Maof

Wednesday
Oct 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
Местом для казни посредством оплевывания может быть все, что угодно: позорный столб, помойная яма, газета, интернет, трибуна кнессета. Это место не обязано находиться в прямой досягаемости плевка. Плюнуть можно просто на землю, глядя (или не глядя) в телевизор на уже еле видное из-под плевков лицо, и казнимый почувствует. Почувствует, даже если кто-то проглотит слюну из соображений куртуазности и плюнет только мысленно.

Я ненавижу публичные казни. Допускаю, что можно согласиться со спорной (вообще говоря) необходимостью отнять чью-то жизнь, но превращать этот процесс в праздник – гадость уже бесспорная. Мы возмущаемся дикими саудеями, площадно рубящими головы прелюбодеям. Можно подумать, что у иудеев казни гуманнее.


Коллективное оплевывание Ольмерта в связи со Второй Ливанской войной неприятно еще и своей вопиющей несправедливостью. Я уже говорила и готова повторить это снова: Вторая Ливанская война завершилась победой Израиля. Небольшой. Не сокрушительной. Не решающей. Не размозжившей врагу голову, а всего лишь прищемившей ему хвост. Но - победой. Да, у нас есть основания быть недовольными тем, что ситуация улучшилась недостаточно. Но то, что она улучшилась – несомненно.

Помимо очевидного достижения, заключающегося в разрыве пограничного контакта с Хизбаллой и, как следствие, – в наличии спокойствия на Севере, можно перечислить еще несколько:
- это единственная война, которую Израиль завершил дипломатическим успехом.
- по результатам войны вскрыты опасные просчеты в подготовке ЦАХАЛа и тыловых служб и получена возможность их исправить (кстати, если кто и несет ответственность за эти просчеты, то уж никак не Ольмерт).
- в очередной раз получила зримое подтверждение непререкаемая готовность народа в целом моментально перейти от режима сытого рыгания перед телевизионным "Кохав нолад" к режиму героического противостояния – на персональном уровне каждого отдельно взятого солдата, милуимника и гражданского в тылу.

Высказывались опасения, что после этой войны пошатнулась психологическая основа сдерживания – арабская убежденность в непобедимости ЦАХАЛа. Говорили, что теперь каждый израильский премьер будет недопустимо перестраховываться, прежде чем принять решение, чреватое новой войной. Ответ на эти опасения мы видели в сентябре: со времени Второй Ливанской прошло всего лишь чуть больше года, а соответствующее решение оказалось принято, и арабские штаны все так же привычно потяжелели.

Повторю и еще кое-что: свою молитву о продлении дней правительства Ольмерта.
Я не испытываю к Гиене никаких симпатий. Скорее, наоборот: я полагаю его мерзким, аморальным, циничным, насквозь коррумпированным типом. Но - по факту – его правительство совсем не так уж плохо по сравнению с возможными альтернативами.
Меня вполне устраивает Барак в качестве министра обороны: он, по крайней мере, пользуется авторитетом и, возможно, даже компетентен – редкость для израильского министра.
Меня устраивает БарОн в качестве министра финансов – тою же компетентностью, а то что омерзителен, так мне с ним за одним столом не сидеть.
Меня более чем устраивает Фридман в качестве министра юстиции: дай ему Б-г силы и времени завершить задуманные реформы.
Меня устраивает Ципи Ливни в качестве министра иностранных дел: она никакая, а значит, и завиральным идеям не подвержена.
Меня устраивает сам Ольмерт, уже многократно обжегшийся на не только на молоке, но даже и на джине с тоником, а потому избегающий любых возможных конфликтов и обострений.
Меня устраивает "понимание", которое готовы проявлять по отношению к этому правительству "старшие братья" и "любящие сестры" всех мастей и цветов.

А потому мы имеем то, что имеем: хамасников мочат при гробовом молчании "прогрессивной общественности", форпосты стоят на своих местах, якобы переговоры якобы ведутся с якобы партнером (то есть, никто не ожидает и не требует реальных результатов), экономика процветает, Гистадрут довольствуется ролью посредника при решении трудовых конфликтов, главная крепость левой сволочи – юридическая система – гнется и скрипит… зачем же бежать от такого счастья? И главное – куда?

Пусть все будет так же еще два года. Или даже три. Да что там – хоть пять, хоть десять. Все равно лучшей альтернативы не видать. А там, глядишь, и вырастет что-нибудь достойное.

"Живой журнал" kyshara