Maof

Saturday
Sep 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
часть1. ВОЗВРАЩЕНИЕ В «КФАР ДАРОМ»
часть 2 .ЕВРЕЙСКИЕ КОРНИ В ГАЗЕ
часть 3 «5 ПАЛЬЦЕВ ПОСЕЛЕНИЙ»
часть 4 "ВОЕННАЯ ТАЙНА: ФОРПОСТ КФАР ДАРОМ"
часть 5.«СИОНИСТСКИЙ ОТВЕТ ТЕРРОРУ»
часть 6. «СКОРЕЕ НА МОЕЙ ЛАДОНИ ВЫРАСТУТ ВОЛОСЫ, ЧЕМ ЗДЕСЬ ВСТАНУТ ПОСЕЛЕНИЯ»
часть 7. «ПЕРВЕНЕЦ ПОСЕЛЕНИЙ – НЕЦЕР ХАЗАНИ»
часть 8. ПОСЕЛЕНЦЫ УБЕДИЛИ ЭЗЕРА ВЕЙЦМАНА.

ЧАСТЬ 9. ГОРСТОЧКА ПОСЕЛЕНЦЕВ СОЗДАЁТ СОВЕТ.

http://www.hevel-katif.org.il/Html%20Files\Hebrew\History_Perek_9.html


В сырое утро 1978г. (как парафраза из известной песенки "бе-бокер лах ба шнат ТАШЛАХ) Элиэзер Автаби позвонил Реувену Розенблату, в Кфар Маймон. Правительство Бегина было у власти более года, и ядра будущих поселений расцветали в Иегуде, Шомроне и Азе. Розенблат, в прошлом активист Объединения мошавов и Гуш-Эмуним, недавно закончил целый ряд общественной деятельности, последняя из которых – заместитель председателя районного совета Азаты, и наконец-то был свободен посвятить себя своему дому и хозяйству. Его повседневным занятием было выращивание роз. Ора, жена Реувена подняла трубку. «Реувен дома?»,- спросил Автаби. Своей женской интуицией Ора уловила предвестие бед. «Он, наверняка, хочет Реувена на должность председателя Азаты», - подумала она про себя. «Если ты ищешь его для какой-либо должности, то лучше не приходи», - сказала она Автаби. Автаби не унимался. «Приготовь для меня чашку кофе», - сказал Оре, - «И если и не согласитесь со мной, то по крайней мере посидим поговорим».
Был тогда доктор Меир Шахам (да будет память его благословенна), заместитель ген.директора МВД, много сделавший на разных поприщах, который высказал в те дни идею о создании муниципиальныхо советов в Йегуде и Шомроне. В ящике его стола накопилось немало предложений на эту тему, которые не были приняты во внимание в системе безопасности. Но командующий Йегуда и Шомрон бриг.генерал Бен-Элиэзер, со временем ставший министром строительства и противником поселенцев ЙеША, решил продвинуть эту идею. Он решил создать 4 поселка городского типа (местных совета), и один из них - в Гуш Катиф. Автаби беседовал на эту тему также и с тогдашним министром внутренних дел – доктором Йосефом Бургом (МАФДАЛь). До этого посления Гуша подчинялись региональному совету Азата. Но ему уже трудно было предоставлять необходимые муниципальные услуги. «Отношения между Гуш Катифом и Азатой очень хорошие», - объяснял Автаби Бургу», - но в порядке заботы о районе необходимо разделение между советами.
Имя Реувена Розенблата услышал Автаби от Шимона Минса, соседа Реувена по Кфар Маймон, который в то время помогал поселению Нецер Хазани.
В один день, без всякой связи с инициативой доктора Шахама, собрались представители 6 поселений района Азы: Кфар Даром (населённый людьми Гадида), Нецер Хазани, Катиф, Ганей Таль (члены которого ещё проживали в Катифе) и Мораг, в котором жила группа, переехавшая затем в Питхат-Шалом возвести там мошав «Йевуль» после переезда туда после отступления из района Ямит. Кто-то вбил им идею, что можно создать самостоятельный региональный совет. Арале Цур, который тогда и не представлял, что и он будет председателем Совета, предложил Цви Генделя. Цви воспротивился: не было у него представления, что такое Совет, что для этого надо, да и вообще – зачем ему лишние проблемы. Нужен кто-то опытный со стороны. Тут вмешался Шимон Минс, находившийся там в качестве инструктора Нецер Хазани:. «В Кфар Маймон есть еврей, который был заместителем председателя Совета Азаты, еврей серьёзный и я рекомендую его».
