Maof

Saturday
Sep 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
часть 1. ВОЗВРАЩЕНИЕ В «КФАР ДАРОМ»
часть 2 .ЕВРЕЙСКИЕ КОРНИ В ГАЗЕ
часть 3 «5 ПАЛЬЦЕВ ПОСЕЛЕНИЙ»
часть 4 "ВОЕННАЯ ТАЙНА: ФОРПОСТ КФАР ДАРОМ"


часть 5.«СИОНИСТСКИЙ ОТВЕТ ТЕРРОРУ»

http://www.hevel-katif.org.il/Html%20Files\Hebrew\History_Perek_5.html


В субботнее утро, 2 января 1971 года, израильская машина выехала на прогулку по главной улице Аза. Это был пригожий зимний день, и члены семьи, Боб и Прити Эрроу и их дети, пятилетний Марк и семилетняя Авигаль наслаждались прекрасными видами и опьяняющими ароматами природы.
Вся эта идиллия была разрушена в одно мгновение – террорист босил ручную гранату прямо внутрь машины на северном вьезде в Азу. Двое детей, сидевших сзади, были убиты, а их мать тяжело ранена. Нападение на обычную семью и, в особенности, убийство малолетних детей, пробудили в израильском обществе острое, неослабевающее со временем, чувство мести. На этот раз всем было ясно, что так не может продолжаться. Это событие явилось поворотной точкой отношения ЦаХаЛя к террору. Под руководством командующего Южным округом Ариэля Шарона ЦаХаЛь вышёл на борьбу по уничтожению разгула террора.
Увеличение количества поселенцев в секторе было частью этой борьбы. В середине 1971 года посоветовали руководители министерства обороны, включая министра обороны Моше Даяна и нач.генштаба Хаима Бар-Лева, ускорить дейстия по поселенческому движению в Секторе. Началось выяснение возможностей для возведения поселенческого комплекса в районе Тель-Самайра (там в своё время встанет форпост Катиф, сейчас это поселение Нецер-Хазани, - вдобавок к Абу-Медиан).
В июле 1971 года командующий Южным округом Ариэль Шарон взял с собой в поездку по сектору Аза министров Игаля Алона и Исраэля Галили. Вертолёт, на котором они прилетели, совершил посадку на высокой дюне в центре сектора. Посёлок Нецарим, которому предстояло встать именно в этом месте, существовал пока только в планах на далёкое будущее. Генерал Шарон представил им проект возведения форпостов в надежде, что они в будущем станут укоренившимися поселениями. Глаза обоих министров, старых участников поселенческого движения, сияли всё больше по мере представления им деталей предложения Шарона.
Шарон просил задействовать этот проект, но не успел. В начале мая 1972 года министр обороны Моше Даян перевёл сектор Аза из Южного округа, руководимого Ариком Шароном, в Центральный округ, руководимый тогда Реховаамом Зеэви (Ганди), - и сектор Азы в течение 10 лет был в составе Центрального округа. В один из дней Моше Даян вызвал Ганди и сообщил ему: «Я хочу, чтобы ты взял Сектор под своё командование.Ты борешься за идеалы и ценности примерно как Арик, но с тобой я знаю, что, когда я закончу изложение сути дела, а ты закончишь выкрикивать все свои возражения, появится возможность принятия решения, которое ты выполнишь не только формально, но и по духу. А вот с твоим приятелем Ариком у меня так не ладится». «Это не коллегиально,-ответил Ганди, -«Я сижу в Иерусалиме. Как же я буду руководить Азой? Это пощёчина командующему Южным округом». Даян не уступал. Он решил, и это решение было осуществлено. «Разумеется, никакие стратегические факторы не интересовали руководство министерства обороны и генштаба армии, когда было объявлено о принятии решения»,- намекает бывший командующий сил ЦаХаЛя в Секторе, Давид Маймон,-«...ради исторической правды мы не должны проигнорировать «войну генералов», которая велась в тот период между старшими чинами ЦаХаЛь, и когда подчинённость сектора Аза стояла в центре этой борьбы. Изменение возникло, разумеется, в результате этой борьбы».
