Maof

Friday
Jun 23rd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Говорение правды не является одной из явных характеристик палестинской культуры. У наших соседей есть удивительный талант устами превращать день в ночь и ночь в день. Они перемешивают историю согласно их сиюминутным нуждам и преуспевают создавать ложную версию даже события, произошедшего только что.

Большое кровопролитие, инициированное ими 1948г., описывается у них как "палестинская трагедия", а террористка, поднявшая нож в Афуле - как наивная интеллектуалка, попавшая в логово львов. Статистика насилия на Храмовой Горе находится примерно в соотношении миллион к одному (на миллион насильственных действий со стороны арабов - одно со стороны евреев), и все же они выставляют себя перед журналистами в качестве жертв. Потребители палестинской пропаганды убеждены, что маленький Израиль - это огромная колониальная держава, захватившая государство, существовавшее тысячи лет. Абу-Мазен, Ханин Зуаби и распространяют этим потребителям вымышленный этнический нарратив. Одним словом: лжецы. Двумя словами: хронические лжецы.

Несмотря на это (вдохните глубже) есть некоторое зерно правды в утверждениях, что Израиль стремится изменить статус-кво на Храмовой Горе. Ощущения, которые они экстернализируют по этому вопросу, не полностью надуманы. Они нахально лгут, когда приписывают израильскому правительству замысел по немедленному изменению статус-кво, но правы в долгосрочной перспективе. Самому известному статус-кво в регионе в самом деле светит опасность в будущем. Это не вечное состояние.

Так неужели израильское правительство лжет? Ни в коем случае. Биньямин Нетаниягу говорит правду, когда решительно отвергает слухи о планах изменить порядок молитв или прекратить дискриминацию евреев в этом святом месте. Премьер-министр не готовится разрушить аль-Аксу или Купол и, тем более, не собирается построить на их развалинах вскоре Третий Храм. Он ничего не строит сейчас в Иерусалиме, так именно Храм он построит? Насколько это зависит от него и его партнеров по коалиции, евреям не будет позволено молиться на Храмовой Горе до прихода Машиаха, лишь посещать небольшими группами. Мусульманский Вакф и иорданское правительство продолжат управлять этим местом.

Когда глава правительства говорил на этой неделе в Кнессете о святости Храмовой Горы для евреев (кстати, красиво говорил), это было в чисто теоретической плоскости: в самом деле когда-то на Храмовой Горе находились два еврейских Храма, но статус-кво священнее. У премьер-министра нет планов внести изменения в статус-кво во время его правления, и насколько известно, он собирается продлить его насколько возможно.

Но арабы - своим обостренным чутьем - понимают, что история Храмовой Горы боле вечная, чем правление Нетаниягу и чем правление кого-либо другого. Они знают нас лучше нас и понимают место Храмовой Горы в сионистском этосе. Несмотря на искренние отрицания израильских лидеров и экстравертному чувству отвращения "интеллектуальной элиты" к идее еврейского возвращения на Храмовую Гору, арабы чувствуют, что в нашем коллективном подсознании мы все же тоскуем по Храмовой Горе - символу еврейского возрождения в Эрец Исраэль. В арабских протоколах записано, что Нетаниягу сам определил когда-то Храмовую Гору как "краеугольный камень нашего существования, а как известно, нормальный народ не сдает навечно в архив краеугольный камень своего существования. Они подозревают, что Йегуда Глик - это нынешный посол скрытого израильского желания. Не правительство Израиля, не политкорректность, даже не опросы. Возможно, они обратили внимание, что именно Герцог сказал на этой неделе в Кнессете: "Я верю, что мы вернулись в свою страну создать наш третий дом". Конечно, это была метафора, но фрейдовская оговорка.

Не такой далекий исторический опыт подтверждает арабские подозрения: между войной за Независимость и Шестидневной войной почти не слышались тут публично пожелания освободить Иудею и Самарию. Представители Бейтара говорили об этом время от времени, раввин Цви-Йегуда Кук говорил - это более-менее все. Израильские руководители, представители Израиля, раввины и большинство граждан удовлетворялись границами 1949г. Они поддерживали территориальный статус-кво тех дней. Но 7 июня 1967г., когда Мота Гур сообщил по радиосети, что Храмовая Гора в наших руках, все плакали от волнения, даже абсолютно светские плакали. Подсознательная тоска по Иерусалиму, Бейт-Элю и Хеврону вдруг вырвалась на поверхность. Из-за этой тоски провалились все мощные усилия по созданию палестинского государства. Ностальгия по наделам праотцев преодолела желание тишины и покоя.

Власти Рамаллы опасаются, что в один день подобная ностальгия сломает и статус-кво на Храмовой Горе. В этом - только в этом - они правы.

("Макор ришон" 16.10.2015)


Перевел Моше Борухович
МАОФ