В тот период были напряжённые отношения между Нецер Хазани и Ганей Таль, и Цви подумал про себя: «Если Шимон рекомендует его, то, разумеется, не надо принимать это предложение». Однако, это мнение он сохранил при себе и в своё время устыдился его. Внешне он поддержал идею послать Автаби убедить Розенблата.
Автаби приехал, отхлебнул кофе, приготовленный Орой, и представил Розенблату первый сюрпиз: «Речь идёт о районе Катиф. Мы должны создать новый региональный совет. Т.е. начать с самого начала. В районе Катифа сейчас всего только 40 семей, все они молодые. Необходимо довести этот район до 15-16 поселений. Имеется решение правительства создать за 2-3 недели местный совет. Проблема в том, что местные жители лишены опыта муниципиальной работы, - всё это молодые семьи. Они попросили найти кого-нибудь со стороны и предложили тебя, если ты готов влезть в это. Создадим региональный совет, и ты будешь во главе его». «Я против»,-опередила Орна ответ мужа, но с интонацией намного менее уверенной, чем во время того телефонного разговора. Автаби не отступал: «Ты приедешь в красивейший район, и я убеждён ... . Знаешь, что – приди на полгода. И если через полгода ты скажешь, что не хочешь, сразу же вернёшься домой. Но если (и я убеждён в этом) через полгода ты влюбишься в Азу, то ты ещё останешься там на долгие годы». «Прежде, чем я отвечу», - сказал Розенблат, - «я хотел бы посетить это место».
В одно прекрасное утро Розенблат и Автаби выехали осматривать район. Вид посёлков был далёк от того, чтобы возник соблазн возглавить местный совет. Всего-то 6 мелких разбросанных посёлков. Что привлекло его, так это как раз голые дюны, открытые к морю – серьёзный потенциал развития района. В этой поездке он также встретил Цви Генделя, который сказал ему: «Послушай. У тебя как раз сейчас конец сезона роз. Всё, что тебе надо – это полгода на создание регионального совета. Так возьми себе рабочих для посадки роз, переедь сюда для создания Совета и создай его, направь его, а затем мы уже справимся сами». Розенблат подумал и согласился: «Ответ положительный, но только на полгода», - сказал он Автаби.
И ещё одно условие было у Розенблата, - чтобы рядом с ним находился один из поселенцев на высокопоставленной должности в Совета. На самом деле ему уже было ясно, кто это будет, - тот самый поселенец, уговоривший его приехать только на полгода – Цви Гендель. Цви поначалу пытался ускользнуть: «Я приехал сюда, чтобы быть мошавником, а не служащим», сказал он Реувену. Розенблат среагировал: «Хорошо, я понимаю, что ты хочешь заниматься хозяйством, я тоже. И я возвращаюсь к розам. Цви понял подвох: «Ты приехал на полгода, а я нет». Но тутже и сам понял, насколько слаба его отговорка. Так он вошёл в Совет. Розенблат назначил его секретарм и казначеем – должности, которые в обычных советах занимают 2 человека. «У нас маленький Совет и ты сможешь один совмещать 2 должности», - объяснил Цви.
Ближе к празднику Песах ТАШЛАТ (1979г.) была проведена церемония объявления о создании Совета в соответствии с приказом военного губернатора с участием министра внутренних дел, доктора Йосефа Бурга (да будет память его благословенна).