Теперь данный район, который в настоящий момент был успокоен с точки зрения безопасности, находился под покровительством командующего Центральным округом, Реховаама Зээви. Только в одном не произошло никакого изменения: Ганди не менее Шарона, горел желанием создать много поселений в секторе Аза и немедленно начать действовать по созданию форпостов НаХаЛь, которыебы действовали на самостоятельной экономической основе и которые в будущем можно было бы превратить в гражданские поселения.
Тема поселений в секторе, как и любая тема израильского властвования в ЙеША, особенно занимала министра обороны того времени, Моше Даяна. 26 августа 1971 года он пригласил в свой кабинет своего помощника генерал-майора запаса Цви Цура, руководителя Отдела поселений Сохнута – Йехиэля Адмони, командующего Южным округом – Ариэля Шарона, командующего Центральным округом – Реховаама Зеэви, командира сектором Аза бриг.генерала Ицхака Пондека, командира районов Йегуда и Шомрон – бриг.генерала Рафаэля Варди, координатора действий на территориях – бриг.генерала Шломо Газита, и также других офицеров для обсуждения темы строительства новых поселений в секторе Аза, в Питхат Рафиах и в долине р.Иордан. На повестке дня стоял вопрос о строительстве пяти новых населённых пунктов в Секторе и возле него, и, среди них, форпост Абу-Медиан (сегодняшний Нецарим), Хан-Юнес (сегодняшний Моран) и Самайри (сегодняшний Нецер-Хазани). Глава поселенческого отдела Йехиель Адмони, со своей стороны, выразил мнение, согласно которому первым делом необходимо построить поселения вблизи от Рафиаха и Хан-Юнеса, а затем уже посёлки Самайри и Абу-Медиан, «которые в любом случае потребуют дополнительные земельные угодья и водные ресурсы в пределах зелёной линии». Министр обороны Моше Даян проигнорировал эти доводы и, по-видимому, принял во внимание позицию Шарона и Зеэви, которые предпочитали строительство трёх новых посёлков в Секторе и именно – Абу-Медиан, Самайри и Хан-Юнес. «В свете важности еврейского присутствия в Секторе, я готов согласиться на строительство форпостов НаХаЛь в Секторе, даже если их будущее там, как будущих гражданских посёлков, до сих пор неясно и может возникнуть необходимость разрушить один-два из них», - сказал Даян.
12.10.1971 года состоялось заседание Межведомственной комиссии по поселенчеству. На повестке дня стоял вопрос о подготовке бюджета для поселений на 1972-1973 годы, и обсуждение, естественно, переросло в обсуждение поселенческого движения, как такового. Координатор действий в Иудее и Самарии Шломо Газит объяснил, «что армейские круги предпочли дать приоритет именно строительству Нецарим» из-за месторасположения между г.Аза и двумя большими лагерями беженцев, Шати Маза и Джабалия Маза. Предназначением Абу Медиана являлось перекрытие расширения Аза с южной стороны, создание разрыва между Аза и югом сектора. Главным результатом присутствия здесь является контроль над безопасностью». Газит, на самом деле, представил выводы обсуждения в своём кабинете, которое было проведено 2-3 недели тому назад, 05.10.1971 года, в результате которого было принято решение о создании военного форпоста на земле Абу-Медиана, который будет заселён разведротой бригады НаХаЛь, которая будет переведена из долины р. Иордан в сектор Аза.
На этом обсуждении Газит сказал: «Все земли, предназначенные для Нецарим, ограждены. Что же касается государственных земель, обрабатываемых руками местного населения, то постараемся придти к определённому соглашению путём компенсаций и обмена участков». Здесь же он говорил о прокладке подъездной дороги и сообщил, «что вдобавок к форпосту НаХаЛь, там же будет расположено военное подразделение (имелась ввиду, как уже было сказано, разведрота НаХаЛь, которая находилась тогда в долине р.Иордан). Газит также добавил: «Поскольку поселение не будет расположено на территории г.Аза, не думаю, что имеется необходимость в контактах между городом и поселением».
