Maof

Saturday
Sep 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
В июне 1967 года в израильском обществе царила опьяняющая атмосфера. Увидеть Израиль единым перестало быть только мечтой, а стало вполне осуществимым. Территории Йегуды, Шомрона, Беньямины, район Азы, Синай и Голаны в течение недели превратились из мечты во вполне доcтупные места.
часть 1. ВОЗВРАЩЕНИЕ В «КФАР ДАРОМ»

часть 2 .ЕВРЕЙСКИЕ КОРНИ В ГАЗЕ


ЧАСТЬ 3. «5 ПАЛЬЦЕВ ПОСЕЛЕНИЙ»

http://www.hevel-katif.org.il/Html%20Files\Hebrew\History_Perek_3.html

У правительства Израиля, на которое неожиданно свалилась Шестидневная война, не было никаких государственных планов по отношению будущего этих районов, ни каких-либо планов о поселениях в них. Это не удивительно, если вспомнить о том, что в начале 60-х годов вообще началось снижение темпа возведения новых поселений в стране. В промежутке времени между 1962-1967 годами были отдельные годы, в течение которых были воздвигнуты 1-2 населённых пункта, а, иногда, и вообще ничего – явление, никогда ранее не наблюдавшееся на всём протяжении истории Израиля. Поселенческий отдел Сохнута, главный исполнительный орган правительства по воздвижению и укоренению новых поселений, перед самой войной был подвергнут процессу всевозможных сокращений и ограничений, символизировавшему ситуацию, в котором оказались еврейские поселения в Израиле.
И с политической точки зрения правительство Израиля под руководствои Леви Эшколя находилось в сомнении относительно будущего районов ЙЕША (Иегуды, Шомрона и Азы). Эшколь сам определил двойственное отношение к территориям в юмористическом высказывании: «Мы хотим только приданное, а не невесту». «Невеста» - это полтора миллиона палестинцев. Через 10 дней после войны, 19.06.1967 года, правительство приняло решение, согласно которому оно готово к полному отступлению до старой границы в Египетском и Сирийском секторах. По отношению к Иордании, где «Зелёная линия» никогда не являлась государственной границей, было решено, что ЙеША останется на военном положении, и будет предпринято усилие для нахождения долгосрочного конструктивного решения.
По отношению к сектору Аза, находившемуся также за пределами международной границы, проведённой от Эйлата до города Рафиах, во внутренних обсуждениях, предшествующих решению правительства, принято, что сектор Аза будет аннексирован в пользу Израиля, т.к со времён Войны за Независимость он был оккупирован Египтом. Сам глава правительства, Леви Эшколь, менее, чем через полгода после войны, на встрече, проведённой в его кабинете с членами организации «Движение за целостный Израиль» 12.11.1967 года, сказал: «Аза более не вернётся к Египту. Приданное – 350 тысяч палестинцев. Мы находимся на краю «бочки с водой», расположенной в секторе»...
Как уже было сказано, у правительства Израиля не было сформированного взгляда по отношению к будущему ЙеША, Синая и Голан. Но одним из первых министров, который спохватился и начал разрабатывать предложение на эту тему, был Игаль Алон. Алон, который, на первый взгляд, занимал второстепенную должность министра труда, также был заместителем главы правительства, и, благодаря силе своей личности, считался старшим в своей партии. Он разработал проект, который здесь и далее будет называться «Тохнит Алон», в котором говорилось об удержании реки Иордан, Гуш Эциона, Иерусалима и района Аза, а горные населённые районы можно вернуть. (В противоположность ему, министр обороны Моше Даян сформулировал своё предложение, в котором говорилось о пяти еврейских «вкраплениях» на склонах гор Йегуды и Шомрона). Партия «Авода», без выноса на официальное обсуждение, практически приняла проект Игаля Алона.
