МАОФ
главная страница      Наши друзья     Александр Богуславский
 

I. КАЛЕНДАРНЫЕ ДАТЫ

1. Рождение государства
Александр БОГУСЛАВСКИЙ

Газета "Вести - Север", 8.05.1997.
Газета "Моледет", вып. 42, 1998.

В мае 1945 г. антигитлеровская коалиция праздновала победу над врагом. На стороне коалиции активно воевали 1.5 млн. евреев (в том числе 500 тыс. в войсках СССР), 350 тыс. евреев пали в боях (в том числе 200 тыс. - на советско-германском фронте), многие десятки тысяч евреев были награждены за проявление доблести на фронте и в тылу.

Но евреи были в положении приживалки среди празднующих победителей. Окружающие с разной степенью злорадства или (в лучшем случае) снисходительного сочувствия напоминали им об этом. Позади была Катастрофа (возможность которой когда-то отказывалось принимать сознание), впереди - ее духовные и практические последствия.

Больше не оставалось места для многих приятных иллюзий. И в этой обстановке все громче зазвучали новости из Палестины. Многие евреи (где - открыто, где - тайком) заглядывали в географические справочники, глотали сведения, сопереживали.

А в Палестине новое, лейбористское правительство Англии продолжало политику консерваторов. Массовый въезд еврейских беженцев из Европы запрещался, амбиции созданной Черчиллем в марте 1945 г. Лиги Арабских государств поощрялись, в пунктах с незнакомыми прежде названиями (Хайфа, Тель-Авив, Нетания, Акко и др.) - эксцессы, слежка, обыски, аресты, позднее начались казни еврейских подпольщиков.

Президент США Трумэн добивался от Англии допуска в Палестину 100 тыс. евреев. Расследовавшая эту возможность англо-американская комиссия в апреле 1946 г. подтвердила ее реальность. Но английский премьер-министр Эттли потребовал прежде разоружить еврейских подпольщиков. А эксцессы, репрессии, нелегальная алия продолжались.

Тем временем Молотов добивался от ООН мандата для СССР на правление Триполитанией. Но арабские шейхи дружно заявили, что не хотят быть под властью безбожников-большевиков. И когда в апреле 1947 г. по просьбе Англии, ослабевшей и нуждавшейся в поддержке извне, собралась сессия Генеральной Ассамблеи ООН для обсуждения палестинской проблемы, СССР и его сателлиты заняли просионистскую позицию. Снова дебаты, грозные заявления арабских политиков и прессы, создание комиссии... 29 ноября 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН принимает решение (33 голоса против 13) о разделе Палестины, евреям причитается 14.1 тыс. квадратных километров из 26.3 тыс. Арабы угрожают, Англия умывает руки (сочувствуя арабам); ясно, что войны не миновать, и эта война определит судьбу решения о создании еврейского государства после двухтысячелетнего рассеяния евреев.

В декабре 1946 г. в Базеле на 22-м Сионистском конгрессе Бен-Гурион был назначен руководителем Отдела обороны. Еще в 1945 г. он предпринял первые меры по вооружению подпольных формирований. Летом 1947 г. Бен-Гурион поставил перед своим окружением задачу - подготовиться к войне с армиями арабских государств.

Назавтра после решения ООН в Палестине начались погромные акции. Через несколько дней Иерусалим, Негев, изолированные еврейские поселения (Гуш-Эцион, Иехам и др.) оказались в блокаде. В декабре 1947 г. США ввели эмбарго на продажу оружия для еврейского ишува. В следующем месяце Голда Мейерсон (с 1956 г. - Меир) прилетела в США собирать пожертвования на оборонные закупки и собрала 50 млн. долларов.

Тем временем уполномоченные Бен-Гуриона Эхуд Авриэль и Йегуда Арази сумели осуществить массированные закупки оружия.

