Maof

Monday
May 01st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
Аннотация:
«…многие предлагают, чтобы правительство, рассматриваемое как в высшей степени компетентный судья в деле воспитания бедных, предписывало хорошие методы воспитания и для средних классов, чтобы оно налагало на детей последних свою государственную печать, прекрасное качество которой кажется защитникам такой идеи неоспоримым, как оно казалось китайцам, когда они установили свой метод воспитания»
Г.Спенсер «Личность и государство» гл. 1 «Новый торизм» с. 20-21
Кризис семьи как института стал очевиден к концу 70-х гг. XX века. Он проявляется в необычайно высоком (до половины от числа заключенных браков) уровне разводов и растущей доле неполных семей, в уровне рождаемости, который существенно ниже необходимого для «воспроизводства» населения. Другими проявлениями кризиса являются вытеснение нормального брака «совместным проживанием», появлением «однополых браков». О том же сигнализирует популярность политических теорий, исходящих из принципиального отсутствия отличий между полами, притом, что один из «равных» полов (как ранее «угнетенный») должен быть «более равным».
Традиционная семья, точнее, семья, основанная на моральных ценностях Синайского откровения, служила и служит воспроизводству человеческого капитала и поддержанию доверия на микроуровне. В этом смысле семья как институт обеспечивает усвоение и передачу следующим поколениям базовых норм морали и простейших навыков взаимодействия между людьми. Тем самым она создает внешний эффект – снижение издержек принятия соответствующего основам морали и здравого смысла законодательства, поощряющего цивилизованное кооперативное поведение и поддерживающего рыночную экономику и экономический рост. Семья поддерживает доверие на более «высоких этажах» общества – в местных сообществах, регионах, на национальном уровне, а в определенных ситуациях, и на международном.
Кризис института семьи и его влияние на основные институты, обеспечивающие рыночное хозяйство и экономический рост, является важным объектом исследования для экономиста. Эта тема интересна не только как повод для очередного «набега» на социологов и демографов в рамках «экономического империализма». Она не исчерпывается полностью даже «обычным» изучением институтов, начиная с базовых, к каковым относится семья, и поддерживаемая ею мораль, и кончая законодательством и их взаимным влиянием. Кризис семьи влияет на стимулы и стратегии поведения домохозяйств, прежде всего, по их инвестициям в человеческий капитал (детей), влияния этого процесса на спрос и т.д. Результаты исследования, таким образом, полезны для формулирования адекватных рекомендаций по экономической политике и по направлениям совершенствования законодательства.
 
Предварительные выводы из анализа статистических данных НЕ позволяют отказаться от гипотезы о том, что кризис семьи вызван избыточным вмешательством (регулированием) государства
Резкое падение показателей, характеризующих стабильность семьи, продолжалось и тогда, когда рост городов прекратился, а современные технологии (в том числе информационные) воздействуют на семью как в том же направлении, что и урбанизация, так и в противоположном. С одной стороны, появляется больше возможностей женской занятости, с другой, женщина, ориентированная на семейные ценности, сегодня, куда реже стоит перед жестким выбором – либо интересная работа, либо дети и семья, нежели в последние десятилетия «индустриального общества» 50-70-х годов XX века
Многие институты действующего в индустриальных и постиндустриальных странах семейного права и правоприменительные практики напрямую поощряют развал семьи. К таковым относятся пособия родителям-одиночкам вне зависимости от причины их одиночества. Процедуры раздела имущества очевидно недружественные для богатого супруга делают выгодным оппортунистическое поведение, повышают риски и издержки для добросовестных супругов. Заведомо несправедливые (основанные на «пагубно самонадеянном» допущении о способности судьи в считанные часы или даже минуты решить дело «в интересах ребенка») процедуры раздела детей, делают последних идеальным орудием шантажа недобросовестного супруга против добросовестного.
В большинстве рассматриваемых стран конец 60-х - середина 70-х годов XX века стали как периодом экспансии государства в сфере семейного права, так и годами усиления негативных социально-демографических тенденций (спад рождаемости и рост доли распадающихся браков). Связь новых институтов повсеместно распространившихся в индустриальных странах в этот период с последними волнами спада рождаемости и роста нестабильности семейных связей представляется весьма вероятной. 
«У нас множество проблем, из которых я перечислил лишь несколько: школьная преступность и беззаконие, развал семьи и семейных ценностей, перегруженность хайвеев. Вы можете продолжить список. И что мы видим? От каждой проблемы тянется след к государству. Трудно найти хотя бы одну значимую общественную проблему в США может быть за единственным исключением развала семейных ценностей, которая не была бы почти целиком связана с избыточным вмешательством государства»

Результаты, полученные в ходе исследования, позволяют предположить с известной долей уверенности, что след вмешательства государства обнаружен и за кризисом семьи. Милтон Фридман мог бы с удовлетворением взглянуть на приобретшую почти полную завершенность картину бесчинств государства

Выпущено Институтом экономики переходного периода. Серия: Научные труды № 112
Текст книжки в pdf-формате