Maof

Sunday
Oct 02nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Фальшивые взаимные комплименты между партнерами по коалиции сменились войной всех со всеми. В дальнейшем ожидаются нападки со всех сторон на Бени Ганца. Айелет Шакед, оставшаяся без Беннета, уже не ожидает предложений из Ликуда

Помните, как в течение прошлого года члены коалиции, называвшие себя "коалицией перемен", твердо придерживались правила хвалить друг друга при любой возможности. Постоянно подчеркивали "мы", а не "я". Иногда уровень подслащивания становился приторным и угрожал поднять сахар в теле коалиции до непереваримого уровня. Беннет хвалит Ганца и Лапида. Лапид не перестает восхвалять министра финансов Либермана, который со своей стороны прославляет Мансура Аббаса по любому поводу.

Это также была рабочая программа коалиции – хвалить, хвалить и хвалить. Наблюдавшие за беседами в зале заседаний Кнессета между Михаль Розин (Мерец) и Ниром Орбахом (Ямина) или между Абиром Кара (Ямина) и Гилеадом Карибом (Авода) видели медовый месяц, какого не бывало даже в коалиции, полностью составленной из право-религиозных партий. Разумеется, комплименты и те, кто их говорили, не были искренними, а вытекали из стратегии, гласившей: давайте создадим видимость влажной и публичной любви и кто знает, может, это получится. А если этого не случится, то, может, хотя бы в оппозиции поверят, что это по настоящему и ослабят немного ногу на педали газа в борьбе против коалиции. Курьез превратился в привычку, а привычка стала рабочей программой – почти единственной, разработанной коалицией за год ее существования.

Настоящей любви не было там, и разговоры Беннета о единстве в последнюю неделю перед падением – не более, чем треп со стороны того, кто первым высмеивал слово "единство", когда было создано предыдущее правительство Ганца и Нетаниягу. Тогда Беннет утверждал, что сотрудничество Ликуда и Кахоль-лаван с неизбежностью приведет к политике левых. Идеал единства не стоял тогда перед глазами Беннета при том, что то было настоящее правительство национального единства – в него входили крупнейшие партии каждого из объединяющихся блоков. Теперь же – когда Беннет должен остаться в памяти с каким-нибудь месседжем в конце его каденции – он придумал новое слово, которое никогда не было частью его мировоззрения – единство. Ведь если он вернется к использованию правых месседжей, то столкнется с насмешками и издевками со стороны правых. И присоединение к идеологии "только не Биби" не поможет ему на этом этапе, потому что эта ниша уже занята и переполнена. Поэтому в беде Беннет изобрел теорию единства, в которую никогда не верил, - только потому что сейчас это единственный не занятый мессидж.

Трудно ей без него

Несмотря на то, что она презирает этот мессидж, Шакед избрала не выступать против него, по крайней мере в те дни, когда было еще не окончательно ясно, куда направляется Беннет. Шакед работала ту неделю сверхурочно, чтобы отменить решение об отставке своего старого партнера – не обязательно из любви к Беннету, а из понимания, что партия Ямина – это угасающий бренд. Можно любить бывшего главу правительства, а можно и нет, но его решение уйти из политической жизни может полностью обвалить партию – и это Шакед хотела предотвратить.

По состоянию на сейчас Шакед решила, что она остается в партии - с Беннетом или без него – но она предпочитает, чтобы это было с ним. Сила привычки. Все ее дни в политике прошли возле него и ей не хочется именно сейчас – в этот неудачный тайминг – изменить положение. А, возможно, ей не хочется менять вообще, точка. Скажем это так: свое самое худшее политическое решение – присоединиться к правительству Беннета-Лапида – Шакед приняла из-за безоговорочной верности Беннету. Так тем более сейчас, когда она, возможно, в самой худшей точке в ее политической карьере, это не время инициированно покидать Беннета. Если он уходит сам – это нечто другое. Так или иначе, с точки зрения Шакед, закончились дни милости со стороны ликудников, когда те готовы были принять ее на зарезервированное место, и авантюра обратно в партию Байт йегуди, чтобы возглавить ее и так попытаться вернуться в сердца правых, не стоит на повестке дня. Это или партия Ямина, или ничего. По состоянию на сейчас.