Представитель поселенческого отдела Еврейского Сохнута, Йехиель Адмони, который с самого начала был противником всех поселений в Секторе, использовал проблему водоснабжения как причину забраковки предложенного проекта поселения: «Вопрос водоснабжения и земельный вопрос являются проблематичными. Более года тому назад мы колебались между устройством поселения в Секторе или отказом от него. И тогда уже были проблемы воды и земли, из-за которых отвергли предложение о заселении. Поселенческий отдел предложил использовать резервы, находящиеся в трёх угодьях, в пределах «зелёной линии». Там, на территории этих угодий, принадлежащих кампании «Производство и развитие», имеются и земли, и вода. Министр сельского хозяйства Гивати в последнее время согласился с этим предложением, практически обещав, таким образом, землю и воду для поселений. Вопрос состоит в том, провести ли воду в Сектор и обработать как можно больше земель в секторе или обработать в нём минимум земли, а недостающую воду получать из выше упомянутых угодий, без того, чтобы не затронуть местные запасы воды, т.е. те, которые находятся непосредственно в самом Секторе. На первом этапе можно будет обеспечить воду послениям, использующим прибрежные источники воды (ряд скважин на морском побережье), которые можно будет объединить в одну систему водоснабжения, которая станет частью государственного прибрежного водовода на протяжении всего морского побережья страны. Необходимо будет произвести буровые работы на каждом из участков, предлагаемых для поселения, и произвести первоначальную откачку воды, необходимой для питьевых нужд населения посёлков, которые будут созданы на базе форпостов НаХаЛя, а затем уже решим, проводить ли воду в Сектор, если не будем использовать в нём дополнительные площади, или придётся возить людей для сельскохозяйственных работ за пределы сектора, в места, где имеются земельные участки и вода», -подвёл итоги Адмони.
Речь Адмони не произвела впечатления на слушателей. Между членами правительства того времени, правительства Голды Меир в составе – Маарах, МАФДАЛЬ и Независимые либералы (ГаХаЛь вышла из правительства за полтора года до этого), царило единство мнений относительно поселения в Секторе Аза. Даже такой ярко выраженный «голубь», как Моше Коль (министр туризма, относящийся к независимым либералам), сказал на данном обсуждении Межведомственной комиссии по поселенчеству: «Хоть нет официального решения правительства по поводу аннексии сектора Аза, но практически все партии считают, что Сектор должен быть частью государства Израиль, тем более, что он расположен в пределах международной границы. В свете последнего сообщения Садата, в котором содержится отступление от прежней позиции Египта, я придаю важность нашему обоснованию в Секторе, и, чтобы не оставалось сомнений, - усмирение Сектора определяется тем, что арабы думают о продолжении овладевания им». В продолжении того совещания он поинтересовался, имеются ли шансы «выявить ещё площади в Секторе, как с точки зрения водных, так и земельных возможностей; нежелательно, чтобы поселенцы были там изолированы».
Министр Натан Пелед из МАПАМ (в те годы блок Маарах включал Аводу и МАПАМ) сказал на том обсуждении: «Тема создания поселений, обеспечивающих безопасность, не подвергается сомнению, так же, как и в других местах. Возникновение постоянных посёлков вызывает проблемы другого характера». Галили ответил на это, что он надеется, что Пелед присоединится к предложению – создать постоянный форпост в Хан-Юнес (НаХаЛь Мораг, стоявший тогда на повестке дня), обратив внимание на то, что всё фракции, входящие в правительство, выражает единое мнение – сектор Аза не должен находиться за пределами государства Израиль.
