Maof

Thursday
Jun 29th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Рабин не понимал до конца смысл Осло, которое противоречило тому, во что он верил все годы. Его неполноценность в области внешней политики привела к тому, что он съел то, что другие сварили ему

Когда я слышал на этой неделе, как Ади Эльдар (прим.перев. - мэр Кармиэля от партии Авода) говорил на митинге в память Рабина, что много пальцев нажали вместе с Игалем Амиром на курок и что они, в сущности, находятся сегодня у власти, меня удивила одна вещь. Выяснилось, что Ади Эльдар все еще мэр Кармиэля. Помимо того, что речь идет о подстрекательстве в духе сталинских времен, к уровню которого ни один из правых критиков Рабина в период, предшествовавший убийству, и сейчас не приблизился, есть нечто характерное в том, что Ади Эльдар все еще мэр Кармиэля. Я не помню когда бы он не был мэром Кармиэля, но я могу утешить его - часть лидеров партии Авода всегда живы. Включая покойного премьер-министра Ицхака Рабина, который в эти дни из могилы управляет израильской общественной жизнью больше, чем при жизни.

Так кто же из руководителей МАПАЙ-Маараха-Аводы все же умер? Ведь не все удостаиваются вечной жизни. К сожалению, по этому вопросу у меня нет хороших вестей. Голда умерла. Бен-Гурион умер. Леви Эшколь умер. И Берла Кацнельсона нет. Но Рабин - или его наследие - жив. И Шимон Перес жив, и Йоси Бейлин, и Ицхак Герцог.

Разделение простое. Голда против Аврума Бурга. Бен-Гурион против Рабина. Правые могут сказать спасибо за то, что "наследие Рабина" и дурацкое подстрекательство, связанное с этим наследием и днем его памяти, удерживают правых у власти. Потому что раздробленное нынешнее правительство давно ушло бы, если бы у него была достойная альтернатива. Просто память общества о катастрофах, к которым привели левые и к которым в состоянии привести в будущем, приводит к тому, что даже люди, очень разочарованные тем, что правое правительство не правит, продолжают голосовать за Ликуд.

Я, например, не критикую политику правительства Нетаниягу, но функционирование правительства и отдельных министров находится на спаде. Можно видеть, как национальные проекты, важные для процветания и существования государства, застревают, как бригада 80-летних электриков, не могущих вызволить мошавы Шаронской долины из тьмы.

Так может быть это наследие Рабина. Важно напомнить, что и в его последние дни Рабин не верил в палестинское государство и что еще хуже: не верил, что его действия ведут к палестинскому государству. Этим он демонстрировал свою неполноценность в области внешней политики - в той мере, в которой "палестинская тема" относится к внешней политике.

Со времени назначения премьер-министром в июне 1974г. на протяжении следующих 3 лет он получал отчеты от Ури Авнери о встречах в Лондоне с представителем ООП Саидом Хамами, а после того, как тот был убит - с Исамом Сартауи, а после того, как тот был убит... Партия Авода уже попала тогда в ловушку Бруно Крайского, Шалом ахшав и группы, обслуживающей ООП. Но Рабин всегда говорил Ури Авнери, что тот, кто не хочет создания палестинского государства между морем и Иорданом или в Иудее и Самарии, пусть лучше даже не делает первый шаг к переговорам с ООП. Потому что ООП - это в первую очередь палестинское государство. Поэтому на протяжении лет Рабин противился переговорам с ООП.

Перед выборами 1992г. Рабин открыто говорил о создании автономии в течение 8-9 месяцев после прихода к власти. Это было у него на столе. Ликуд обвинял его, что речь идет о переговорах с ООП (прим.перев. - что тогда было запрещено законом - контакты с террористической организацией), и эти обвинения считались "подстрекательством". Я верю, что Рабин не желал ООПовской автономии. Но это то, что сварили ему, и соглашение Осло рисовалось единственной альтернативой, если Рабин хочет выполнить предвыборное обещание.

Возможно, он говорил себе, что все зависит от нас, и не важно с кем мы подписываем договор. Рабин не продумывал и не понимал до конца смысл договора с ООП да еще на международной церемонии с участием Арафата - символа палестинской борьбы по уничтожению государства Израиль. Рабин также не правил в своем правительстве. Министр ин.дел Шимон Перес правил половиной министров. Правые предупреждали о судьбе Иерусалима, но Иерусалим не был частью первого договора с ООП. Все крутилось вокруг масштабов территорий и вопросов безопасности - вопросов, в которых Рабин разбирался. Разумеется, не говорилось о беженцах. Все политическое сумашествие "палестинского государства в границах 1967г.", "раздел Иерусалима", "беженцы", "обмен территориями" - это, с Вашего позволения, Ади Эльдар, - наследие Эхуда Барака.

Синдром поколения 1948г.

Разумеется, возникает вопрос: продолжал бы Рабин процесс Осло до его неминуемого конца в виде палестинского государства? Тут Израиль потерял стратегическое преимущество в виде личности Рабина. Рабин страдал синдромом представителей своего поколения, которые видели завершение воссоздания государства Израиль в примирении с арабскими странами. Как будто в этом исторический смысл государства Израиль, особенно после того, как в Шестидневной войне Израиль занял земли, которые, по мнению левых, должны были быть разменной картой. Поэтому можно предполагать, что Рабин не отступил бы от процесса, и на каждом этапе нашелся бы какой-то Гольдфарб, который предоставил бы ему большинство в 1 голос для утверждения соглашения в Кнессете.

В этом и отличие Рабина 70-х от Рабина 90-х. Было безответственным действием в 1992г. основываться на депутатов от партии ХАДАШ для создания блока в 60 депутатов, чтобы предотвратить возникновение правого правительства. Теракты усилились, превратились в серию взрывов в автобусах, это создало напряженную атмосферу на улицах, что дало Игалю Амиру ощущение подходящего момента для покушения.

Но Рабин благодаря своей личности мог заявить на международной арене, что палестинцы не выполняют соглашения, и США поддержали бы его. Хотя и это, видно, иллюзия. Билл Клинтон выкрутил ему руки, чтобы он возвратил изгнанных хамасников. Надо помнить, что и против Рабина была задействована подпольная политика ин.дел Йоси Бейлина посредством того, что было названо соглашение Бейлина-Абу-Мазена. Все ужасы, постигшие Израиль, начались еще при жизни Рабина.

Есть ли шанс, что Израиль выйдет из пике, в который он вошел в результате Осло? Возможно с течением времени. Как и в случае с войной Судного дня, общественный диалог и споры не изменяются, и израильское общество ничему не учится. Можно сказать лишь одно в пользу израильского общества: оно усволило опасность внутреннего насилия, у правых развилось отталкивающее чувство от приближения к пропасти. Что касается левых - они потеряли тормоза и часть их сегодня служат происламской борьбе.

("Макор ришон" 30.10.2015)


Перевел Моше Борухович
МАОФ