Сам проект правительство подало 13.07.1967 года в виде документа под заголовком «Будущее территорий и способы работы с беженцами». Мы не будем приводить здесь весь документ полностью, но отметим, что в пункте 7 написано так: «Сектор Аза будет неотъемлемой частью Израиля с его постоянными жителями. Официальное же её присоединение к Израилю будет произведено только тогда, когда беженцы Азы укоренятся за её пределами, а до этого времени у сектора Аза будет статус занятой территории».
Следующий шаг был сделан в сентябре 1967 года, когда правительство Леви Эшколя назначило «комиссию профессоров» во главе с профессором Роберто Баки, для того, чтобы «найти конструктивное решение проблемы беженцев». В отчёте комиссии, зачитанного перед Эшколем и ограниченным форрумом (он был отнесён к секретным материалам), было сказано, что экономика сектора будет включена в израильскую экономику. Более того, в отчёте предлагалось, что 40 млн. куб. метров воды будут направлены в Азу из израильских водных ресурсов для покрытия излишек откачки воды и для полива молодых плантаций. (Сектор Аза в те годы, да и сейчас, страдает от серьёзного недостатка качественных пресных питьевых вод из-за излишней неконтролируемой откачки воды все 19 лет под властью Египта). Освобождение сектора Аза Израилем во время Шестидневной войны практически спасло местных жителей от жажды (недостатка воды).
В отчёте также был параграф: «Будут воздвигнуты 4-5 еврейских поселения, в основном в районе Рафиаха». Смысл сионистского Рафиаха был ясен - создание буферной зоны между Синайским полуостровом и сектором Аза. В своё время эта идея встанет в основе «Тохнита Эцбаот» (Проект Пальцев), о котором ещё будет упомянуто дальше. В противоположность сказанному выше, поселенчество в секторе Азы происходило с отставанием по сравнению с другими частями страны, включая Рафиах, районе, который впоследствии будет назван морским районом. Через год после Шестидневной войны уже стояли на своих местах форпосты НаХаЛь на Голанах и в долине реки Иордан. Возобновлены еврейские поселения в Гуш-Эционе и в Хевроне (что было сделано после оказания давления на правительство). И только в секторе Аза не было воздвигнуто ни одно поселение, даже ввиде форпоста НаХаЛь.
Игаль Алон, верный своему мировозрению, 9.05.1968 года внёс на рассмотрение правительства предложение о воздвижении двух посёлков – «что-то средне между форпостом НаХаЛь и гражданским поселением, расположив их между городами Рафиах и Аза». В пояснении было сказано: «Имеются земельные участки, которые после недорогой обработки можно сделать пригодными для земледелия. Поселения эти имеют огромную важность для будущего страны, т.к. они разделяют сектор к югу от г.Аза. Также, с точки зрения безопасности, присутствие евреев в центре Азы имеет огромное значение.».
Здесь следует отметить важный пункт. Несмотря на то , что сектор Аза занимает олно из первых мест в мире (!) по плотности населения, в нём до сих пор имеются неиспользованные участки земли – наследие политики египтян, правивших в секторе 19 лет. Несмотря на перенаселённость в лагерях беженцев и в других населённых пунктах, египтяне оставили участки земли в государственной власти, как государственные земли под контролем правительства. Имеется, разумеется, много объяснений намерений Египта, но, когда начали планировать еврейские поселения в секторе Аза, использовали этот факт для разумной политики в создании поселений. Обследование земель, который произвёл Поселенческий отдел Всемирной Сионистской Организации показало, что имеются резервы земли в четырёх частях сектора: возле Нусейрат, возле Тель-Катифа, в районе Хан-Юнес и в районе Рафиах. Это были в своё время основные « 4 пальца» поселенчества, когда начал осуществляться «Тохнит Эцбаот», о чём будет рассказано дальше.
