Maof

Saturday
Jun 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Нерациональная ненависть левых опасна для дела сионизма

"Что было, то и будет, что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем" (Экклезиаст)


На этой неделе были годовщины рождения Давида Бен-Гуриона и Зеэва Жаботинского. 88 лет назад, в октябре 1934г., на пике беспрецедентного политического кризиса и бестормозной кампании насилия левых против правых встретились 2 политических оппонента в Лондоне в попытке сформировать демократические правила игры в тогдашнем сионистском движении. Попытка провалилась, и, возможно, последствия того провала ощущаются до сегодняшнего дня.

В июне 1933г. был убит на берегу Тель-Авива Хаим Арлозоров – один из лидеров партии МАПАЙ и ответственный за соглашение с Германией о том, что немецкие евреи смогут вывезти до четверти своего имущества, но немецкими товарами. Тут надо обратить внимание на начало горького конфликта между левыми и правыми.

В то время, как Жаботинский призывал евреев мира бойкотировать нацистскую Германию, тогдашнее левое руководство ишува предпочло интерес идеалам. Спор был грубым, острым и гораздо более подстрекательским, чем стычки в Твиттере 2022 года.

Левые были убеждены, что люди Жаботинского ответственны за убийство. Бен-Гурион написал статью "Я обвиняю", в которой призывал к наказанию всего ревизионистского движения. Трое правых были арестованы – Авраам Ставский, Цви Розенблат и Аба Ахимеир. Сима Арлозоров, утверждавшая в ночь убийства, что убийцами были арабы, изменила свои свидетельские показания. Чтобы сломать твердое алиби обвиняемых, была приведена лживая свидетельница, которая под давлением Гистадрута заявила, что видела Ставского в Тель-Авиве во время убийства.

И в британской полиции знали, что речь идет о лжи. Зам.начальника полиции рассказывал, что им было ясно, что это не убийцы. Но давление Гистадрута было слишком тяжелым.

Левая пресса использовала убийство и возвела поклепы до кровавого навета, призвала поставить правых вне закона в сионистском движении. Утверждалось, что правые виноваты не из-за их убеждений – они просто сумашедшие и склонны к насилию. А на насилие надо отвечать насилием. Левые, составлявшие тогда большинство ишува (еврейского населения Эрец Исраэль) ударили жестоко. Плюгот а-Поэль (рабочие роты) вновь и вновь избивали бейтаровцев дубинками с гвоздями на улицах Тель-Авива. Большой толпой против группки. Сотни были ранены. Шествие детского движения Бейтара подверглось нападению взрослых левых. В Кфар-Сабе, Ришон ле-Ционе и в Хадере были атакованы филиалы Бейтара.

В мошаве Мигдаль приезжие рабочие-бейтаровцы были избиты ночью, когда они спали, и были изгнаны из мошавы. В красной Хайфе были тяжело ранены главные правые активисты. Рабочие правых убеждений были уволены. Под давлением Гистадрута магазины и столовые не принимали бейтаровских клиентов. В кибуцах отказывались предоставлять первую медицинскую помощь. В лучших традициях большевизма было сфабриковано письмо 13-летнего ребенка, якобы прославлявшего убийство, чтобы возвести наклеп на правое воспитание.

В галуте коммунисты и бундовцы присоединились к нападениям. Результаты – тяжело раненые в Варшаве, Люблине, Лодзи, Белостоке, Вильне, Кельце и других местах. Жаботинский был забросан камнями. Во Львове подложили мину. Десятки раненых. Включая детей. Но борьба за справедливость, которую вел Жаботинский и к которой присоединились раввин Кук, раввин Милейковский, раввин Узиэль, Меир Дизенгоф, Акива Арье Вайс и Шауль Черниховский, закончилась полной победой в суде. Розенблат и Ставский были оправданы.

И тогда Жаботинский удивил. С позиции морального победителя он предложил примирение и мир. В письме руководству Гистадрута Жабо призвал к переговорам между движениями, выработать правила игры и совместные действия. Учитывая увеличение агрессивности среди арабов, ужесточение позиции Британии и угрозу евреям галута со стороны нацизма, Жаботинский видел необходимость найти совместный путь правых и левых евреев.

