Maof

Friday
Jan 27th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Невидимая рука стерла важное напоминание из событий весны 2002г. – весны ужасных терактов и операции Защитная стена – как это преподается сейчас потребителям левых израильских СМИ весной 2022г. Волюнтаристский цензор стирает ключевой параграф в ряде интервью с руководителями той операции, в свидетельствах бойцов и воспоминаниях семей, потерявших близких в терактах: как стало ясной необходимость освободить города Иудеи и Самарии от террористов?

Через 20 лет после той операции мы заново узнали о мужестве бойцов во время очистки Дженина от террористов. Наши дети узнали, что десятки израильских солдат погибли в переулках города. Наши внуки услышали о действиях тогдашнего командира десантной бригады – нынешнего начальника генштаба Авива Кохави – во время зачистки касбы Шхема. Танки других комбригов пробивали заслоны на подступах к Бейт-Лехему. Благодаря им – напомнили нам – было зафиксировано постепенное снижение графика жертв террора вплоть до полной ликвидации террора самоубийц с поясами, начиненными взрывчаткой. ШАБАК вновь получил непосредственный контакт с инфраструктурой террора. С тех пор и до наших дней ЦАХАЛ может выдергивать из глубины арабских городов опасных террористов, готовящихся совершить теракт, и этим разрушить конвейер террора.

Но эта документация не проясняет широкий контекст событий. Версия СМИ наших дней об операции Защитная стена начинается с середины, а не с начала. СМИ как будто устроили заговор скрыть от нынешнего поколения, что те оплоты террора весны 2002г. не существовали там всегда. Они не были возникшей внезапной проблемой безопасности. До начала 1996г. – всего за 6 лет до тех событий – ЦАХАЛ находился в Дженине, Шхеме, Туль-Кареме, Калькилии, Рмалле и Бейт-Лехеме. Весной 2002г. ЦАХАЛ лишь заново вернул себе контроль над этими городами после того, как выяснилось, что невозможно иначе.

А кто вывел ЦАХАЛ в 90-е годы из Дженина и других городов Иудеи и Самарии? Ословские соглашения Ицхака Рабина и Шимона Переса. Премьер-министр и министр иностранных дел были архитекторами той катастрофы в области безопасности, названной интифадой аль-Акса. Судьбоносные решения 1993-94 годов с привели к необходимости военной операции в 2002г. Не приятно напоминать это сегодня, потому что Рабин с тех пор был убит, а Перес был президентом, но, как археолог не может скрыть находки, противоречащие его теории, так и археология операции Защитная стена обязана раскрывать находки, противоречащие мифу Рабина и традиции Переса: большинство авторских прав на события тех ужасных терактов принадлежат этим двоим. Из-за них ЦАХАЛ был вынужден занять заново – тяжелой ценой – те районы, из которых нельзя было выходить.

Кстати, Голда Меир не наслаждалась подобными скидками. Почти любое копание СМИ в архивах войны Судного дня ведет к осуждению главы правительства. Обвинительный перст в сторону пожилой женщины, руководившей нами, - это древний культ израильских СМИ. Каждый год осенью они заботятся напомнить нам, что ее отказ от мира создали обстоятельства, побудившие Садата напасть на нас в Йом Кипур в 1973г. Речь идет о надуманном утверждении, но все же лидеры находятся под критикой не только при жизни, но и после. В том числе Рабин.

В заслугу Рабина надо сказать, что он хотел принести мир Израилю. В осуждение его запишется, что он хорошо знал величину риска. До прихода к власти он сам отрицал логику соглашения с Арафатом. Например, в день выборов 1988г. за 2 дня до теракта в Йерихоне, приведшему к смерти 5 евреев, Рабин опубликовал в газетах послание к избирателю, в котором осудил террористов из ООП и обязался "никогда не сидеть за столом переговоров с убийцами детей" (1.11.1899) Но в итоге он сидел за столом переговоров с убийцей детей, стоял рядом с ним во время получения Нобелевской премии мира и передал ему города Иудеи и Самарии.

