Maof

Sunday
Oct 02nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
(* - разумеется, в заголовке обыгрывается комедия The Broken Heart Club)

Уходящий премьер-министр гордился хорошими отношениями с альтернативным премьером, но это было лишь еще одним доказательством его стремления быть принятым в "правильном" клубе * Лапид – через секунду после вступления в канцелярию премьера – уже испытывал никаких эмоций от этих слов Беннета

Все знакомы с типами, о которых писал британский автор Джон Голсуорси в "Саге о Форсайтах", а через 60 лет после него комик Граучо Маркес: есть люди, презирающие клуб, который готов принять их. Мы знаем таких ненавидящих клуб, который готов принять их, и которые высмеивают этот клуб, потому что и мы иногда ведем себя так. Но сердце сжимается от тоски-желания, породившего презрение: есть среди нас такие, которые обречены вечно мечтать о клубе, который не примет их ни при каких условиях.

Годами Беннет убеждал себя, что у него есть шанс быть принятым и приемлемым вне сектора, который выбрал его своим представителем. Политическое соглашение с Лапидом не входить по отдельности в правительство Нетаниягу в 2013г. удостоилось мистического и одновременно китчевого названия "союз братьев". Не меньше. Уже тогда Беннет изливал горечь на Ликуд, оставивший его вне правительства, и декларировал верность Лапиду: "Яир Лапид сдержал слово по отношению ко мне и общественности, которую я представляю. Сейчас наша очередь сдержать слово. Слово – это слово. Я сдержу его. С радостью выдержу все нападки по этому поводу. У меня широкие плечи. Я сдержу слово". В этом был предварительный намек на порядок предпочтений Беннета в отношении выполнения обещаний.

Лапид – не брат Беннету и даже не троюродный брат религиозно-сионистской общественности. И никогда не был. Лапид – это тот, кто будучи колумнистом в Йедиот ахронот радовался "размежеванию", потому что это было, в его глазах, возможностью проучить поселенцев и преподать им "урок скромности, а, возможно, и демократии".

Он упрямился, что все деньги страны зарыты "между Ицхаром и Итамаром". Он был тем, кто помогал генералу Эльазару Штерну сделать горькой жизнь Хананэля Даяна – отличного солдата, отказавшегося пожать руку нач.генштаба Дана Халуца за то, что принимал участие в "размежевании". Лапид назвал Даяна бесчисленным количеством уничижающих прозвищ. Даян, в отличие от Беннета, не испытывал иллюзий. Он подал в суд на Лапида и выиграл 12 тыс шек.

Но в глазах Беннета, Лапид – настоящий хозяин дома, председатель клуба, в который Беннет мечтает быть принятым. Ни на мгновение ему не пришло в голову, что Лапид просто использует его для большей цели. Надпись была на стене, но Беннет игнорировал.

Со вступлением в должность премьер-министра редакционная статья в газете Гаарец выдала то, что было за кулисами приязни СМИ к "правительству перемен" – устранение Нетаниягу и поэтому "несмотря ни на что, Беннет". Издатель Гаарец Амос Шокен искренне и пространно говорил в телепередаче Шарона Галя о том, что было ясно любому здравомыслящему человеку: "Я не поддерживаю Беннета, но чтобы вытащить Нетаниягу с ул.Бальфура, надо сделать то, что надо сделать… Мы хотим, чтобы блок перемен сформировал следующее правительство. Я знаю, что Беннет не разрушит Ицхар, но спорить будем потом. В первую очередь мы обязаны, просто обязаны удалить Нетаниягу с ул.Бальфура. И против Гидеона Саара мы много писали. Эти люди - "не наш стакан чая". Мессидж прошел. "Сказали ему, чтобы он был реалистом, намекнули ему, чтобы повзрослел", - писал в песне Эли Мохар. Пока создается впечатление, что в Беннете видно и продолжение: "Но он ничего не понял, и у него нет ума сожалеть об этом". (Амру ло ше иhье квар мааси, рамзу ло ше-итбагер. Аз hу ло ламад шум леках ве-эйн ло сехель гам леhицтаэр)

В течение года каденции на посту премьера Беннет много хвастал хорошими отношениями с Лапидом. "Мой друг и партнер" – так называл он Лапида и рекомендовал нам всем учиться у того "шиур бе-мидот". И в самом деле через минуту после того, как Беннет подал в отставку, Лапид поспешил преподать ему урок "мидот", а, возможно, и скромности.

"Нафтали, - написал Лапид, - я работал с премьер-министрами, я был знаком с премьер-министрами. Ты хороший человек и отличный премьер-министр, и ты хороший друг. Это не церемония прощания, потому что у меня нет намерения расставаться с тобой".

С Беннетом – нет, но с главой государственной разъяснительно-пропагандистской службы Эльадом Тена, назначенного Беннетом, - да. Лапид вышвырнул Тену и заменил его своим назначенцем. В конце концов, Беннет – такой отличный премьер-министр, что даже 4 месяца – слишком большой срок терпеть его представителя.

"Я хочу поблагодарить отсюда 13-го премьер-министра Израиля Нафтали Беннета. За честность, за дружбу, за то, что ты вел правительство к достижениям в области экономики и безопасности, которых тут не видели годами. Особая благодарность за тот факт, что израильские граждане видят упорядоченную передачу должности между людьми, которые выполняют соглашения и верят друг другу", - написал Лапид и не переводя дыхание полностью отверг (и справедливо) просьбу Беннета получить привилегии, полагающиеся тому, кто был премьер-министром не менее полутора лет.

В качестве унизительной компенсации Беннет был вынужден удовлетвориться почетным знаком министерства здравоохранения за "руководство страной, ведущей в мире в противостоянии эпидемии короновируса и защите иммунитета израильской системы здравоохранения". Даже потратились на диплом из дерева! Беннет был сброшен со всех ступенек своим "собратом", но пинающая нога была в шелковых носках.

И настоящий собрат и партнер Беннета - Матан Кахана - удостоился утешительного приза в виде премии рыцаря качества власти от Движения за качество власти. Судья Верховного суда в отставке Далия Дорнер позвонила, чтобы сообщить ему, и Кахана рапортовал о "чувствах радости и гордости". Интересно.

2 года назад Дорнер давала интервью сайту Зман, где выплеснула тонны помоев на Нетаниягу и добавила нечто, что полностью соответствует иллюзиям, которые вели Беннета, Шакед и Матана Кахана в попытке обмануть своих избирателей и попытаться эмигрировать влево - в привилегированный клуб: "Если завтра придет "Янкель" (вместо Нетаниягу), - постановила Дорнер, - вы увидите, что Янкель будет святым в обществе. Через неделю, самое большее, месяц никто не вспомнит, что был Нетаниягу. Так это".

Хоть вместо Нетаниягу пришел не Янкель, а Беннет, но его короткая премьерская каденция не превратила его в святого. Общественность не забыла Нетаниягу. Так это. Беннет так хотел быть царем львов, но не обратил внимание, что он всего лишь хвост ящериц, и он машет с гордостью даже после того, как ящерица избавилась от него и отправилась выращивать новый хвост.

8.07.2022

Перевод: Лея Халфин