ждала виселица. Террор шел в ногу со временем: в одну ночь евреев выгнали со всех должностей, врачам-евреям запретили лечить, школы и университеты были "очищены" от евреев, жестоким гонениям подвергались еврейские купцы и банкиры.
Два года преследования не прекращались. Было объявлено, что любой еврей, который хочет уехать
из Ирака в Израиль, подлежит смертной казни.
Неожиданно в марте 1950 года иракский парламент принял закон, разрешающий евреям покинуть страну при условии, что они отказываются от иракского гражданства, оставляют имущество (формально оно остается за ними), берут с собой лишь небольшую сумму денег. В марте 1951 года почти все 130 000 иракских евреев уехали из страны, и их собственность была конфискована.


* * * *


В Египте до мая 1948 экономическим и другим репрессиям подвергались не только евреи, но и все
меньшинства и иностранцы. Однако больше других страдали евреи. Был принят закон, позволяющий правительству конфисковывать имущество человека, чье поведение "угрожает безопасности государства". В основном это касалось евреев. На улицах Каира начались аресты, затем погромы, грабежи и убийства. Выезд был запрещен, а в августе 1949 границу внезапно открыли. Гонения
приняли наиболее жестокие формы с приходом к власти Насера.
Международная конференция еврейских организаций в 1957 году описывает, как подталкивали евреев покинуть Египет:
"Большое число евреев получило предписание на выезд, угрозами их заставили подать просьбы на выезд. Сотни спасшихся свидетельствовали, что их в наручниках везли из тюрем и лагерей на корабли. Чтобы нейтрализовать протесты международной общественности, у всех изгоняемых были отобраны документы и каждого заставили подписать документ, что он уезжает по доброй воле. Все имущество у жертв в этой варварской акции было отобрано".
До 1960 года из Египта уехало 80% из 85 000 евреев, они бросили большую часть своей собственности.
Многие из оставшихся покинули Египет до Шестидневной войны и совсем небольшое число — после войны. Израиль абсорбировал около 50 000.
С различной степенью жестокости из арабских стран было изгнано 900 000 евреев — это вдвое больше, чем число арабов, покинувших Эрец-Исраэль в 1948 году. 700 000 из них абсорбировались в Израиле. Большинство, если не все, прибыло без всякого имущества. Их собственность, которая не идет ни в какое сравнение с имуществом, оставленным арабами Эрец-Исраэль, обогатила государства, изгнавшие их.
Могли бы Орвелл или Кафка описать эту чудовищную фикцию, называемую "проблемой арабских беже-
нцев"?

