Maof

Friday
Apr 28th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Чем больше проходит лет, тем больше затруднений возникает у системы образования в связи с Днем памяти Рабина. Никто из нынешних учеников не жил в то время, и убийство Рабина затрагивает их примерно, как убийство Арлозорова, Бренера или де-Хаана. Поэтому, среди прочего, в этом году были вовлечены родители в мероприятия. А через некоторое время педагоги будут вынуждены обращаться за помощью к дедушкам и бабушкам учеников.

Мой старший сын, ученик, 6-го класса, был попрошен проинтервьюировать нас - родителей - о наших воспоминаниях об убийстве Рабина. Перечень вопросов, отпечатанный и розданный ученикам класса, включал 4 вопроса, как будто скопированные из протокола допроса Магалит Хар-Шефи: Где Вы были, когда услышали об убийстве? Что Вы почувствовали, услышав об убийстве? Как Вы отреагировали на известие? И самой главный вопрос: кем был покойный Ицхак Рабин для Вас?

Если бы этот бланк с вопросами был роздан год-два после убийства, у меня есть ощущение, что большинство родителей оказались бы за решеткой.

Ведь не только День памяти Рабина мы переживали в те дни, но и волны терактов и попыток совершения терактов. Мужчины, женщины и дети были убиты арабскими террористами, и каждый теракт затрагивал нас, был болезненным для нас и горячил нашу кровь не меньше, чем национальные исторические травмы.
Возможно, сейчас время раздавать другие бланки с вопросами: попросить родителей рассказать о тех днях правительства Рабина. Пример вопроса: дорогие родители, как по-вашему, в период Осло сообщение о теракте было бы в главных заголовках, как сейчас, или нет?

Когда я расскажу своему сыну о событиях того времени, я не уверен, что он поверит мне. Что, автобусы взрывались по всей стране, погибали люди, а правительство продолжало говорить о мире и отдавать части Эрец Исраэль врагам? Что люди опасались посещать торговые центры и кафе из опасений терактов?

У меня нет проблемы с тем, что хотят вспоминать об убийстве Рабина. Это не обычное убийство, и надо говорить о нем и объяснять это новому поколению. Но меня возмущает бесконечная наглость части левых, продолжающих говорить о "наследии Рабина" и "пути Рабина" и скрывающих большое количество крови, пролитой на этом пути.

Теракты последнего времени не только принесли горе, но и указали на то, что мы медленно приходим в себя от правительств Рабина-Переса. Немало лет понадобилось израильскому обществу, чтобы вернуться к здравомыслию, принимать теракт как потрясение, а не привыкать к аду взрывающихся автомобилей и разорванных частей тел. Много лет понадобилось нам, чтобы вернуться в доословскую эпоху, когда ножевой теракт был достаточной причиной для смены правительства.

И все же и сегодня "архитектор Осло" поднимается на трибуну выступающих на митинге памяти, бубнит слово "мир" десятки раз и нахально утверждает, что отчаявшиеся от мирного процесса не являются здравомыслящими. А напротив него стоят воспитанники левых молодежных движений, знающие 90-е годы по Википедии, и хлопают в ладоши при каждом упоминании "мира" - виртуального и кровоточащего мира трех лауреатов Нобелевской премии мира 1994г. Если это мы должны выучить из убийства Рабина, то лучше пусть оно забудется.

20.11.2014

Перевел Яков Халфин