К началу апреля 1948 г. ишув потерял 900 человек убитыми, покидавшие страну англичане передавали оставляемые позиции преимущественно арабам, блокада создала в Иерусалиме тяжелый голод. Англичане, не выполнив решения ООН о предоставлении евреям с 1.02.1948 г. морского порта для ввоза продовольствия и иммигрантов, согласилась, однако, не мешать Хагане силой прорвать блокаду Иерусалима. В начале апреля была проведена эта операция (кодовое название - "Нахшон"), успеху которой способствовала удача в нелегальной доставке оружия по морю и воздуху. Иерусалим смог благодаря временному прорыву блокады выстоять в дальнейших испытаниях.

Весной проявились зловещие симптомы изменения американской позиции: США решили отказаться от готовности провозгласить еврейское государство к моменту запланированного ухода Англии из Палестины (15 мая 1948 г.). 8.05.1948 Моше Шерток (Шарет) беседовал с госсекретарем Джорджем Маршаллом, выдерживая сильное давление; 11.05.1948 Шерток вернулся. Тайные контакты с президентом Трумэном позволили в дальнейшем нейтрализовать госдепартамент.

12.05.1948 - решающее заседание Народного правления, длившееся 11 часов. Прения, голосование; 6 голосами против 4 постановили провозгласить государство.

14 мая 1948 г. в 16.00 состоялась длившаяся 37 минут церемония провозглашения еврейского государства, названного Государство Израиль! По еврейскому календарю этот день - 5 ияра 5708 года.

Назавтра предстояло встретить вторжение арабских государств, десятков миллионов против 650 тысяч.

У Бен-Гуриона была привычка вести подробный дневник. В этот день, описывая впечатления от мужчин и женщин ишува, хладнокровно и уверенно занимавшихся своими делами, он заметил: "Эйле яамду" - "Эти - выстоят".

2.Пасхальные подробности или мнения со стороны
Александр БОГУСЛАВСКИЙ

Газета "Вести - Север", 1.05.1997.
Газета "Моледет", вып. 38, 1997.

Популярнейший из английских военачальников Второй мировой войны фельдмаршал Бернард Лоу Монтгомери (доброжелательная кличка - Монти; виконт оф Аламейн - титул, присвоенный королевским указом по названию места важнейшей победы) писал в своих мемуарах, что, по его мнению, есть три величайших полководца истории: Наполеон, Кромвель, Моисей.

Сын протестантского епископа с острова Тасмания, глубоко религиозный человек, вызывающе громко молившийся на людях, Монтгомери хорошо знал Библию. А будучи профессионалом экстра-класса, он мог давать авторитетные оценки описанным там военным событиям.

Моисей вывел из Египта народ, за столетия рабства потерявший волю к свободе и самозащите, лишившийся необходимых навыков и самоуверенности. Великий вождь, любивший свой народ и исполненный сознания ответственности за него, Моисей отнюдь не идеализировал евреев. Он без иллюзий видел их недостатки и пределы возможностей. Сочетая терпение, умение впечатлять и суровость, Моисей делал нацию дисциплинированной, стойкой и умелой. Постоянно прижатый требовательным вождем к пределу своих возможностей, еврейский народ одержал ряд побед над более слабыми противниками, привыкнув к военным успехам. Так, осуществив длительное массовое перевоспитание (сопровождавшееся сменой поколений), Моисей через сорок лет привел на берег Иордана сильный, самоуверенный народ, готовый завладеть землей Ханаанской.

Монтгомери был чуток к моральному состоянию своих войск, проявляя при этом крайнюю требовательность в вопросах дисциплины и боевой подготовки. Его операции были почти непрерывной цепью побед, достигнутых методичным созданием численного превосходства над противником с последующей грамотной реализацией его.

Действия Монтгомери сопровождались чувством реальности и трезвой оценкой в сопоставлении качеств своих войск и войск противника. На вопрос, почему он не проводит такие эффектные операции, как его противник Роммель, Монтгомери отвечал: "Уровень зрелости моих войск ниже, чем у противника. Поэтому я не могу позволить себе такие дерзкие маневры, какие осуществлял Роммель".

Ну, чем не ученик Моисея!

