Maof

Monday
Sep 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Никколо Макиавелли, подлинному патриоту своей страны, а также всем тем, кто борется за свободу своей Родины против тирании, посвящаю свое произведение «Государь-2».
Шмуэль Вольфман
13 дня месяца Кислев 5769 года от Сотворения Мира - Иерусалим

…Волей Господней, я родился в еврейской семье и живу в Иерусалиме, столице государства Израиль.

С раннего возраста меня смущали неясные тени, смутные голоса, таинственные знаки, тревожные сны. Видения прошлого приводили меня в недоумение, но, со временем, начали привлекать к себе, подобно тому, как дрожащий цветок, к которого слетела бабочка, привлекает внимание ребенка. Голоса прошлого перестали пугать. Наоборот. Я чувствую себя как дома в египетских залах музеев: небольшое усилие – и вспомню, и бегло начну читать фараоновы иероглифы. Если бы я хотел, то смог бы заглянуть в свою душу и многое рассказать про тамплиеров. Но сейчас не об этом.

Несколько дней назад мне попалась на глаза цитата Макиавелли из книги «Государь». Текст показался знакомым. Мне захотелось прочесть эту книгу. Неожиданно легко я нашел ее в первом же книжном магазине. Я открыл книгу и начал читать. Я знал, что будет написано не ее следующих страницах! Я пролистал странно знакомый текст и уже мог цитировать его на память. Книга как будто была написана мной!..

Теперь я точно знаю, что так оно и есть. Поэтому я беру на себя право написать продолжение ее.

Итак, через 500 лет после того, как Никколо Макиавелли написал книгу «Государь», пишется ее вторая часть – «Государь-2».

«Никколо Макиавелли – Его Светлости Лоренцо деи Медичи.

Обыкновенно, желая снискать милость правителя, люди посылают ему в дар то, что имеют самого дорого, или чем надеются доставить ему наибольшее удовольствие. Я же, вознамериваясь засвидетельствовать мою преданность Вашей Светлости, не нашел среди того, чем владею, ничего более дорогого и более ценного, нежели познания мои в том, что касается деяний великих людей, приобретенные мной многолетним опытом в делах настоящих и непрестанным изучением дел минувших…

Я не заботился здесь о красоте слога, ибо желал, чтобы мой труд либо остался в безвестности, либо получил признание единственно за необычностью и важностью предмета.

Пусть же Ваша Светлость примет сей скромный дар… если Вы соизволите его прочесть, Вы ощутите, сколь безгранично я желаю Вашей светлости достичь того величия, какое сулит Вам Ваша судьба и Ваши достоинства.»

ГОСУДАРЬ-2

Главе нашего правительства уготована тяжелая и – увы! – в большинстве своем неблагодарная участь.

Нет сравнения в истории народов с мужеством главы этого удивительного государства: не в пример Давиду против Голиафа, он должен выстоять против всего мира, и, если у Давида за спиной расположился еврейский стан, желавший ему победы, то за спиной главы правительства – целые полчища вельмож, соревнующихся друг с другом, кто первым вонзит в его спину отравленный стилет… А перед ним – одни враги: и враждебные государства, и ненавистники, и недоброжелатели, и друзья в кавычках.

Он один должен противостоять всему миру, остаться в живых и спасти от поражения вверенное ему государства. И какова награда за все это беспримерное мужество? Бесплатный зубной врач? Бутерброд с красной икрой? Жилье за счет государства?..

Не надо забывать, что в тот момент, когда человек садится в кресло главы правительства, он до конца дней своих обречен на потерю свободы – своего рода, пожизненный арест. Он уже никогда не сможет просто так прокатиться в автобусе, купить билеты на киносеанс в каком-нибудь захолустном кинотеатре, сидеть там в темноте и хрустеть попкорном. Его будут охранять, не разрешать ему идти, куда ему вздумается, и делать, что он хочет. С момента восхождения на трон он перестает жить нормальной жизнью свободного человека и всю свою энергию отдает на благо обществу.

Поэтому так мало людей умных мужественных и всей душой преданных своему народу, которые согласились бы стать главой нашего государства. Они, как могучие утесы, стоят в одиночестве на равнине. И я, приближаясь к скале нашего существования, опоре нашего государства, преклоняя колени, говорю: «Государь! Если Вы соизволите прочесть мой скромный труд, то ощутите, сколь безгранично я желаю Вашей Светлости достичь того величия, какое сулит Вам Ваша судьба и Ваши достоинства!»