Прошёл ещё год. 16.06.1969 года координатор действий на территориях Шломо Газит послал письмо секретарю правительства, в котором он обращает внимание правительства на тот факт, что во время обсуждения в штабе, губернатор сектора в то время, бригадный генерал Мордехай Гур (в последствие нач.генштаба ЦаХаЛь и министром в правительстве) "предложил проверить несколько мест, где возможно возвести поселения, в основном в районе Нусейрат". Игаль Алон также продолжает воздействовать на различные учреждения. И 15.07.1969 года он просит у министра сельского хозяйства того времени, Хаима Гивати, мнение в связи с заселением двух участков в секторе Аза. Через два дня после этого, он обращается в Отдел поселений и просит подыскать два участка земли для поселений в секторе. Два таких участка были были найдены в районе Абу-Мидьян, неподалёку от лагеря беженцев Нусейрат (там со временем встанет посёлок Нецарим, о чём далее будет рассказано подробнее), и в районе Самайри, неподалёку от Тель Катифа (там в своё время встанет посёлок Нецер-Хазани).
Незамедлительно пришёл ответ министра сельского хозяйства, Хаима Гивати (одного из «голубей» в правительстве), через координатора на территориях, Шломо Газита: «В связи с созданием поселений в районе Абу-Мидьян и в районе Самайри», - писал Газит 1.08.1969 года, «Министр сельского хозяйства не намерен разрешить создание сельскохозяйственного поселения в этом районе до тех пор , пока не будет создана возможность водоснабжения в необходимых количествах». В продолжение к сказанному он отмечает, что «он не отказывается от возможности создания военных форпостов на ограниченных участках».
И вот что ещё писал координатор: «В связи с развитием последних военных событий, система обороны очень заинтересована в создании двух форпостов как можно быстрее, т.к. этот шаг окажет очень большое политическое влияние на жителей сектора». «Развитие последних событий», о которых писал Газит, относилось к нарастающей волне террора в секторе Аза в те годы. Эта волна террора в будущем окажет большое влияние на тенденцию поселенческого движения в 70-е годы.


ВОЗДВИГНУТЬ ЕВРЕЙСКИЙ КВАРТАЛ В АЗЕ

В период 1968-1970 годы в секторе Аза произошёл рост количества террористических актов, вызвавших тревогу и озабоченность. Если в 1967 году в секторе были убиты 2 еврея, в 1968 году – 9 евреев, в 1969 году – 11 евреев, то 1970 год оказался рекордным в этом смысле: было зафиксировано 500 терактов и убито 18 евреев. К этому количеству можно добавить 100 арабов, убитых по подозрению в сотрудничестве с Израилем. Растущий кровавый ряд сопровождался сотнями терактов. Взрывали железнодорожные рельсы, ежедневно обстреливались израильские машины на плантациях и в улочках, чуть ли не каждый день наши военные силы забрасывались ручными гранатами.
Теракты осуществлялись, в основном, жителями лагерей беженцев: Джебалия, Шати, Нуцейрат и Муажи. В этих густонаселённых лагерях ячейки террористов находили своё убежище. Террористы имели обыкновение ездить вооружёнными по узким улочкам, затрудняющим возможность их преследования, и наводить страх на подозреваемых в сотрудничестве с Израилем. Подростки стояли на крышах домов или занимали наблюдательный пост в узких улочках и предупреждали о любой попытке ЦаХаЛя или ШАБАКа войти туда. Огромная трудность по осуществлению преследований и возможности внезапного появления в этих местах, сделали войну с террором практически невозможной.
Невозможность эта породила в 1970 году новую политику, которая выразилась в выводе войск и полиции из лагерей беженцев. Лозунгом её являлись слова Моше Даяна: «Дадим беженцам повариться в собственном соку». Результат оказался разрушительным: группы террора только укрепили свои силы и увеличили количество терактов. «Правительство Израиля выработало следующую установку, что ЦаХаЛь не должен вмешиваться в происходящее в лагерях беженцев, а за пределами этих лагерей обходиться небольшими военными силами и действовать только в случае крайней необходимости», - напишет в своё время командир Сектора того времени, Давид Маймон, в книге «Побеждающий террор». «Поэтому террористические организации действовали свободно, как в лагерях беженцев, так и в других населённых пунктах, и не было никакого сомнения – террористы властвовали в лагерях и делали там всё, что хотели..., в то время как успехи ЦаХаЛя были немногочисленны».