***

Легендарная немецкая разведчица при жизни была известна лишь по прозвищу "фрау доктор". Когда в 1918 г. Германия капитулировала, разведчица успела покинуть Антверпен (там была ее база) до вступления туда войск Антанты. Только в 1954 году английское журналистское расследование выявило ее биографические подробности и подлинное имя: Элизабет Шрагмюллер (1886 - 1940); она была уроженка Рура, дочь деревенского бургомистра, специалист по политэкономии. Диссертацию она защитила перед войной, а в 1914 году добилась разрешения участвовать в войне. Ее направили в военную цензуру, где анализом писем она выявила вражеский шпионаж. По рекомендации главы оккупационной администрации в Бельгии генерала фон-Безелера Э. Шрагмюллер присвоили офицерское звание (единственная женщина - офицер в кайзеровской армии!) и ввели в руководство антверпенским разведцентром, где она также преподавала.

После войны Э. Шрагмюллер была лектором (иногда - по своей секретной специальности), была не в ладах с гитлеровским режимом, умерла в одиночестве.

В созданной Э. Шрагмюллер системе подготовки разведчиков она поместила важное наставление: читать и перечитывать Библию. При этом особое внимание следует уделить организации разведслужбы Моисеем. Попутно заметим, что комментаторы почтительно отзывались о квалификации Элизабет Шрагмюллер как мастера разведки.

***

Евреи из бывшего СССР, как правило, и не знают свою древнюю историю, и склонны скептически относиться к положительным мнениям о нашей истории, исходящим из своей среды (дескать: "квасной патриотизм"). Представляется желательным упоминать такие мнения авторитетов из других народов, на чью культуру Библия оказала большее влияние, чем обычно у нас представляют.
 
 

3. Личная метаморфоза и судьба (ко дню рождения Моше Даяна) (20 мая  1915 г.)
Александр БОГУСЛАВСКИЙ

Газета "Вести - Север", 6.03.1997.
Газета "Моледет", вып. 37, 1997.

Лейтмотив арабской пропаганды после Шестидневной войны: "Мы проиграли сражение, но не войну". Практика арабов (и их могущественных покровителей) соответствовала этим словам.

Знание действительности и всемирного опыта обязывало руководство Израиля к собственной долгосрочной ориентировке в стратегии и политике. Поначалу так и было. Но надолго ли хватило?

Еще в 1957 г. после Синайской компании (то есть 2-ой арабо-израильской войны) Моше Даян высказался так: "Мы готовы воевать против арабов в третий, четвертый, седьмой и восьмой раз".

Позднее Ципора Шарет (жена Моше Шарета, отличавшегося "голубиностью" и потому конфликтовавшего с Бен-Гурионом) жаловалась детям в Лондон: "То, что происходит сейчас здесь, трудно объяснить с точки зрения логики... Все это происходит из-за влияния на Старика Моше Даяна, которому нужна только война".

Хаим Бар-Лев, начальник израильского Генерального штаба во время Войны на истощение (уже 4-ой войны, 1968-9.08.1970), вторил Даяну: "Пусть никто не надеется, что мы устанем: нервы у нас - стальные".

Тогда же Даян заявлял: "Лучше Шарм эль-Шейх без мира, чем мир без Шарм эль-Шейха". В ту пору личность Моше Даяна была вдохновляющим символом побед Израиля, его авторитет был огромен.

Для советской политики и пропаганды (до Шестидневной войны почти не замечавшей Даяна) все случившееся было ошеломляющим и озлобляющим сюрпризом. Теперь Даяна демонизировали. Помню ленинградский эпизод по месту работы. В конце зимы 1969 г. на открытом партсобрании (то есть в присутствии всех сотрудников института) о новостях говорил инструктор райкома: "Смерть Эшколя, товарищи, нас не должна особенно радовать. Вот если бы Даян умер!!! Даяном, товарищи, в арабских странах детей пугают!"

К осени 1973 г. из эфира пришли озадачивающие новости. Даян говорил о себе: "Я теперь не такой, каким был молодым командиром. Я уже не считаю, что победа - это счастье: ведь за нее приходится платить жизнями наших людей". И далее: "Ради мира охотнее я готов отдать Эль-Ариш, чем Хеврон". Спрашивалось: что это значит и зачем это?