ГЛАВА 1: ИСТОЧНИК СИЛЫ

В наше время – увы! – источником любой силы являются деньги. С одной стороны, это плохо и безнравственно. Но с другой стороны, даже физически слабый человек или инвалид может приобрести столько этого эквивалента силы, сколько сможет заработать его ум, хитрость и, к превеликому сожалению, – беспринципность.

В начале 20-го века сионисты-социалисты правильно оценили приносящий большой доход «бизнес-проект» под кодовым названием «Государство». Доходы от этого «бизнес-проекта» превзошли все ожидания, но, как и все в мире, так и этот проект, родился, достиг своего апогея и теперь его надо вовремя сворачивать. На данный момент он уже не приносит доходов (пожертвования из-за границы, алия – репатриация, и т.д.), но лишь одни убытки. При медленном, аккуратном сворачивании проекта из этого процесса можно получить наибольшую выгоду.

ГЛАВА 2: ЗЕМЛЯ

Главным богатством государства являются его территории, несмотря на то, что в их недрах нет ни нефти, ни газа, ни других полезных ископаемых. Скудные водные ресурсы тоже не могут вызвать желания соседей их отобрать.

Ценность территорий двоякая. Первое – евреи, христиане и мусульмане называют ее «святой». И, разумеется, каждый хочет ею обладать, желательно, без компаньонов.

За святость, разумеется, надо платить. Где еще можно найти столько святости самой высшей пробы? Такие земельные участки практически бесценны.

Второе: арабский мир не хочет, чтобы «бизнес-проект» в качестве государства находился в Палестине. Постепенный отход «бизнес-проекта» с этих территорий может принести Государю немалые выгоды – не в пример моментальному закрытию, предлагаемому Ираном, - территориями нельзя будет торговать, по крайней мере, пятьдесят лет – пока не ослабнет радиация…


ГЛАВА 3: НАРОД

Позволю себе привести несколько строк, написанных в «Государь-1»: «Излишне говорить, сколь похвально в Государе верность данному слову, неуклонная честность без хитрости, однако мы знаем по опыту… что великие дела удавались лишь тем, кто мало считался с данным словом и умел, кого нужно, обвести вокруг пальца. Есть два способа побороть противника: во-первых, законами, во-вторых – силой; первый – присущ человеку, второй – зверю, а так как первого часто недостаточно, то приходится прибегать ко второму.

Разумный Государь не может, следовательно, и не должен держать слово, если верность слову оказывается ему невыгодна, и если отпали причины, побудившие его дать слово. А в благовидных предлогах нарушить обещание у Государя нет недостатка. Один из нынешних Государей, которого воздержусь назвать, только и делает, что проповедует мир и верность слову, на деле же – и тому и другому злейший враг; но если бы он последовал тому, что проповедует, то давно лишился бы либо могущества, либо государства.» (Глава 17)

Народ в государстве разделен, грубо говоря, на две части: на израильтян и евреев. Израильтяне являются компаньонами «бизнес-проекта». С ними у Государя нет никаких проблем. Наоборот, это та сила, на которую можно положиться в процессе свертывания проекта.

Евреи – немногочисленный отряд, состоящий из ортодоксов, светских религиозных и традиционно настроенных людей. Эти являются врагами Государя и государства.

Сущность врага. По своей природе, все это общество разношерстно, разобщено и даже говорит на разных языках. Полезно Государю привлечь их в политику: став различными партиями, они будут легки в обращении и падки на дешевый подкуп. Нетрудно играть на их недостатках, комплексах и даже достоинствах. Например, достаточно публично похвалить «гефильтэ фиш» и тем самым возбудить обиду сефардских евреев. В следующий раз похвалить «кубанэ» и тем самым разжечь в сердцах поедателей «гефильтэ фиш» детскую ревность.

Сделать из врага нестрашного демона. В природе человека заложено понятие, что хорошие побеждают. Следовательно, чтобы победить, надо быть хорошим. Соответственно, враг должен быть плохим.

Евреи, особенно ортодоксы, идеально подходят под роль «плохих». Они – непонятные и чужие и поэтому изначально нехорошие. Достаточно упомянуть черные одежды, черные шляпы, пейсы и бороды – и образ врага будет готов для пользования. Если упомянуть, что «они» не служат в армии, то можно добиться от израильтян оправданного негодования. Пока население будет негодовать, понятие «они» можно будет расширить на все остальные группы евреев.

Государя не должно смущать, что это будет искажением фактов. Но, как я уже описал в «Государь-1», в политике факты существуют лишь для того, чтобы упрочить силу государства.