Еврейское присутствие в Эрец-Исраэль

Для арабских правителей и их неарабских преемников Эрец-Исраэль была полем битв, коридором, укре-
плением, а жители ее — источником получения налогов, иногда людской силой в бесконечных войнах. Здесь не возникла нееврейская культура. В начале арабского периода поддерживалась эмиграция арабов в страну, а впоследствии им давались еврейские земли. Но население осталось, как и прежде, пестрым в этническом отношении. Когда крестоносцы пришли в Эрец-Исраэль после 460 лет мусульманской власти, арабской и неарабской, они нашли здесь население, говорящее по-арабски,
но состоящее из десятков различных этнических групп (включая евреев и друзов) и принадлежащее к пяти
различным течениям ислама и восьми — христианским.
"С падением династии Омейядов ... пал арабизм, но ислам продолжался". Персы и турки империи
Аббасидов, варвары и египтяне империи Фатимидов вообще не интересовались этой заброшенной про-
винцией. пытаясь только выжать из нее что-нибудь для казны и армии империи.
Так же к ней относились мамлюки, пришедшие к власти в 1250 после периода господства христиан-
крестоносцев. Административное деление территории Палестины как части завоеванной империи менялась в связи с обстоятельствами. Жителей воспринимали как объект для эксплуатации и относились к ним со смешанным чувством враждебности и равнодушия. Несколько арабских кланов участвовали в частых междоусобных распрях мамлюков. Но никакой власти, никакого влияния у арабов не было, к ним относились как к местному населению захваченной страны.
Их положение не улучшилось под властью Османской империи. Мусульманская религия не дала арабам никаких привилегий и никакой власти. Османские властители заменили арабский язык турецким - официальным языком империи. За исключением коротких периодов арабы Эрец-Исраэль испытывали к своим турецким правителям ненависть, которая, вероятно, была чуть слабее их ненависти к евреям, платившим более тяжкиеналоги.
Вместе с тем, арабы сыграли особую роль в одной сфере жизни Эрец-Исраэль:они внесли большой вклад в опустошение страны. После арабских, турецких, персидских, египетских династий, ведущих между собой войны, после крестоносцев, монгольского нашествия или нашествия Хорезма, они довершили дело своими распрями, войной между кланами. Помогли в этом и набеги арабов-бедуинов из соседних районов пустыни. Есть сведения, что такие набеги, причина которых была в хронически тяжелом экономическом положении этих племен, происходили уже в византийский период. 1 500 лет они уродовали лицо Эрец-Исраэль. В последний период правления Аббасидов и во времена Фатимидов грабежи и разбой бедуинов усилились, и территория к востоку от Иордана превратилась в пустыню.
С 13 века, с приходом мамлюков, разрушение продолжалось. Еще более насыщенным был в этом отношении период правления османских властей. Набеги бедуинов, грабящих скот, забирающих урожай, делали невыносимой жизнь крестьянина. Из бедуинских стоянок, разбросанных по окраинам страны, совершались набеги на путешественников, на купеческие караваны и группыпаломников.
В 1785 граф Волни так описал сельский пейзаж Эрец-Исраэль:
"Крестьяне постоянно вторгаются на соседние участки, воруя жито, сорго, чеснок, оливы, уводят овец, коз, верблюдов. Турки, которые вообще не отличаются умением наводить порядок, здесь дают грабителям полную волю; бедуины, чьи стоянки разбросаны по низменности, находятся с турками в постоянной войне, и крестьяне используют это, чтобы проявить сопротивление властям и досадить друг другу, повинуясь слепому капризу или выгоде. Полный хаос, еще более страшный, чем деспотизм в других местах, разруха, которую влекут за собой войны разных группировок, делают эту часть Сирии [Палестину] невыносимой для жизни... Эта часть Сирии наиболее беззащитна перед набегами арабов из пустыни"
В исторических сочинениях или описаниях путешес-твий христиан, мусульман или евреев не найти даже
намека на исторически сложившуюся привязанность арабов к Палестине. В десятом веке арабский писатель Ибн Хукал сказал: "Никто не думает о восстановлении страны, никто не думает о ее нуждах". Это была весьма сдержанная оценка продолжавшегося столетиями процесса разорения страны. Нет также смысла обвинять во всем горстку арабов, которые были только одним из бесчисленных племен, живших в Эрец-Исраэль", всего лишь униженными местными жителями. Власть из далекого Константинополя протягивала свою длинную руку за их сыновьями, местный откупщик выпивал из них кровь, надо было остерегаться жителей соседнего села, враждебного клана, или воевать с ними, что приносило гибель и разруху обеим сторонам. Кочевники-бедуины выкорчевывали их оливковые деревья, уничтожали урожай, забрасывали колодцы камнями, разрушали хранилища воды и пищи, воровали скот. Иногда бедуинов призывали в союзники, когда начиналась распря с соседним селом".
Так жили здесь до середины 19 века. Сотни лет такой жизни превратили страну в пустыню - ни деревца,
несколько маленьких городков. Малярийные болота покрывают когда-то плодородные северные долины. В прошлом цветущий Негев тоже стал пустыней. К тому же, страна почти безлюдна.
Никогда не существовала нация "палестинских арабов". Для арабского народа в целом никогда не суще-
ствовало такого понятия, как Палестина. Для живущих по соседству это было место, которое можно грабить и разрушать. Малочисленные ее жители, конечно, были привязаны к своему селу (а воевали с соседним), к своему клану (который боролся за право сбора местных налогов), и даже к своему городу. Но никакого осознания связи с этой землей у них не было, и даже городские жители, если и слышали о ней как о стране, то только от евреев, с которыми они сталкивались".
Ощущение большинства людей, посетивших страну в 19 веке, что страна ждет возвращения своих законных хозяев, возникло еще и из-за безразличия к ней арабов. За 1 200 лет жизни здесь они построили в 8 веке один - единственный город Рамла — центр второстепенной провинции. Исследователи 19 века, начиная с археолога Эдварда Робинсона, работавшего в Эрец-Исраэль в 1838, обнаружили, что сотни казалось бы арабских названий мест, сел — это, на самом деле, переводы на арабский древнееврейских имен — библейских или талмудических. У арабов не было даже собственного названия страны, на которую они сейчас претендуют. "Фаластын" — это не что иное, как арабская версия слова "Палестина", имени, которое дали стране римляне,стараясь стереть из исторической памяти еврейское "присутствие".
Известный ученый сэр Джордж Адам Смит писал в 1891 в своей книге "Историческая география Святой земли":
"Национальный принцип обязывает выдворить их [турок]отсюда. Нет никакой другой культуры, способной занять место турецкой, кроме еврейской, евреи ... дали этой стране то, что впоследствии стало мировой ценностью".
Такое однозначное заключение не вызвало никаких протестов. Это была простая и четкая констатация
несомненного и неоспоримого факта. Открытие арабами Палестины произошло много лет спустя. Шмуэль Кац
Земля раздора. (книга полностью) http://www.rjews.net/gazeta/Lib/Zemlia/zemlia0.html

Объявления и мероприятия

Прекрасный Израиль