Maof

Monday
Jul 15th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
 Прошедшая неделя началась под знаком законопрпоекта рава Хаима Друкмана. Точнее будет сказать, под знаком поднявшейся вокруг него бури. Израильские левые, соскучившиеся по временам, когда их позиция принималась достаточно благосклонно, схватились за предоставившуюся возможность всеми руками.  Из политической могилы была поднята даже старушка Алони. И впервые за последние годы израильтяне слушали филлипики левых без брезгливости и даже одобрительно.
 Действительно, законопроект выглядит странно. Конечно, арабов в Израиле любят настолько, насколько можно любить врага, но утверждать в законодательном порядке, что еврейские поселения имеют право не принимать к себе арабов, а Еврейское Агенство не должно продавать им земли – это как-то... неудобно, что ли. Не по-демократически. Недостойно израильтян. Да и вообще похоже на дискриминацию по национальному признаку.
 На самом деле с разными видами подобной дискриминации сталкивались практически все израильтяне любого пола, национальности и вероисповедания. Достаточно вспомнить, как грубо попирался в отношении большинства из нас принцип равенства прав, когда в первом классе мы пытались проникнуть на фильм «до 16». Нет сомнения, что речь тогда шла о неприкрытой  дискриминации по возрастному признаку.
 Или вот совершенно возмутительный пример – желающих поступить в академию искусств «Бецалель» заставляют сдавать собственные рисунки и людей, чьи работы не указывают на присутствие таланта к рисованию, не берут учиться на художников, нагло плюя на равное для всех право на выбор занятий.
 Да что там израильская академия. Вот в США – цитадели демократии – несколко лет назад был возмутительный случай. Некая феминистка потребовала дать ей возможность реализовать право на свободу передвижения и пустить ее в мужской туалет. Не пустили. Вопиющий случай дискриминации по признаку пола.
 Ну а если серьезно, то все приведенные выше примеры иллюстрируют один простой факт – люди бывают разными и попытки загнать их в одни и те же рамки приносят вред всем. Семилетнему пацаненку скучно будет смотреть «Москва слезам не верит», а его родители потеряют все удовольствие от фильма, пытаясь успокоить скучающее чадо. Студет, не знающий с какого конца берутся за кисть будет чувствовать себя неполноценным в компании молодых гениев, а заодно застопорит занятия всей группы. Точно так же араб, живущий в еврейском поселении, вряд ли сможет участвовать в праздновании Дня Освобождения Иерусалима, а еврей не будет палить в воздух в День Земли (даже если допустить, что найдется еврей, который  поселится в арабской деревне). При этом остальные жители деревни\мошава будут чувствовать себя достаточно неловко. Ну а сейчас, во время войны, носящей ярко выраженную этническую окраску это может быть просто опасным.
   Да, пожалуй, после порядка тысячи трехсот лет сосуществования придется признать – евреи и арабы обладают отличной друг от друга культурой и несхожим образом жизни. Это более чем естественно для демократического государства, ибо в конце концов демократия – это и есть право каждого жить своим укладом без ущерба для людей, привыкших жить иначе. Поэтому в любом демократическом государстве право совета любой общины отклонить кандидатуру нового члена из-за несоответствия его образа жизни укладу общины воспринимается как естественное. Ну а что касается права организации, созданной для развития культуры какого-либо народа, развивать культуру именно этого народа (в том числе и продавая землю для строительства поселений) – то оно не требует законодательного подтверждения ни в одной стране мира, ибо ясно любому умственно полноценному человеку. Так что в нормальной стране законопроект рава Хаима Друкмана был бы просто не нужен.
 Не был нужен он и в Израиле, до того момента как БАГАЦ не принял прецендентное постановление, запрещающее евреям отказывать арабам, которые хотят присоединиться к еврейским же поселениям. Логика, стоящая за этим постановлением, скрывалась от глаз простых смертных до последней недели, пока Шула Алони не проговорилась. В своей гневной речи она заявила, что разрешение создавать национальные поселения уничтожило шансы Израиля стать государством всех граждан.
Да, действительно, «декрет» рава Друкмана мог похоронить голубую мечту израильских левых. Что поделаешь, для демократии высшая цель – дать свободно развиваться различиям между людьми, для левых во все века – эти различия стереть. И то, что наши средства массовой информации, парламентарии и судьи с готовностью взялись заменять священный для любой демократии термин «равные» на «одинаковые» вызывает весьма серьезные вопросы о том, как в демократическом государстве столь большая часть правящей элиты может бесконтрольно измываться над демократией.
Именно это, а не излишне резкие формулировки Хаима Друкмана должны были встревожить общественное мнение Израиля. Должны были, но увы не встревожили. Так что ждите новых бурь. Кстати, в начале осенней сессии Кнессета будет рассматриваться законопроект Михаила Кляйнера, о том, что граждане должны принести присягу верности стране. Юридическая советница Кнессета уже заявила, что законопроект является расистским.