Крестовый поход – битва за справедливость. Необходимо, чтобы войско знало, что оно бреется за правое дело. Борьба за справедливость делает слабого сильным, а неправедного сильного – проигрывающим одно сражение за другим. Иногда приходится прилежно поработать над тем, чтобы эту справедливость создать, но, поверьте, мой Государь, игра стоит свеч, и капиталовложение окупится сторицей. Например, в случае «бизнес-проекта» приход евреев в Палестину нетрудно было подать как восстановление исторической справедливости, особенно после Второй Мировой войны.

Но как их отправить обратно, используя рычаги справедливости для завершения «бизнес-проекта»? Задача сложная, но для политического ума выполнимая. Надо придумать народ, который, оказывается, все время жил в этой стране и которого, к сожалению, не заметили толпы репатриантов, возвращающихся к себе домой.

Сейчас, разумеется, этот, найденный под микроскопом народ, очень страдает от оккупации. Поэтому армия обороны «бизнес-проекта» выполняет роль армии освободителя, борясь за справедливость и все время оттесняя евреев к морскому побережью Средиземного моря.

ГЛАВА 4: ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

Умный Государь сделает все, чтобы увеличить численность своей армии и уменьшить армию врага. Я бы посоветовал Государю усилить свою дружину за счет тех, кто заведомо никогда не перейдет на сторону врага. Слава Господу, на свете есть много стран, в которых люди живут хуже, чем в «бизнес-пороекте», и которые будут рады перебраться сюда. Наиболее подходят для этого христиане из Африки, ибо они обладают двумя бесценными для государства качествами: во-первых, они христиане, изначально враждебные евреям, и, во-вторых, афроафриканцы, «генетически» противостоящие белому человеку. Из этих людей можно создать наиболее верных Государю легионеров – они будут прекрасно действовать против евреев. Наиболее подходящими для этого являются беженцы из Дахпура.

Смею посоветовать Государю открыть в этой части Центральной Африки отделение Сохнута, которое будет заниматься проблемами беженцев и устройства их на новом месте.

ГЛАВА 5: ОСЛАБЛЕНИЕ АРМИИ ВРАГОВ

Чем меньше солдат у врага и чем слабее они, тем легче их победить. Необходимо позаботиться о том, чтобы рождаемость противника снизилась.

Это достигается различными методами: соблазнением легкой жизнью без детей, запугиванием различными проблемами во время беременности, чтобы привести к аборту, уменьшению государственных пособий многодетным семьям, а также введением налога на каждого ребенка. Хотя это звучит абсурдно, на самом деле это вполне логично и оправданно, если учесть, что каждый добавочный ребенок дышит, иными словами, отрицательно влияет на экологию.

Излишне резвым и энергичным детям в школах можно давать подавляющие психику химические препараты, типа риталина.

Целлюлярные антенны в местах группового проживания еврейского населения тоже выполняют свою положительную роль в государстве, вызывая патологические изменения организма, заглушая его воспроизводящие структуры и уменьшая продолжительность жизни.

Наука начала 21-го века предлагает обширный арсенал химических, бактериологических и прочих средств для достижения вышеозначенных целей, и даже я, полный профан в этой области, с моей отсталой на 500 лет психологией, способен оценить их эффективность.

ГЛАВА 6: ТАКТИКА ВИРУСА – ПРОНИКНОВЕНИЕ В СТАН ВРАГА

И УНИЧТОЖЕНИЕ ЕГО ИЗНУТРИ

Легче всего завести вражескую армию в западню, чем загнать ее туда.

Если Ваши шпионы проникнут в руководство армии врага, то они нанесут гораздо больший урон, чем поражение в открытом бою. Главным условием данной стратегии должно быть полное сходство с руководителями и духовными пастырями врага. Духовные пастыри, направляемые Вами, будут агитировать врага любить Вас и боготворить Вас: ведь Ваша власть от Самого Господа. Не беспокойтесь за них: они без труда найдут и докажут любую вещь, лишь бы им хорошо заплатили. Не скупитесь на мзду – ведь мы знаем, что у святости нет цены. Почти.

Политические лидеры врага, под Вашим руководством, будут раскалывать свой воинский стан на мелкие враждующие группировки. В результате, одни пойдут целоваться с Вашими солдатами, а другие – драться друг с другом.

Разумеется, мудрый Государь может проявить великодушие к поверженному врагу, коего победил, не сделав ни одного выстрела, если это отвечает его интересам.