Министр сельского хозяйства Хаим Гивати тоже отметил проблему воды: «В Абу-Медиан мы поняли, что проблема добавочных поселений – это не проблема земли, а проблема воды ...; в ближайшие годы мы предстанем перед необходимостью доставки воды в Сектор для ведения арабского сельского хозяйства и, в основном, для полива плантаций цитрусовых. Поэтому я не верю, что мы сможем сделать больше того, чем решили сделать сейчас».
Представитель МАФДАЛЬ, Моше Крона сделал замечание, что будто говорится о большом поселении в Абу-Медиане», как о свершившемся факте. На это Галили ответил ему, что «ещё ничего не решено», и добавил: «Решение о создании форпостов в Самайри и Хан-Юнес носит характер рекомендаций государственного значения и бюджетного значение. Если будут возражения в правительстве, то оно не осуществится».
Никто из правительства не возражал. И Галили подвёл итоги: «У министра сельского хозяйства (Гивати) нет возражений или сомнений по поводу нашего поселения в Секторе, вообще, и в Самайри, в частности. У нас имеются сомнения, всё ли готово для принятия решения и включено ли это в бюджет на 1972/1973 годы, в то время как мы находимся только на первых этапах зондирования и подготовки земли». Гивати поспешно поправил самого себя: «Начнём с Абу-Медиан, и, если придём к решению поселиться там, поставим вопрос о Самайри».
Ганди сказал: «Поднимем поселение».
Разрешение на воздвижение форпоста Абу-Медиан было дано 30.11.1971 года, после обследования и проверки на местности, было утверждено месторасположение форпоста «Комитетом по месторасположению» поселенческого отдела в Еврейском Агентстве, на высокой песчаной дюне, возвышающейся над местностью, рядом с дорогой Аза-Рафиах, к северо-востоку от Тель-Аджуль. Окончательное месторасположение установил командующий Центральным округом Реховаам Зеэви так, чтобы из форпоста можно было производить наблюдения за дорогой Аза-Рафиах. В тот же день была назначена дата становления на землю: утро праздника Пурим, 29.02.1972года; 27.12.1971 года собралась юридическая комиссия Поселенческого отдела Сохнута и разрешила проект Абу-Медиан. Ещё до строительства ему было дано ивритское название – «Нецарим». Ганди дал это имя, являющейся «ивритизацией» названия лагеря беженцев, расположенного поблизости. В начале Ганди думал о названии «Нецер», но имелись две причины, по которым он остановился на множественном числе «Нецарим»: во-первых, имелось поселение по имени «Нецер Сирени», во-вторых – из опасения, что его обвинят, что он ещё при жизни хочет увековечить имя своего друга – Моше Нецера, который возглавлял Отдел Молодёжи и НаХаЛь в министерстве обороны.
Предложение Ганди было принято. На обсуждении Отдела молодёжи и НаХаЛь и командования НаХаЛь 10.01.1972 года было выбрано имя «Нецарим», которое сохранилось до сегодняшнего дня. И тогда, буквально на подъёме, строительство посёлка оказалось под большим вопросом. Это произошло за один-два дня перед становлением на землю. Ганди – всё ещё не командующий Сектора, но на грани принятия его под свою ответственность, прибыл для обследования местности, и в глазах его потемнело: люди Сохнута энергично атаковали бульдозерами великолепную дюну, на которой планировалось установить форпост, и, вместо наблюдательного пункта, возвышающегося над месностью, Ганди обнаружил огромное «футбольное поле», расположенное на 10 метров ниже первоначальной высоты дюны. А ведь на выбор этого места повлияла возможность производить наблюдения за дорогой Аза-Рафиах и перекрёстком Харт-Дардж.
