Maof

Friday
Dec 15th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Обвинительное заключение, поданное на этой неделе по делу поджега в деревне Дума, - проблемно и основывается, главным образом, на признании обвиняемых, как видно, полученном под пытками. Ожидается, что судебный процесс будет сложным и долгим, явно не легкой прогулкой для ШАБАКа

Помимо тяжести самого преступления, события в деревне Дума - в первую очередь являются стратегическим терактом против поселенчества. В перспективе нескольких месяцев, прошедших с тех пор, это вырисовывается как мегатеракт против имиджа поселенчества - черное пятно на годы. Трудно оценить ущерб в Стране и в мире для дела поселенчества, ущерб от фотографий пожара. Сравнение "еврейского террора" с волной убийственных терактов родилось в деревне к северу от шоссе Алона. Отсюда возник интерес в острой реакции, выразившейся в жестком следствии, чтобы "увидели и убоялись".

Именно поэтому настоящий экзамен системы правоохранительных органов заключается в сохранении еврейских демократических ценностей в виде элементарных прав обвиняемых. Материалы, на которых основывается обвинительное заключение против Амирама Бен-Улиэля и несовершеннолетнего А., еще не переданы представителям зящиты, но исходная предпосылка - что там нет ничего существенного, помимо признания подозреваемых. Логично предположить, что если бы было "что-то еще" существенное, оно было бы брошено против обвиняемых во время следствия или слито в СМИ. Сами признания очень проблемны, так как, видимо, выбиты под пытками. Когда высокопоставленные представители правоохранительных органов вполголоса говорят об "особых методах" или "необходимой защите", можно понять, что подразумевается.

Проблема в том, что хоть "необходимая защита" может избавить следователей ШАБАКа от личной ответственности за пытки, но не может обосновать обвинение. Дополнительный факт: признание прозвучало только перед следователями ШАБАКа, но не перед полицейскими следователями. С юридической точки зрения, у признания перед полицейским есть более высокая доказательная ценность по двум причинам: полицейские довольно точно документируют все сказанное им, в отличие от следователей ШАБАКа, склонных ограничиваться кратким конспектом. Кроме того полицейские строго следуют закону и указывают обвиняемому, что у него есть право на молчание и что все сказанное им может послужить против него, - что далеко не всегда происходит на следствии ШАБАКа.

На предварительном этапе адвокаты будут вести 2 войны. Первая - видеоматериалы следствия. Хоть закон о ШАБАКе позволяет этой организации не снимать допросы на видео, но все знают, что допросы фотодокументируются. Защита потребует все пленки, чтобы доказать, что признания выбиты под пытками, и закон о раскрытии вещдоков будет работать в пользу защиты. Закон говорит, что даже если в раскрытии вещдоков есть ущерб для безопасности, то если вещдок может послужить на пользу обвиняемого у обвинения есть 2 возможности: или раскрыть это или изменить обвинительное заключение, ибрав из него пункт, основывающийся на скрываемом вещдоке (вроде доноса агента, личность которого не хотят раскрывать).

Вторая война - вокруг вопроса где будет вестись суд: в Центральном окружном суде или в Иерусалимском окружном суде. ШАБАК борется за проведение суда в Петах-Тикве по той причине, что там есть судьи, вроде Эреза Нириэли и Авраама Таля. Мягко говоря, стандарты в Центральном окружном суде в Петах-Тикве отличаются от стандартов в Иерусалимском окружном суде.

Так, например, когда несовершеннолетний А. утверждал перед судьей Нуриэли, что его пытают, тот не потрудился провести хотя бы минимальную проверку и ограничился замечанием в протоколе. Когда адвокат несовершеннолетнего поразился этому, судья ответил: откуда у меня такие полномочия? И еще анекдот из жизни: 18 декабря адвокаты прибыли на обсуждение поданной ими апелляции, но ШАБАК положил на суд и не привез на заседание Бен Улиэля, объяснив это технической поломкой. Судья не стал задавать вопросов, не потребовал немедленно провести подозреваемого и предложил отложить заседания с пятницы на воскресенье. Позже со слов подследственных выяснилось, что 17 и 18 декабря проводились самые жестокие пытки, приведшие к их слому. И еще: из 120 просьб защиты в период ареста 119 были отклонены. Этого не было бы в Иерусалимском окружном суде.

Проблема ШАБАКа заключается в том, что деревня Дума находится в Иерусалимском округе. Чтобы обойти это, служба безопасности присоединила к обвинительному заключению против Бен Улиэля и А., что против них есть еще обвинения в действиях, совершенных в Самарии, а также пункт о поддержке организации, в которую кроме них входили еще 2 несовершеннолетних.
Так или иначе, этот судебный процесс будет сопровождать нас еще долгое время и, видно, не станет легкой прогулкой для службы общей безопасности.

("Макор ришон" 8.01.2016)


Перевел Яков Халфин
МАОФ