«Уважаемые министр внутренних дел, губернатор Сектора, уважаемые гости и дорогие товарищи», - начал Реувен Розенблат свои приветствия. «Создание регионального совета Катиф является важной вехой в развитии этого района. Создание Совета превращает группу разрозненных посёлков в одно целое и обязывает нас рассматривать пути развития района в целом. Особый характер этого района, из-за удалённости от других населённых районов вынуждает нас развивать культуру и образование на высоком уровне, чтобы жители и их дети смогли получить здесь на месте все необходимое. Первоочередной задачей Совета является забота о создании и действии всех необходимых учреждений». Реувен глубоко вздохнул и продолжил: «Район этот расположен недалеко от моря. Особеные пейзаж и климат диктуют нам ещё одно направление усилий – развитие летних баз отдыха и туризма на берегу моря. Развитие этой области может помочь экономической базе жителей как дополнение к современному сельскому хозяйству. Это также приведёт к большей связи между этой и другими частями страны». Идеалы всегда были в избытке в Гуш Катиф. Чего не хватало там – так это денег. Первой борьбой нового Совета была, разумеется, тема бюджета.
Однажды утром Реувен и Цви отправились в министерство внутренних дел, там встретили одного служащего, имя которого они позабыли, посоветовавшего им, как подготовить бюджет, первый в истории регионального совета Гуш Катиф. «Сколько вас? 40 семей? Хм ... . Вы всё равно получаете услуги из Совета Азаты. Советую вам и дальше их получать. Т.е. вам нужен бюджет для финансирования зарплаты председателя Совета и его машины, зарплату секретаря и всё. И ваша роль будет заключаться только в использовании людей для получения услуг. И это всё». Если с помощью этого сухого бюрократического приёма он хотел завоевать сердца Реувена и Цви, то он по-видимому не был знаком с их идеалом. «Господин!», - сказали ему,- «район Гуш Катиф на сегодня – это 40 семей, но наша задача не быть т.н. людьми связи, а развивать поселенческое движение в большом масштабе. Если будем, как ты, мелко мыслить, то не разовьётся там ничего».
Разочарованные вернулись домой. Кто оказал им помощь, так это как раз председатель Совета Азаты Авраам Розман, член кибуца Саад, имеющий богатый муниципиальный опыт. Он уселся рядом с Цви и Реувеном и подготовил такой бюджет, в котором действительно не было никакого соотношения между ним и 40 семьями, но были там решения проблем развития самостоятельных служб на месте и для развития района во всех областях: абсорбция, развитие новых поселений и т.д. и т.п.. С этим предложением вернулись к тому безызвестному служащему из министерства внутренних дел. Был нелёгкий спор, в результате которого у них оказался значительный бюджет.
И тогда возникла новая проблема – месторасположение местного совета. В то время были застроены 2 поселения: Катиф и Нецер Хазани. В Нецер Хазани жили 20 семей, в Катиф – только 7 семей. Там было много свободных зданий. Секретариат Катифа внёс такое предложение: «В здании секретариата имеются 2 комнаты, одна из которых занята нашей секретаршей, а другая – свободная. Вас же всего 2 человека, так сделайте кабинет совета во 2-й комнате. На двух человек её вполне достаточно». Но и это предложение не соответствовало виденью Реувена и Цви. Они заприметили в посёлке Катиф пустующее 4-х комнатное здание. Дом, на котором можно было повесить вывеску «Региональный Совет», и придать ему соответствующий вид. Там они и начали действовать, как Совет. Совет – это значит служащие. Так появилась первая служащая на полставки, в четверти кабинета. Должность эта была необходима для сохранения баланса. Из-за того, что Цви был из Ганей Таль (несмотря на то, что они ещё жили в Кфар Даром), секретарша должна была быть из Нецер Хазани, чтобы не забросить ни один посёлок. Так Рахель Ифат стала секретаршей.
Итак, местный Совет Гуш Катиф насчитывал 3-х человек: Реувен Розенблюм – предселатель, Цви Гендель – секретарь-казначей и Рахель Ифат – секретарша. Более 2-х лет действовал совет в этом здании, расположенном в Катифе, пока не переехал в Неве-Дкалим, о чём будет рассказано ниже.
Первой проблемой, за которую взялся совет, было образование. К уже существующему коллективу добавился ещё и координатор по образованию. Когда Бен Харуш из Нецер Хазани вступил на должность, совет уже состоял из 4-х человек, и так продолжалось длительное время. Следующей должностью было назначение земельного инспектора. Тали Ландсман, член Ганей Таль, был послан выявить свободные земельные участки и также контролировать, что происходит на местности, по согласованию с Армией, чтобы предотвратить захват арабами этих свободных земель. Далее ещё будет рассказано об этой деятельности.
