Maof

Monday
May 01st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
(Как закалилась сталь)

Везде повержены враги -
Валяются во прахе.
Они пытались, дураки,
Россию видеть в прахе.
(Как всегда, я сама)

И на пупе могут расти цветы,
Если их обильно поливать.
(И эта глубина – моя)


Нет, не попусту мы мололи языками всё это время, сильный проблеск которого начался с 7 мая 2012 г. Именно об этом дне крупнейший специалист-международник, мой сосед и друг профессор Кравцов-Незванный сказал «Начинается новая Эпоха». Увы, месяц назад, в расцвете своих девяностолетних сил, он откинул Богу душу. 7 мая 2012 г., в окружении меня и считанных мне подобных Спаситель наш предстал перед своими подчинёнными и обещал не покидать нас ещё двенадцать лет как минимум.

Тому, кто способен хоть что-то видеть, стало ясно всё и навсегда. Страна моя встала, чтоб никогда не сгибаться. Вместо всякой глупости, лозунгом теперь у нас есть гордое «Лучше жить стоя, чем умирать на коленях». И это не то, чтобы уже сбылось, но стремительным аллюром наступает, счастливя друзей и сгибая врагов. Да этих-то с каждым днём всё меньше числом, хотя больше общей злостью.

За эти два года стало окончательно ясно в мире, кто есть кто, а кто нет. Нищета и развал окутали Европу и США. Денег нет, свобод таким энергичным, как я – нет, перспектив – тоже никаких. Не случайно так усилился поток беженцев оттуда. Бегут крупные актёры, не выдержав страшных налогов, бегут разведчики, несмотря на огромный риск.

Читатель, вдруг впервые получивший этот манифест, может спросить себя, а тем самым и меня, откуда она всё это знает. Это не ясно только не читавшему моё предыдущее или страдающему расстройством памяти. Но и таким надо помочь. Может, кто-то меня и забыл. Не думаю, что таких много, поскольку уже обрушенный тогда на вас вихрь только глухой мог не заметить. Но и для них опишу далеко не в первый раз свою сложную жизненную историю.

Когда-то давно я была вторым человеком на Украине после первого секретаря её Коммунистической партии. Я заведовала центральной овощебазой Киева, и через меня, т.е. её чёрный ход кормилось, строго по заслугам, всё руководство Украины. Там у меня и Юлька Тимошенко учётчицей работала, и ихний президент сегодняшний, после известного отдыха двукратного, сначала грузчиком был, а затем до кладовщика дорос. Я его как подающего надежды продвигала, и он это хорошо помнит.

А потом пришли смутные времена, кончившиеся ельцинским беспределом. К тому моменту завистники натравили на меня ОБХСС. Я воспользовалась своим муженьком, как вспомню – так вздрогну, по фамилии Шли-Мазл. Он-то меня и уговорил рвануть подальше от милиции в его крохотную по размеру, но просто сверхдержаву по мерзости, странишку. Долго я там не выдержала, и без мужа, как стой, эвакуировалась в Германию, где и числюсь до сего дня. Там я быстро подпольно шла вверх, и поняла, что моё пылкое сердце и ясная голова принадлежат только ему Самому, а также России. Умных и верных, как я, почти нет, и их всегда замечают и быстро продвигают. Вот я и стала, чем есть – главной в тени Самого. Когда Витька стал президентом, он пригласил меня на место Юльки, но я, конечно, отказалась. У меня теперь Родина одна, и я её не меняю.

А дел на Родине совсем не мало. Враги России ещё топорщатся, тщетные, но их час давно прошёл. Фактически, с ними покончено раз и навсегда, но они этого ещё так ясно, как я, не понимают, а потому готовятся нанести смертельный укус, который станет для них последним. Страна наша будет прирастать и хорошеть, и не какой-то там Сибирью, которая и так наша, а стремительно расширяться на Запад, осуществляя успешный «Дранг нах Вестен», как это говорят там, где я для вида живу.

Посмотрите, кто теперь на Западе этом у власти. В США президентом какой-то вечно скрученный сморчок, болтающийся на ходу, так что кажется, прямо на глазах развалится на куски от дуновения своих глупых слов. Он и без перезагрузки сам скоро сплющится. Про Меркелиху я уже не говорю – человек, не способный заработать на приличную собственную квартиру и достойную дачу – кто и что она против нашего Самого? Она даже собак боится, и ещё поэтому в беседах со Спасителем нашим всегда жмётся – боится, что он свою собачку на «переговоры» пустит. Французик – тот с тройкой баб не может разобраться, не то, что страну тянуть. А про других и говорить нечего – плюнуть и растереть, чем мы, окружение Самого нашего, в меру сил, вполне не маленьких, и занимаемся.