Никколо Макиавелли, «Государь», Глава 26:

«Как некогда народу Израиля надлежало пребывать в рабстве у египтян, дабы Моисей явил свою доблесть, персам – в угнетении у мидийцев, дабы Кир обнаружил величие своего духа, афинянам – в разобщении, дабы Тезей совершил свой подвиг, - так и теперь, дабы обнаружила себя доблесть италийского духа, Италии надлежало дойти до нынешнего ее позора, до большего рабства, чем евреи, до большего унижения, чем персы, до большего разобщения, чем афиняне. Нет в ней ни главы, ни порядка, она разгромлена, разорена, истерзана, растоптана, повержена в прах.

Итак, нельзя упускать этот случай: пусть после стольких лет ожидания Италия увидит, наконец, своего избавителя. Не могу выразить словами, с какой любовью его приняли бы жители… Какие бы двери закрылись перед ним? Кто бы отказал ему в повиновении? Какой бы итальянец не воздал бы ему почестей?

Так пусть же Ваш славный Дом примет на себя этот священный долг…»

На этом завершается первая часть «Государя-2».


ЧАСТЬ 2: НАРОД

«Как художнику, когда он рисует пейзаж, надо спуститься в долину, чтобы охватить взглядом холмы и горы, и подняться на гору, чтобы охватить взглядом долину, так и здесь: чтобы постичь сущность народа, надо быть Государем, чтобы постичь природу государей, надо принадлежать народу» (Никколо Макиавелли, «Государь», Посвящение).

ГЛАВА 1: ИСТОЧНИК СИЛЫ

Если для Государя источником силы служат деньги, то для народа источником силы является его самосохранение. Подобно любому живому существу, народ не хочет умирать, сопротивляется смерти; если увидит ее перед собой, то способен на самые необычные и чудесные деяния.

Сейчас уже и простолюдину понятно, что государство Израиль не более, чем бизнес-проект, и что этот проект близок к завершению. То, что может произойти с населением, которое уволят за ненадобностью после закрытия «бизнес-проекта», предсказать трудно. Поэтому евреи активно выступают за то, чтобы «бизнес-проект» перерос в устойчивую и сильную государственную формацию.

Давайте, мой любезный читатель, воспарим над действительностью, в которой мы живем, и посмотрим на нее сверху, как игроки над шахматной доской, признавая, что в происходящих событиях есть свои законы, свой порядок и свои цели.

Как получается, что непопулярный владыка, опираясь на немногочисленную дружину, правит целой империей? У него три вида оружия: устрашение, осмеяние и подкуп.

У нынешних Государей устрашение либерального свойства: конечно, они могут «убрать», могут «посадить», но самая лучшая тактика – «затаскать» врага по судам и адвокатам. Вешать на площадях сейчас немодно.

Деньги – это великая сила. Когда возникает опасность утраты заработка, то и нет нормальной жизни, и нет ни сил и ни желания бороться за свои права. А безработный человек вообще ни на что не годен.

Осмеяние – наиболее тонкое оружие. Оно проникает в душу жертвы и разъедает ее. Одним из наиболее действенных приемов является приглашение участвовать в телевизионной передаче- дискуссии. Человека будут показывать снизу вверх, чтобы его волосатые ноздри постоянно мелькали крупным планом. Ему будут задавать провокационные вопросы, не давая возможности отвечать, и, в конце концов, выставят круглым дураком. После этой передачи он несколько месяцев будет стыдиться выходить на улицу…

…До этого места я писал, прислушиваясь к «голосу тонкой тишины». Внезапно он замолк, но я, охваченный рвением к работе, продолжал писать, несмотря на то, что строки, выходящие из-под моего пера, стали плоскими, глупыми и ужасно скучными. Постепенно это бессмысленное письмо утомило меня, и я задремал за рабочим столом…

…Во сне я увидел летящую ко мне эфемерную, неземной красоты женщину. «Я твоя Муза!» - сказала она мне. – «Мы сейчас подымимся ввысь, поэтому держись за меня. Внимательно смотри и прими правильное решение!..»

Мы легко воспарили над землей. Под нами был мраморный балкон, в центре стол, а на нем – шахматная доска с фигурами. Вокруг стола сидело несколько аристократичного вида людей.

Муза объяснила мне, что так выглядит сверху бизнес-проект, а люди, сидящие вокруг шахматной доски, - его хозяева.

Я вгляделся в шахматную доску. Только сейчас я заметил, что это – карта Ближнего Востока. На ней стояли фигуры, когда-то бывшие «черными» и «белыми». Но сейчас они были грязного серого цвета.

Я прислушался к разговору «хозяев».