«В тот момент, когда я получу командование над сектором», - прокричал в уши Якова Зейде, руководителя района Негев в Отделе поселений Всемирной Сионистской Организации»,-«я выкину отсюда этот посёлок». «Ничего ты не сделаешь», - как всегда, медленно ответил ему Зейде,- «Мы вообще не привыкли разбрасываться поселениями. Сначала получи командование сектором, а затем уже поговорим». Ганди заупрямился: или заново насыпят дюну, что, по-видимому, невозможно, или Нецарим не останется на данном месте и придётся передвинуть севернее, чтобы иметь возможность наблюдать за дорогой и перекрёстком. Ещё в тот же день начался обмен телеграммами между Отделом молодёжи и НаХаЛь с командованием НаХаЛь и губернатором Аза: Что будем делать? Церемония запланирована через два дня, а тут Ганди остановил всё из-за того, что хочет наблюдать за дорогой.
Но бульдозеры и на этот раз нельзя было остановить.Окончательное решение было такое: прибытие в посёлок будет произведено в срок. Через 3 дня после становления посёлка Ганди прибыл в Нецарим для окончательного решения проблемы. В результате обследования было решено выровнять все дюны вокруг так, чтобы имелась возможность беспрепятственного просмотра местности по всем направлениям. Но к северу от форпоста была дюна с красивейшей посадкой эквалиптов. Ганди посмотрел на стройные деревья, чем-то похожие на заповедник «Масрек» на горах Иерусалима, и сказал: «Эту дюну не трогаем». С тех пор это место стало чудесным наблюдательным пунктом над местностью. (В 1995 году, во время процесса Осло, старший офицер Сектора глупым приказом заставил выкорчевать эквалипты).
Здесь было решено построить двухэтажный дом, из которого можно было бы наблюдать за дорогой. Этот двухэтажный дом стоит в Нецарим и по сей день, дом, такие дома были распространены в иорданских базах, но резко выделяется в новом форпосту. В Нецарим он быстро получил название Бейт Джан.
В утро праздника Пурим 1972г. Нецарим обосновался на земле. Два ядра НаХаЛь из движения Херут вернулись из добровольной службы прямо к моменту становления посёлка. Начало, как обычно, было тяжёлым. До строительства сборных домов бойцы НаХаЛь жили в палатках. Приезжали разные специалисты, высказывая скептическое мнение о ведении сельского хозяйства в этом районе. В соответствии с проектом начали строить защиту от ветра для огорода, перейдя от фантазий к реальной действительности – выращиванию помидоров, огурцов и кабачков в море песка.
Официальная церемония становления на землю была проведена через 8 месяцев после этого, 06.11.1972 года на спортивной площадке, построенной на месте, украшенной пальмовыми ветками и флагами. Здесь были приглашённые, родители, члены движения Бейтар и новые репатрианты, специально приглашённые на эту церемонию. Смотр солдат форпоста произвели командующий Центральным округом Реховаам Зеэви, командир НаХаЛь – полковник Ашер Дар, руководитель отдела молодежи и НаХаЛь – Йоське Яалом.
В приветствии генерала Зеэви живописно говорилось, что слово Нецарим имеет много значений. В конце приветствия появились ансамбль «Гренада» репатриантов из Испании и ансамбль НаХаЛь с отрывками из программы «Пальмахник».
Первый посёлок (и последний – в конечном итоге) во «втором пальце» стал свершившимся фактом. Не все с радостью приняли становление посёлка Нецарим. Кибуц «Керем Шалом» опубликовал своё мнение, в котором говорилось: «09.11.1972 года форпосты Нецарим и Мораг были воздвигнуты на земле. Это земля менее, чем год тому назад была отнята у арабов. Это ещё одно звено в цепи ползучей аннексии, в которой НаХаЛь принимает большое участие под прикрытием т.н. «поселения для обеспечения безопасности». Как бывшие члены НаХаЛь мы горды ролью НаХаЛь в поселенческом движении, но очень опасаемся превращения НаХаЛь в орудие аннексии. Пусть НаХаЛь служит поселенческим проблемам и проблемам безопасности и перестанет использоваться как орудие аннексии».