Однако, именно рост террора повлиял на предложение ускорить поселенчествоия, о котором уже было решено ранее, и даже расширить его границы. Ведущей идеей создания поселения в секторе Аза являлось следующее: разбить сплошной массив сотен тысяч арабов путём строительства еврейского поселения на земле, принадлежащей государству. Это представлялось, как внедрение еврейских «пальцев» во внутрь сектора, что потребует также создание сети дорог с востока на запад, а не только с севера на юг, т.е. соединение с западной частью Негева. Этот процесс разобьёт сплошной массив арабского населения, и даст возможность еврейскому гражданскому присутствию, что повлечёт за собой наличие военных сил и сил безопасности для защиты этих поселений. План этот можно представить как «руку поселений» из Израиля, запущенную в сектор Аза. А у руки, как известно есть пять пальцев, и в предложении как раз говорилось о 5 пальцах еврейских поселений в секторе Аза, целью которых являлось разбиение непрерывного арабского населения вдоль побережья и внедрение еврейских поселений между ними.
Первый палец – создание поселенческого комплекса на севере сектора Аза (там в своё время возникнут поселения Алей Синай и Нисанит). Предназначение его – создать полосу еврейского населения от южной части Ашкелона до пригорода Бейт-Ханун и Аза.
Второй палец – район Абу-Мидьян (Нецарим). Там имеются семь тысяч дунам государственной земли, часть из которых была захвачена местными арабами. (Сегодня это уже менее двух тысяч дунам земли). Предназначение его – разбить непрерывность арабского населения между Аза и Дир эль-Балак.
Третий палец – это комплекс поселений, который должен возникнуть между Дир-Эль-Балах и Хан-Юнес. (Сегодня там расположены поселения Катиф, Нецер-Хазани и Ганей-Таль, к которым можно также отнести и Кфар-Даром).
Четвёртый палец – это комплекс поселений, назначение которого – вонзиться между Хан-Юнес и Рафиах (тут со временм были созданы поселения Ган-Ор, Гадид, Бдолах, Бней-Ацмон, Мораг, Пеат-Саде и Рафиах-Ям) Посредине между ними после депортации из Синая был создан поселок – районнный центр Гуш-Катифа – Неве-Дкалим. (об этом позже)
Пятый палец – возле Рафиаха (приморский район), предназначение которого создать поселение – «перемычку» между сектором Аза и северным Синаем. Заселение в этом районе предшествовало заселению в секторе. В начале 70-х годов уже возникли поселения, Садот и Неот Синай, а посёлок Нетив а-Асара находился в стадии строительства.
И от плана - к практике. Командование Южного округа начало немедленно строить ограды вокруг потенциальных поселений. В районе Нецерим были огорожены 7 000 дунам ещё до строительства форпоста НаХаЛь. 40 000 дунам были огорожены в районе сегодняшнего Гуш Катифа, и ещё 60 000 дунам – в районе Ямит, отданном позже Египту.
Ещё изменение, организационное, но важное было сделано в то время: в январе 1970 года официально был создан «межминистерская комисия по вопросам поселенчества». Председателем ее был назначен Игаль Алон, занимавший эту должность считанные месяцы, до замены его в мае 1970 года министром Исраэлем Галили. С этого момента название его – «Межведомственный Комитет по поселенческому движению». В этом комитете принимали участие министры правительства и представители Всемирной Сионистской Организации и Сохнута. В качестве советников и специалистов в обсуждении принимали участие и представители поселенческого отдела, отдел поселенческого движения ВСО и представители военной администрации, которые были здесь временно представителями министерства обороны.