Вначале левые игнорировали. Гистадрут оправдывал насилие против бейтаровцев утверждением, что правые не участвовали в забастовках – непростительный грех в маркскистском понимании.

Количество левых нападок было так велико, что их не перечислить на газетной странице. Это были буквально теракты против правого руководства и против обычных людей с улицы. В Хайфе значок Бейтара был поводом к нападению. Профсоюзная газета Давар оправдывала нападения, утверждая, что невступление в Гистадрут – это провокация. Правые, как обычно, протестовали, но отказывались от братоубийственной войны.

В октябре 1934г. начались переговоры в частной квартире в Лондоне. Жаботинский и Бен-Гурион в 4 глаза. Представители Гистадрута пытались нарушить переговоры и атаковали бейтаровское собрание в Хайфе камнями и слезоточивым газом. Десятки раненых. Вследствие того нападения общественная критика против левых возросла и Сохнут создал комиссию по расследованию. Даже партия МАПАЙ была вынуждена осудить.

Бен-Гурион хотел соглашения. Он понял, что ненависть и враждебность перешли опасную грань. Почти немедленно было подписано первое соглашение о ненасилии. После переговоров было также подписано соглашение об установлении рабочих отношений, а заодно соглашение о выдаче сертификатов представителям Бейтара (прим.перев. – тогда Британия установила въездные квоты в подмандатную Палестину. Для богатых была неограниченная квота, были квоты для туристов. Была квота для репатриантов и Британия через Сохнут выдавала сертификаты (въездные визы для обычных репатриантов, которые не подпадали под льготные категории).

Но аппарат Сохнута и Гистадрута отказался позволить репатриацию бейтаровцев. Учитывая нацистскую угрозу, Жаботинский видел в спасении евреев и создании своего государства высшую ценность. Левые предпочитали играть в классовую борьбу.

Окружение Бен-Гуриона противилось подписанному соглашению. В то время, как в Бейтаре готовы были забыть о насилии, дискриминации и кровавом навете в убийстве Арлозорова, в то время, как бейтаровцы протянули руку дружбы ради высшей цели – чиновники Гистадрута затягивали дело.

Насилие против бейтаровцев продолжалось. Подстрекательство продолжалось, соглашение не выполнялось. Например, в Австрии из 117 сертификатов Бейтар, бывший там более крупным движением, чем все остальные вместе, получил только 3. Уже полученные сертификаты – как, например, Ицхака Рохчина – аннулировались. Позднее он руководил восстанием в гетто Лахве (Брестская область) и погиб.

Через полгода на навязанном Бен-Гуриону референдуме в Гистадруте большинство проголосовало против соглашения.

Со времени Жаботинского и Бен-Гуриона ревизионистское движение протягивало руку дружбы. Мир и дружба между равными, между братьями, вместе сражающимися за дело сионизма. С тех пор эта рука отталкивается левыми, как прокаженная.

В последний год были новые нападки на дело сионизма. Правительство братьев-мусульман остановило еврейские посадки деревьев. Зависимость от Америки побила все рекорды и угрожает суверенитету государства. Одновременно левое правительство убегает от принципов демократии. Препятствует обсуждению договора с Ливаном в Кнессете, потому что "оппозиция мешает".

Попытки левых бойкотировать сотрудничество с лидером крупнейшей партии привели к кризису. Именно в период усиления угрозы безопасности страны левая власть занимается "перевоспитанием". Мы знаем, как это закончилось в 30-е годы, как это закончится завтра?

Сионистская часть левых разделяет с нами одно и ту же мировоззрение. Наши дети идут вместе в армию и вместе рискуют своими жизнями.

Политика, основывающаяся на бойкотировании лидера половины народа, - это та же политика отвергания Лондонских соглашений. Хватит иррациональной ненависти.

21.10.2022

Перевел Яков Халфин