Руководитель Отдела молодёжи и НаХаЛь сказал в своём приветствии: «Мы считаем, что ещё окончательно не решены проблемы воды и земли, но я уверен, что недалёк день, когда кибуцно-религиозное движение займет свое место и будет ответственно за развитие и заселение поселения, который присоединится к уже имеющимся поселениям Сектора».
Не случайно Яалом упомянул движение религиозный кибуц. В месяце алуль 1973г. было решено в Отделе поселений ВСО, что движение Кибуц дати получит Нецарим в середине 1974 года. Отдел поселений возложил на себя обязанность передать под руководство НаХаЛь Нецарим участок земли и воды, как было согласовано с Кибуц дати.
Между тем разразилась Война Судного дня, и многие планы изменились. План Поселенческого отдела, по которому Нецарим будет заселен членами Кибуц дати максимум в 1975-1976 годах – не произошла. В середине 1976г. Нецарим был передан в руки движения Кибуц меухад.
Казалось, не было больше форпостов НаХаЛь, за владение которыми так боролись бы поселенческие движения, как Нецарим. Лишь Кибуц дати хотел создать там гражданское поселение, остальные хотели использовать Нецарим в качестве «базы для гибуш (сплочения)» своих ядер НаХаЛь.

(прим.ред.сайта МАОФ -
НАХАЛЬ – ноар халуци лохем – авангардная сражающаяся молодежь, в состав НАХАЛя помимо бригады НАХАЛь входили ядра (гар'иним) форпостов. Тогдашняя поселенческая политика заключалась в том, что на месте будущего поселка создавался форпост (hэахзут) НАХАЛя, бойцы которого сочетали военную службу – охрану участка – с сельским хозяйством; через несколько лет на месте форпоста возникал кибуц или мошав. Гар'ин (30-40 человек) состоял из воспитанников молодежного движения одной из партий, входящих в ВСО. Это курировалось министерствами обороны и сельского хозяйства. Сейчас трудно поверить, но в те годы не только правая и религиозная молодежь рвалась в НАХАЛь, но и воспитанники левых партий МАПАЙ-Маарах и МАПАМ. Более того, было своего рода "соревнование" какое молодежное движение поставит больше гар'иним. После победы Ликуда на выборах в 1977г. в левых кругах автоматически все поселки за "зеленой чертой", включая кибуцы и мошавы, стали называть "hитнахалуйот", для их жителей придумали новое слово "митнахалим", в отличие от "митъяшвим" в пределах "зеленой черты".
Кибуц – сельскохозяйственная коммуна, где поначалу работали лишь члены кибуца (принцип "авода иврит" – еврейский труд), в последнее время кибуцники, как правило – распорядители работ, а работают наемные работники. Мошав – сельскохозяйственный кооператив с меньшей степенью обобществления.
Кибуцные движения:
Ихуд квуцот ве-кибуцим (Объединение кибуцев) и Кибуц меухад (Объединенный кибуц) – несмотря на слово "объединение" в названии образовались в результате раскола в ряде кибуцев в 40-50-е годы из-за трений между партиями МАПАЙ и МАПАМ и угрозы просталинского путча со стороны МАПАМ. Затем объединились в ТАКАМ (тнуат кибуцим меухедет – объединенное кибуцное движение), но сами расколотые кибуцы так и остались разделенными и до сих пор существуют Эйн-Харод Ихуд и Эйн-Харод Меухад и т.д.. Движение ассоциируется с партией МАПАЙ-Маарах-Авода.
Кибуц Арци – кибуцное движение, ассоциируемое с партией МАПАМ.
Кибуц датит (религиозный кибуц) – ассоциируется с партией МАФДАЛь).
Встречающиеся в тексте названия партий, участвовавших в создании форпостов:
Херут с молодежным движением Бейтар и просоюзом национальных рабочих – правая партия последователей Жаботинского, сочетала идеологию неделимой Эрец- Исраэль с заботой о малообеспеченных слоях населения, затем объединилась с Либеральной партией, образовав блок Ликуд – Национальное либеральное движение – который сейчас трудно назвать правой партией. В последние годы возрождена партия Херут во главе с Михаэлем Кляйнером.