Давно не дарила я вам, мои всемирные читатели, свои манифесты – призывы. Надо было победить сначала внутренних врагов, которые из всех щелей повылезали, откуда кто-то наваливал свою клевету, а кто-то лез на болото. Как лез, так там мы ему и помогли потонуть. И теперь лишь макушки и те не торчат – только бульканье видно, которое идёт от того, что они под поверхностью грызутся между собой, что есть сил. А на другое ничего не хватает.

Последняя внутренняя вражья крепость была академия наук. Всё им что-то не то, все норовят ничего не делать, а деньги от Кормильца получают и при этом вякают. Какая ещё нужна человеку свобода, кроме как иметь счастье следовать за Самим? Ясно было, что с академией пора кончать. Мне это рассказал новый учёный, который теперь мне помогает вместо Кравцова-Незванного. Зовут его Ратмир Авессаломович Чебрец. Он огромный учёный в области леса, притом, не только знает всё про отдельные деревья, но и в общем виде, где его как и кому продать. Именно трудности на этом пути и недопонимание ОБХСС привели его в то же местечко, где мы теперь по соседству числимся. Но такого ума, как у Чебреца, я ранее никогда не видела. Он сам есть целая Академия, а как старую кончать и почему – понимал до тонкости. Мы по его плану действовали, и будем идти до её полного конца.

Снаружи главная проблема были Грузия и Украина. Конечно, регулярно в трудности играет Белоруссия, но там люди простые и понятные – дай им, и сам получишь. Ну, мы давалку слегка приоткрыли – и всё прошло опять, как по маслу. Мишку грузинского убрать с дороги было потруднее и дороже – там дело сложнее, не вашего, мои дорогие, ума.

Норовил, разрывая ляжки сразу налево и направо, рвануть в сторону Витька Янукович – весь такой большой из себя, вроде представительный. А как увидел меня, так сразу съёжился, правда, после короткого разговора, который был между нами, после того, как Сам ему и стране его подарок деньгами и прочим отвалил. Но мы заранее понимали – он подарки возьмёт и тут же опять – ляжки разрывать.

Я ему объяснила, что мне есть, что про него сказать. Мы ему ясно прояснили – деньги дадим, но бузу под боком не потерпим. Нам такого уродливого примера не надо. Я Спасителю прямо сказала – с этим майданом надо кончать силой – раз и навсегда. Когда Базой командовала, и Ужгородский обком, и другие из западной Украины кормила. Я их знаю. С ними добром не договоришься, только силой. И каждый уже это сейчас видит. Волк всё в лес норовит, а они к своим ксендзам. Туда им и дорога, но без территории. Она была издавна и будет наша.

А Витьке пришлось прямо намекнуть: не туда шагнёшь – пеняй на себя. Но худо будет, у нас есть, чтоб помочь, не только деньги. А ты держи ляжки вместе. Я тут без деталей, но скажу коротко, обращаясь ко всем, к кому надо, т.е. к довольно многим. Пикните не туда – жалко мне вас. И так будет с каждым, кто покусится на Россию. Поняли, уроды?!

Теперь я на время возвращаюсь назад, в постылую Германию, но с другим чувством. Она для меня уже не место эвакуации, и я от их копеечек – евриков не завишу. Я здесь отдыхаю душой и телом, умственно, продумываю разное без отвлечения. А внешний порядок блюду, Хожу за социалом, хоть могу весь ихний амт - контору в свою прислугу нанять. Но и то правда – лишних три сотни не валяются, а идут мне по праву эвакуированной. Богатый считать умеет.

Мне здесь много и хорошо работается. Я не одна – рядом связь и верные соратники. Не всё могу ещё раскрыть, но намекну только, что происходящее невозможно было бы без, скромно говоря, значительных усилий таких единиц, как я - Груня, столь много уже сделавшая для нашего укрепления, и таких масс, как вы. Движение вперёд невозможно без дальнейших сходных усилий. Надеюсь на вас, а Проня, мой сосед, и Паша, его друг, во всём со мной согласны, и готовы, как всегда, поддержать. Да и Академик Ратмир Авессаломович Чебрец всегда при нас, и за советом не постоит.

24.01.14 Лохдорф, Германия.

См. также