24 февраля 1970года, через месяц после создания Комитета Министров по делам поселений, состоялось обсуждение на тему поселений в секторе Аза. На повестке дня стоял ворос о создании двух форпостов НаХаЛь – в Абу-Мадиан и возле Хан-Юнес. Игаль Алон поддержал это предложение. Министр сельского хозяйства Хаим Гивати забраковал его, объяснив это так: «На мой взгляд это предложение выглядит проблематичным. В тех местах имеются дюны, отличающиеся от расположенных вокруг Эль-Ариш и ручья Дикла. Другая проблема – это проблема воды. В секторе Аза происходит очень большое превышение допустимого уровня потебления водных ресурсов. Мы будем вынуждены выкачать из этого водосборника 2-3 миллиона кубометров воды в год, зная заранее, что через несколько лет придётся поставлять воду с севера, т.е. из Израиля. Если бы не тяжелейшие проблемы безопасности на территории сектора, то мысль создать здесь два поселения даже не возникла бы. Возможно придётся создать там форпосты НаХаЛь, заранее предполагая, что они будут находиться здесь длительное время». Координатор действий на территориях Шломо Газит, также забраковал это предложение. В то время, как командующий Южным округом Ариэль Шарон , видел в поселенческом движении одно из решений проблемы террора, в армии были люди, не разделявшие это мнение. И так сказал Газит: «Доводы абсолютно не приемлемы с точки зрения безопасности. С точки зрения безопасности является катастрофой создание двух поселений в самом сердце сектора Аза. С этой же точки зрения необходимо применить «электрошок» в секторе и показать им «кто есть кто». Это для нас очень важно». Комиссия разошлась, так и не приняв решения.
Считанные месяцы после этого, 2 июня 1970 года, эта тема вновь была вынесена на обсуждение комиссии, носившей теперь новое название – «Межведомственный Комитет по поселенческому движению». Из-за важности обсуждаемой темы ниже приводится часть высказываний участников в том виде, как они были высказаны.
Яков Эйгас, руководитель отдела, занимающегося Негевом в Поселенческом секторе: «ЦаХаЛь просил проверить возможность создания двух поселений на территории к югу от Аза, в Абу Медиан. Там расположены дюны с островками хорошей земли. Водоснабжение возможно из водосборника сектора, из которого арабы откачивают 70 миллионов кубометров воды в год, а возобновление запасов воды происходит со скоростью 30 миллионов кубометров воды в год, т.е. каждый год невосполняемое количество воды составляет 40 миллионов кубометров. Это очень важно для поселения, занимающегося сельским хозяйством»...
Губернатор сектора Аза бриг.генрал Менахем Авирам предложил для поселений плантации возле Бейт-Ханун к северу от сектора. Для того, чтобы заполнить «земельную клетку, ... предложил включить также земли центральной части Негев, или граничащие с сектором. Координатор действий на территориях Шломо Газит, настаивавший на своём, подчеркнул, «что два поселения не решают проблему безопасности, а, напротив, создают эту проблему. Причина, из-за которой мы должны возвести поселения, - политико психологическая и, в первую очередь, политическая. Мы уже 3 года твердим, что Аза не окажется снова под египетской властью, но ничего не сделали для обоснования этого утверждения. С этой позиции даже одно поселение имеет большее значение, чем много высказываний ... . Мы должны создать местный элемент (арабский), у которого возникнет желание включиться в Израиль». Когда министр сельского хозяйства Хаим Гивати, взял слово, он сказал: «Я взялся провести обсуждение, но мне не нравится проект. От представителей сил безопасности я услышал мнение, отличное от мнения Газита. Первые сказали, что поселения важны для безопасности, а не для политики. Ариэль Шарон с воодушевлением предложил создать поселения, как по причине безопасности, так и для того, чтобы разрушить арабам сектора иллюзию, что в будущем мы уйдём отсюда».