Изолированные от Израиля, мы не знали, что Даяном уже изобретена "концепция", согласно которой арабы еще ряд лет будут неспособны воевать против Израиля, так что можно поменьше тратить деньги и усилия на оборону. Военная разведка с преступной готовностью "подгоняла" информацию в соответствие с "концепцией".

Инерция прежних представлений о Даяне исчезла не сразу. В первый вечер войны Судного дня русскоязычный обозреватель Би-Би-Си Анатолий Максимович Гольдберг в его привычно-нудной манере твердил в эфир: "Министр обороны Израиля Даян знает свое ремесло". Три дня спустя (после телевыступления Аарона Ярива) всем уже стало ясно: Даян теперь "не тот".

Он еще тосковал о реванше, пытался на что-то повлиять... - бесполезно.

***

Победы Даяна-полководца были счастьем для всего еврейского народа, его неудачи, наоборот, были трагедией для всех евреев. Что за метаморфоза ("перестройка") произошла с личностью Даяна, драгоценной для всего еврейского народа?

Он жил и действовал в окружении оппортунистов, интеллектуальные и моральные данные которых не соответствовали задачам национальной обороны. А важность этих задач тогда умалялась соображениями политической карьеры - надвигались парламентские выборы. Объективно требовалось соревноваться с окружением в пошлом популизме. Попутно присутствовал феномен обратного воздействия пропаганды.

У этой метаморфозы были субъективные причины. Вот что Даян говорил о себе: "Я - простой парень из Нахалала"; близкие Даяну люди подтверждали, что так оно и есть. Возвыситься над окружающей действительностью во всем он не смог.

Наполеон утверждал: "На поле битвы быстро стареют". При Ватерлоо ему было 46 лет, Даяну в 1973 г. было 58.

***

Напрашиваются вопросы: куда объективно ведет сама внутренняя логика таких метаморфоз? чем кончают и сами лидеры, и доверившееся им общество?

Естественные ответы:

1) сама внутренняя логика таких метаморфоз ведет в лучшем случае к серьезным бедствиям (в худшем - к катастрофам);

2) обществу необходимый иммунитет от этих бедствий может дать только обретение им политической зрелости

***

Вальтер Скотт завершил "Айвенго" цитатой из поэмы "Тщета человеческих желаний" (1749 г.) английского автора Сэмюэля Джонсона, оканчивающейся строками о шведском короле Карле Двенадцатом:

И в грозном имени его для нас
Урок и назидательный рассказ

При всем несходстве личностей, эпох и биографий такие строки уместны и здесь.
 

4. Друг
Александр БОГУСЛАВСКИЙ

Газета "Вести - Север", 27.03.1997.

Газета "Моледет", вып. 37, 1997.

Друг (Ха-йедид) - под этим прозвищем вошел в военную историю Израиля Орд Чарльз Вингейт. Он погиб в авиакатастрофе в ночь на 25 марта 1944 г. Календарь дает повод вспомнить о нем.

Он родился в 1903 г. Шотландец по происхождению, британский офицер, член религиозной христианской секты ("Плимутское братство"), Вингейт был воспитан на Библии, и евреи были для него прежде всего народом Библии.

Вингейт начал военную карьеру в 1932 г. в Восточной Африке. Человек большой силы воли, обширных умственных интересов и разнообразных способностей, спортсмен и физиолог - он посвятил себя будущим войнам с завидной целеустремленностью и образцовым чувством долга. Необычное расширение физических возможностей человека и изощренность в использовании научно-технических достижений для задач будущей войны занимали его по особенному.

В 1936 г., после начала арабского мятежа в Палестине, туда был переведен капитан Вингейт, где его обязали готовить из людей Хаганы вспомогательную еврейскую боевую силу. Будущие прославленные израильские военачальники - Игаль Алон и Моше Даян - оказались питомцами Вингейта. Мнения и практика Вингейта благотворно сказались на формировании зародыша еврейских вооруженных сил, а сам он проникся уверенностью в их особом потенциале и блестящих перспективах.