Совет разрастался параллельно с ростом количества поселенцев в секторе Азы. Был создан социальный отдел, и отдел образования разделился на 2 отдела – образования и культуры, задолго до того, как министерство с тем же названием разделилось подобным же образом. Был назначен координатор по вопросам безопасности – и региональный совет начал выглядеть, как настоящий муниципиальный совет. Впоследствии Цви Гендель был назначен на должность заместителя председателя Совета, и создал Экономическую Компанию по развитию района. Первым его проектом были 120 дунам картофеля в районе Бсор. Первым генеральным директором был Эдельштейн, который закончил эту должность, когда начал утверждать, что Гуш Катиф не подходит для туризма. Цви, который верил в туристический потенциал района, взял на себя должность ген. директора Компании по развитию параллельно с должностью заместителя председателя Совета.


НАДИВ УБЕЖДАЕТ ГЕНДЕЛЯ
В ноябре 1987 года Реувен Розенблат решил, что «полгода» пребывания в должности, на которые он согласился 9 лет тому назад, уже прошли. Он доложил на собрании Совета, что он увольняется. Естественно ожидалось, что Цви Гендель займёт его место, но сам Гендель так не считал. За 2 года до этого Гендель уволился с должности заместителя председателя Совета и также с должности ген.директора Компании по развитию района, которую передал своему заместителю Йегуде Рабину и решил полностью переключиться на развитие туризма в районе.
В беседе с Реувеном Розенблатом Гендель сказал откровенно: «Я не заинтересован в должности». Розенблат, который хорошо знал Цви, понимал, что он не устраивает представление и что он действительно не заинтересован в должности. Так начались активные действия на «бирже имён». Гендель предложил Ури Ариэля, со временем ставшего генеральным секретарём Совета ЙеША и председателем совета в Бейт Эль. Реувен Розенблат пркдложил Моше Горелика из Рамат Магшимим, который тогда был заведующим района Севера и Галилеи в ВСО.
Но Хаим Надиви, генеральный секретарь Объединения мошавов (движения, создавшего Гуш Катиф), не уступал. Он пригласил Цви на беседу в гостиницу на берегу моря, и сказал слова, разбившие сопротивление Цви. «Я знаком и с Моше Гореликом, и с Ури Ариэлем, и они действительно отличные кандидаты. Но это напоминает мне район Ямит, когда главой борьбы за предотвращение отступления был Ури Элицур из Офры. Если ты приводишь людей со стороны, то это попахивает временностью, это попахивает подготовкой к эвакуации. Это не выглядит, как поселение, которое мы хотим и которое ты хочешь».
Надиви умолк, Цви также молчал. В сознании ещё свежа была эвакуация Ямита, и слова Надиви снова и снова отдавались в мозгу: «Это попахивает временностью, это не выглядит поселением». «Я готов», - заговорил Гендель, - "но при условии, что это пройдёт при общем согласии Совета». Уже тогда Гендель, ставший со временем членом Кнесета, предъявлял свои условия политикам.
Так и произошло. При голосовании Совета в полном его составе 11 членов проголосовали за Генделя, двое воздержались. Никто не проголосовал против. Реувен Розенблат, основатель совета, ушёл домой, довольный тем, что успел создать, сожалеющий о препятствиях, которые ставили перед ним правительственные чины, предотвративших большой размах строительства, и озабоченный интифадой, которая в то время вспыхнула по всему ЙеША и которой предстояло изменить государство Израиль и сектор Аза до неузнаваемости.
Когда Гендель вступил в должность в январе 1988 года, местный совет уже 3 года был расположен в новом месте, где и существует до сегодняшнего дня, в районном центре Неве Дкалим. И до сих пор неясно, кто что создал: здание Совета – посёлок Неве Дкалим, или Неве Дкалим – здание Совета. Ясно одно, что они неразрывно связаны.

Перевод Р.Ш. МАОФ