МАФДАЛь с молодежным движением Бней-Акива и профсоюзом а-Поэль а-Мизрахи – мифлага датит леумит – национально-религиозная партия – партия религиозных сионистов ("вязаные кипы").
МАПАЙ (мифлегет поалим Эрец Исраэль – партия рабочих Эрец Исраэль) созданная Бен-Гурионом, была правящей партией до 1977г., последовательно меняла названия на Авода – Маарах – Авода (партия Труда).
МАПАМ (мифлегет поалим меухедет – объединенная рабочая партия) – ультралевая сталинистская партия, часть руководства и членов которой были разоблачены как советские шпионы, получила название МАПАМ после того, как часть членов компартии вступили в нее, чтобы сдвинуть еще левее, затем в МАПАМ решили проделать аналогичный трюк и объединиться с Аводой, создав блок Маарах, чтобы сдвинуть Аводу левее, объединение закончилось расколом; в начале 90-х МАПАМ вместе с партиями Рац и Шинуй создали блок Мерец, несколько лет назад прекратила самостоятельное существование, несмотря на попытки ряда динозавров возродить МАПАМ.
В последние 20-30 лет Авода и МАПАМ полностью поменяли свои позиции, отказавшись и от сионистских, и от рабочих идеалов, и став партиями партаппарата, и слово "рабочая" в их названиях звучит как насмешка)

Результатом явилось то, что Нецарим передавались то одному, то другому поселенческому движению: Бейтар, Кибуц Арци от МАПАМ, Объединение групп и кибуцев, Кибуц Меухад (два последних сегодня объединены в рамках ТАКАМ и Религиозный Кибуц. Особено интересна борьба Кибуц Арци за владение Нецарим. В месяце сиван 1976г., когда Нецарим был во владении Кибуц Меухад, получившим его от Религиозного Кибуца, Отдел молодёжи и НаХаЛь потребовал от Кибуц Меухад передать Нецарим в руки Кибуц Арци. Секретариат Кибуц Меухад сообщил Отделу молодёжи и НаХаЛь, что они отказываются это сделать. Секретариат Кибуц Меухад сообщил секретариату Кибуц Арци, что они не хотят менять Нецарим на форпост Катиф на юге Сектора (сегодня – Нецер Хазани). Это не помогло. В Отделе молодёжи и НаХаЛь было решено, что Нецарим будут во власти Кибуц Арци – и так и было сделано.
Но не было ясности о будущем поселения, и расположение Нецарим рядом с Аза, возбудили идеологические проблемы среди ядра Шомер-А-Цаир (молодежное движение партии МАПАМ и движения Кибуц арци). В отчёте о поездке офицеров командования НаХаЛь в середине 70-х годов написано: «Члены НаХаЛь от МАПАМ не понимают, для чего существует форпост. Не чувствуют себя, принадлежащими этому месту, и спрашивают себя, зачем они здесь, на территориях. Девушки чувствуют себя тратящими впустую время. Парни не чувствуют себя солдатами во всех отношениях. Они не понимают, зачем они поселились там». Были члены НаХаЛь, которые отказывались работать в огороде Нецарим, т.к. это арабская земля». Кстати, командиры умели распознавать «идеологические отговорки» от настоящей причины – простой лени. Они разъясняли всем отказникам, что ношение формы заставляет их участвовать во всех работах форпоста, даже если это только сельскохозяйственные работы. Движение Кибуц арци видело в Нецарим, также и по идеологическим причинам, переходный лагерь для подготовки ядер, а не стабильное поселение в будущем. Юг Сектора, напротив, развивался и заселялся многими форпостами и поселениями. Пионерами среди них были Мораг и Нецер Хазани.

Перевод Р.Ш.