Один из них сказал: «Посмотрите, господа, на эти фигуры: краска с них слезла, усы стерлись, глаз не стало! У бравых пешек растрескались головы… Королевская корона где-то затерялась… А королева стала продажной девкой на пенсии!.. Что будем делать, господа? Сдадим эту рухлядь в утиль? Или вновь покрасим? Нарисуем пуговицы на мундирах и вдохновим наши пешки национальной идеей?..»

Мнения присутствующих разделились: одни горячо приветствовали «обновление» - по их мнению, бизнес-проект еще можно успешно эксплуатировать; другие предлагали как можно скорее отделаться от него; третьи высказывались за национальное возрождение империи Чингисхана или царства древнего Шумера…

Но тут произошло непредвиденное! Откуда ни возьмись, на доску прыгнул рыжий котенок. От прыжка повалились все шахматные фигуры. Часть из них упала на пол и разбилась, часть, опрокинутая, осталась лежать на шахматной доске.

Присмотревшись внимательно, я заметил, что это совсем не котенок, а детеныш льва. Он был совсем маленьким, еще качался на четырех ногах, часто падал, даже сделал «пи-пи» в районе Тель-Авива…

Через короткое время он начал быстро расти и вместе с ним росла и шахматная доска. Вот она уже разрослась до Газы и Ливана, вот она уже включает в себя Транс-Иорданию, Нил и Эфрат.

…Муза прервала мои наблюдения: «Это новый Государь. – сказала она. – Ты можешь ему помочь. Но сделай это осторожно, с умом, по-макиавеллиевски…»

Я понял намек. Постепенно видение стало исчезать. А потом и вовсе пропало…

…Я проснулся, почувствовав себя сильным и полным энергии. «Голос тонкой тишины» вновь зазвучал в моих ушах…

НИККОЛО МАКИАВЕЛЛИ, «ГОСУДАРЬ»

«…и все-таки я полагаю, что натиск лучше, чем осторожность, ведь Фортуна – женщина, и, чтобы с ней сладить, надо ее бить и пинать, таким она поддается скорее, чем тем, кто вяло берется за дело. И как женщина она – подруга молодых, ибо они менее осмотрительны, более отважны и с большей дерзостью ее укрощают…»

«…итак, будучи вынужден уподобиться зверю, пусть Государь изберет двух – льва и лису; ибо лев беззащитен перед капканами, а лиса – перед волками, надо, стало быть, обернуться лисой, чтобы не угодить в капкан, и львом – чтобы отпугнуть волков. Недалек тот, кто во всяком деле берет только львиной силой. Разумный Государь не может, следовательно, и не должен держать слово, если верность слову оказывается ему невыгодна и если отпали причины, побудившие его дать слово. Если бы люди честно держали обещания, такой совет был бы недостойным, но люди, будучи дурны, обещаний не держат, потому и тебе надлежит поступить с ними также.»

«…Поэтому Государь, если он желает единения и послушания подданных, не должен принимать в расчет обвинения в жестокости: учинив несколько расправ, он окажется милосерднее, чем те, кто по избытку милосердия потворствуют беспорядку, порождающему грабежи и убийства, от которых страдает все население, тогда, как от кар, налагаемых Государем, страдают единицы… По этому поводу ведется спор: лучше ли, чтобы Государя любили, а не боялись, или наоборот. Говорится, что желательно то и другое одновременно. Тем не менее, так как любовь плохо уживается со страхом и, стало быть, от чего-то надо отказаться, то, скажу, что гораздо надежнее, чтобы тебя боялись, а не любили.

Итак, возвращаясь к спору, скажу, что любят Государей по своей воле, а боятся по воле Государя, так что мудрому правителю лучше рассчитывать на то, что зависит от него, а не от кого-то другого.»

«…Обдумывая все сказанное и размышляя наедине с собой, настало ли для Италии время чествовать нового Государя, и есть ли в ней материал, которым мог бы воспользоваться мудрый и доблестный человек, чтобы придать ему форму во славу себе и на благо Отечества, я заключаю: столь многое благоприятствует появлению нового Государя, что едва ли какое-либо другое время подошло бы для этого больше, чем наше.»

«Итак, нельзя упустить этот случай: пусть после стольких лет ожидания Италия увидит, наконец, своего избавителя… Каждый ощущает, как смердит господство варваров. Так пусть ваш славный Дом примет на себя этот долг с тем мужеством и той надеждой, с какой вершатся правые дела, дабы под сенью его Знамени возвеличилось наше Отечество!»