Министр Хаим Ландау, представитель партии ГаХаЛь (позже ставшей частью Ликуда), высказался по поводу мнения своего коллеги, министра сельского хозяйства: «Политические причины являются решающими. В секторе должны проживать евреи. Я предлагаю заложить производство различных деталей и частей для разных видов промышленности ... .Говорят также, что есть много шансов у нефтяных скважин. С того момента, как арабы поймут, что мы здесь, начнутся (между ними и нами) создаваться совсем другие отношения и связи, проявятся первые проблемы, а замем кривая террора резко начнёт падать. Необходимо найти решение нашего присутствия в Аза».
Раанан Вайц, председатель Поселенческого отдела: «Необходимо усилить район Рафиаха. Ускорим создание поселений для этой же цели. Впечатляющий комплекс поселений уже возник между сектором и Синаем (район Ямита). Возможно, необходимо включить в этот комплекс также и южную часть сектора с прекрасной природой (морское побережье, к примеру). Доходы поселений южной части сектора будут от промышленности и летнего отдыха туристов. Армия должна открыть специальную дорогу для того, чтобы не пришлось проезжать через Дир-Эль-Балах, и которая отделит достаточно большой кусок побережья так, чтобы террористы не могли туда пробраться».
Моше Нецер, руководитель Отдела молодёжи и НаХаЛь в министерстве обороны, который на своей работе познакомился с настроением групп , предназначенных для поселения, разъяснил: «Каждое ценное кибуцное подразделение будет видеть в поселении в секторе Аза второстепенное значение, если вообще придаст этому какое-либо значение. Во всяком случа НаХаЛь в своей обычной структуре не подходит для поселения в районе». (В отдельной статье говорится, что Нецер ошибся. Ядра НаХаЛь прекрасно вписались в создание форпостов в этих местах.) Со временем восстановился Нецарим с помощью всех поселенческих движений, включая «Шомер-А-Цаир» !!, и, даже, возникло между ними соревнование, кто будет удерживать этот форпост, как будто нашли они там несметные богатства.
Самой большой неожиданностью явилось выступление министра сельского хозяйства Хаима Гивати, являвшегося, как уже было сказано, «белоснежным голубем» в политических взглядах. Гивати предложил создать еврейский квартал на окраине г.Аза. «Правительство решило, что оно поселяет 250 семей в Хевроне», - сказал Гивати на том обсуждении. -«Оно создаст там еврейский квартал и позаботится об источниках заработка для этих семей. Почему то же самое нельзя сделать возле Аза? И, я подчёркиваю, не в Хан-Юнес, не в Рафиах, а, именно, в Аза! Возможность найти там место для 250 семей там более высокая, чем в Хевроне». Но так как Гивати не настаивал на своём предложении, то оно было снято с повестки дня.
Результаты обсуждения подытожил председатель комитета Исраэль Галили: «Мы услышали предложение проектов о создании поселений. Мы создадим коллектив для проверки заново предложений заселить сектор не ограничивая его в предложениях о создании поселений возле Аза и ведения сельского хозяйства в этом районе.
Прошло ещё два месяца до того, как правительство приняло решение о создании двух форпостов НаХаЛь в секторе: первый – в Абу-Медиан, получивший название Нецарим, и второй – возобновление поселения в Кфар-Даром. Это произошло 13 сентября 1970 года. Форпост Нецарим начал строиться только через 2 года. Поселение в Кфар-Даром осуществилось через считанные недели после принятия решения. Невозможно было избавиться от ощущения, что воздвижение Кфар-Даром заново, означает «возрождение былого величия», т.к. у Кфар Даром была богатая история во времена сионистского движения, как с точки зрения поселенческого движения, так и с точки зрения обороны.

Перевод с иврита Р.Ш.