На первом этапе Рабин передал Арафату Йерихон и Газу. Отступление их них было определено как эксперимент. Вскоре выяснилось, что эксперимент провалился. Ряд терактов самоубийц, произошедших уже в первый месяц после подписания черновика договора Осло в сентябре 1993г. (и - в отличие от лживого нарратива – не после поступка Гольдштейна в Меарат а-Махпела). Много крови пролилось в терактах. В течение года удвоилось число жертв терактов по сравнению с годом, предшествовавшем соглашению Осло. Следующий год был еще более кровопролитным. Не только правые упрашивали премьер-министра заявить, что эксперимент провалился, но и даже члены партии Авода. В ноябре 1994г. тогдашний генсек Аводы Нисим Звили призвал заморозить процесс уступок арабам. "Продвижение в мирном процессе столкнулось с трудностями, а с фактами не спорят", - исповедался он в интервью газете Гаарец через 14 месяцев после соглашения Осло. - "В 1994г. вдвое больше жертв террора, чем в год, предшествовавший ословскому соглашению… Это не согласуется с моим мировоззрением, но если приходят к выводу, что невозможно полагаться на Ясера Арафата, то можно это открыто сказат общественности" (28.11.1994)

Более того – Рабин сам вновь и вновь угрожал, что если теракты продолжатся, то отступления прекратятся. Угрожал, но не осуществил. Его чувство смелости, воспевавшееся, когда он пожал руку Арафату, не действовало, когда реальность в области безопасности ударила ему в лицо. Видно, его сердце сказало ему, что инициатива "Йерихон и Газа вначале" провалилась, но он не собрал душевные силы, требовавшиеся для того, чтобы признать это публично. До последнего момента он продолжал играть в казино – вместе с Пересом и Бейлиным.

За месяц до смерти Рабин провел в Кнессете соглашение Осло-2 – благодаря голосам двух перебежчиков. В своей напыщенности он не слушал предостережения правых ("у убийц теперь будут не 2, а 9 городов-убежищ", - предупреждал Бени Бегин). Он также отторгал воинственную риторику Арафата. Главарь ООП вновь и вновь сигнализировал, что его старый план по поэтапному уничтожению Израиля актуален, но Рабин делал все усилия, чтобы игнорировать эти сигналы и явные слова, например, во время речи Арафата в Йоганнесбурге через несколько дней после подписания ословского соглашения. Отступление из городов Иудеи и Самарии было центральным пунктом в последнем выступлении премьер-министра за месяц до убийства. "Разделение районов предоставляет армии и службам безопасности военный контроль в районах а, В и С за исключением городов", - сказал он во время обсуждения в Кнессете соглашения Осло-2 и закончил обещанием, что "мы выходим в новый путь, который приведет нас к эпохе мира, к концу войн" (5.10.95)

Как известно сегодня и как можно было ожидать уже тогда, новый путь привел нас к ужасному кровопролитию. Уже во время первой каденции Нетаниягу (1996-99) ЦАХАЛ был вынужден ворваться танками в Шхем – впервые со времени Шестидневной войны. Во время каденции Барака (1999-2001) вспыхнула новая интифада – в несколько раз более взрывоопасная. Когда Ариэль Шарон сменил Барака, ему понадобился год терактов, чтобы подготовить народ и командование армии к необходимости возвращения в города Иудеи и Самарии. Авантюра Рабина, Переса и Бейлина закончилась тяжелой катастрофой. До сегодняшнего дня мы оплачиваем ее последствия. ЦАХАЛ действует сегодня в городах Иудеи и Самарии, но все еще далек от того, чтобы обнаружить все огромные количества вооружений, собранные с тех пор арабами. До Осло не было там такого количества оружия и сектор Газа не служил огромной ракетной батареей, направленной на города Израиля. У покойного премьер-министра Рабина есть большая вина за эту беду.

С приходом весны заповедь рассказывать об исходе из Египта и заповедь рассказывать о беде выхода из городов Иудеи и Самарии. Первое событие было учредительным в истории нации, второе – урок на поколения.

("Макор ришон" 8.04.2022)

Перевел Моше Борухович