Вернемся к сценам проявления симпатии между членами коалиции в отношении друг друга в последний год, которые часто выглядели фальшивыми и чрезмерными. На этой неделе все вышло наружу и в другом направлении. Война всех со всеми будет утонченным определением того, что мы видели между составляющими коалиции. Одной спички хватило, чтобы поджечь целый сектор. Это произошло посредством соглашений, к которым пришли председатель коалиции депутат Боаз Топоровский с представителями оппозиции депутатами Яривом Левином и Йоавом Кишем. (прим.перев. – после роспуска Кнессета и до избрания нового состава Кнессет может обсуждать только законопроекты, приемлемые для всех глав фракций) В одно мгновение 2 партии из коалиции превратились в обычные оппозиционные партии, когда депутат Рам Шефа (Авода) и Алекс Кушнир (НДИ) забросали орг.комиссию Кнессета сотнями поправок к законопроекту о роспуске Кнессета, их глаза изрыгали огонь, когда каждые 5 минут в процессе обсуждения в комиссии они требование "консультацию с фракцией", чтобы остановить, затормозить и торпедировать роспуск Кнессета. Официальной причиной был закон Метро, который не был включен в соглашения между коалицией и оппозицией, но на деле начавшаяся избирательная кампания привела к тому, что Авода и НДИ были еще неделю назад членами коалиции. Обмен обвинениями включал утверждения о "позорной капитуляции" в отношении Еш атид, а в ответ слышались обвинения, что министерша транспорта Мейрав Михаэли (Авода) месяцами не заботилась о принятии закона Метро и вспомнила только в последнюю минуту запрыгнуть на телегу.

Коалиция против Ганца

Но это было лишь прологом к основной порции, а вернее, к тому, кто будет центральной жертвой лево-центристского блока. То, что пройдет Бени Ганц со стороны остальных партий его блока, напомнит ему то, что он прошел чуть более года назад во время прошлой избирательной кампании. Сказанное Ганцем на этой неделе на заседании своей фракции - это лишь квинтэссенция кемпейна, который, по его мнению, на пороге, - он не отрицает никого в качестве партнера после выборов, сейчас время объединений, а не раздора. Хоть Ганц прояснил, что отверг все попытки Ликуда предотвратить лишние выборы путем создания правительство еще нынешним составом Кнессета, но подчеркнул, что говорит лишь о нынешнем Кнессете. После выборов - это уже другая история. Поскольку Ганц - не Беннет, и он уже доказал в прошлом, что стремится к настоящему единству и для него это не просто лозунг, он в самом деле попытается создать правительство национального единства. Во-первых, потому что он в самом деле думает, что это правильно сделать, во-вторых, потому что он полагает, что только в такой ситуации он может стать премьер-министром, даже пусть на часть каденции. Он видел, что случилось после предыдущих выборов, как Нафтали Беннет самую вожделенную должность лишь по одной причине - потому что не клялся в верности ни одной стороне. Как Беннет говорил против левых партий, но на том же дыхании утверждал, что Нетаниягу не может продолжать быть премьер-министром.

Отсутствие обязательств Беннета по отношению к какой-либо стороне - ни блоку анти-Биби, ни к блоку Нетаниягу - подарило ему целый год премьерства. Сейчас Ганц верит, что пришла его очередь. В его случае он будет гораздо легче для переваривания левым партиями. Но у этого будет цена. Яир Лапид, Мейрав Михаэли, Ницан Горовиц и Авигдор Либерман набросятся на 8 мандатов Кахоль-лаван в попытке растащить, что попадется под руку. Они скажут, что Ганц, в сущности, кошерует Нетаниягу, не заявляя однозначно, что не пойдет с ним в правительство после выборов. Что он вновь косит в сторону кресла и готов сделать все ради этого. Что еще одно надувательство избирателей. Их цель - сделать одно из двух: или сломать министра обороны и заставить его однозначно забраковать Нетаниягу в качестве партнера по коалиции, или сделать все (как пытались в прошлой избирательной кампании), чтобы уничтожить партию Кахоль-лаван, чтобы она не прошла избирательный барьер.

Этот бой - помимо политического будущего Ганца - может повлиять на всю избирательную кампанию.

(БеШЕВА - 30.06.2022)

Перевел Яков Халфин