Видный лидер лейбористов Майкл Фут сразу после гибели Вингейта так писал в газете "Ивнинг Стандард":

"Я впервые услышал имя Вингейта в 1938 г. Говорили, что он - яростный спорщик, не считающийся с нормами поведения; фантазер, пропагандирующий свои идеи относительно будущей войны; офицер, имеющий неприличные для профессионального военного увлечения политикой; и, наконец, маньяк, одержимый странными идеями по еврейскому вопросу.

Вскоре мы познакомились. Вингейт оказался прекрасным рассказчиком. Он предсказывал войну, предвидел большую роль, которую в ней могут сыграть взаимодействующие с авиацией подвижные группы специально обученных и оснащенных десантников-диверсантов. Опыт общения с евреями Палестины подсказывал ему, что они наиболее подходят для такой роли; Вингейт мечтал возглавить армию, состоящую из этих евреев, и в грядущей войне защитить ею Суэцкий канал, а еврейскую Палестину превратить в оплот британского влияния на Ближнем Востоке".

Взгляды Вингейта не нравились руководящим британским инстанциям. Осенью 1938 г. он был отстранен от сотрудничества с Хаганой, а в мае 1939 г. переведен на службу вне Палестины. Тогдашняя характеристика в его личном деле содержала такую запись:

"Орд Вингейт - хороший солдат, однако во всем, что касается Палестины, с точки зрения безопасности ему доверять нельзя. Интересы евреев в его глазах более важны, нежели интересы его страны. Не следует давать ему возможность еще раз прибыть в Палестину".

Затем майор Вингейт блестяще воевал в Эфиопии, где был лично награжден негусом, с которым рядом триумфально въехал в Аддис-Абебу (весна 1941 г.).

Боевая карьера уже генерала Вингейта славно продолжалась в Бирме (1943 г.), где американцы считали его единственным из английских генералов, способным успешно воевать в джунглях против японцев.

И в Эфиопии, и в Бирме Вингейт возглавлял сформированные и обученные им партизанские отряды из местного населения. Он умело и успешно заботился прежде всего о моральном состоянии своих партизан (с учетом местной культурно - политической специфики). Суровая и искусная физическая тренировка выработала особую выносливость и дисциплину сна (использующего каждую спокойную минуту). Успешно решалась задача освоения нецивилизованными бойцами современной техники (включая радио).

В Эфиопии Вингейту противостояли десятикратно превосходящие силы итальянцев, в Бирме за его семью отрядами гонялись несколько японских бригад (при том, что не благоприятствовавшее Вингейту командование предоставило ему 28-30 - летних мужчин вместо 18-20 - летних юношей, гораздо более восприимчивых к тренировкам и учебе).

Теперь личное покровительство Черчилля и Рузвельта позволили генерал-майору Вингейту возглавить широкую наступательную операцию в Бирме. Когда приготовления к операции завершились (предполагалось, что после отвоевания Бирмы у японцев Вингейт возглавит силы сопротивления в оккупированной Европе), Вингейт совершил деловой полет в Индию на транспортном "Дугласе". Ночью самолет сбился с курса и врезался в гору. В момент гибели Вингейта его жена Лорна (на 11 лет моложе мужа) получала в английском Королевском обществе награду за этнографические исследования Вингейта в Индии.

***

"Белая ворона" среди английских военачальников, как правило, очень нелюбимый ими, Вингейт посмертно был представлен как символ военных дарований своей страны.

В упомянутом некрологе Майкл Фут отметил:

"У Вингйта было много врагов, но были и верные друзья. Никто из них не воспримет известие о его гибели с такой горечью, как евреи Палестины".

***

Старый русскоязычный еврей - бывший английский политический журналист, с которым недавно случилось поговорить.

- Как теперь в Англии относятся к памяти Орда Чарльза Вингейта? - поинтересовался я.

- Его там теперь просто забыли, - ответил собеседник.

Но нам-то следует его помнить. Между прочим, расположенный чуть севернее Герцлии израильский институт физической культуры называется "Махон Вингейт".
 

 Продолжение