Maof

Sunday
Nov 29th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
«Джихад - вот квинтэссенция веры». Это цитата из Хадиса, сборника преданий, восходящего своими корнями ко временам основателя ислама. Слово «джихад» является сегодня главным лозунгом наших двоюродных братьев - арабов.

Я уважаю наших арабских братьев и полагаю, что они созданы по образу и подобию того же Невидимого Бога, в которого верим мы и который три с лишним тысячи лет назад вывел нас из Египта. Я с огромным почтением отношусь к их культуре и философии, к почитаемому ими Корану. В некотором смысле (и с определенным напряжением) я даже могу сказать, что люблю их, как и всех остальных людей, живущих на Земле.

Но гораздо больше я люблю своих братьев, друзей, свою семью - весь народ Израиля. И ради этой любви, которая стучит в моем сердце (вместе с пеплом шести миллионов) я готов воевать. Более того, я хочу воевать и умереть в этой войне. Таковы парадоксальные правила игры, которые евреи никак не могут усвоить: сегодня, чтобы жить в мире, нужно быть готовым воевать и умереть.

Гете выразил это необычайно ясно: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой». Еврейская же склонность к самообману не знает никаких границ. Вера в мирное решение проблем с палестинцами путем унизительной капитуляции под эгидой «мирного процесса» не лучше, чем вера в культурную германскую нацию, которая не способна уничтожить целый народ.

Поделюсь личным опытом. Тринадцать лет я наблюдаю за процессами, происходящими в стране Израиля, и, в особенности, за «мирным процессом». Наблюдая с нарастающим чувством глухого раздражения. Отчетливо ощущая, что этот процесс губителен для нашего народа, я, тем не менее, давил в себе раздражение и даже обманывал себя надеждами на возможность мирного урегулирования.

Бороться с раздражением было непросто, поскольку оно усугублялось сопутствовавшей «мирному процессу» дезинтеграцией еврейских ценностей в израильском обществе. Что общего могло быть между самоубийственными тенденциями подобного рода и тем, чем я жил: конструктивной профессиональной деятельностью, воспитанием детей, изучением Торы?!

Но в последние месяцы все переменилось. Я осознал, что война, которая нас ждет и грозит сорвать все наши планы, находится не на периферии, а в центре нашего существования. Не исключаю, что я живу для того, чтобы участвовать и, если нужно, погибнуть в этой войне.

«Хорошо, - скажет скептический читатель. - О том, как все плохо, мы уже слышали. Об этом немало писалось и говорилось в прошлом. Но что мы можем исправить? Как повлиять на добрую половину обезумевших от «мирного процесса» и «нового Ближнего Востока» израильтян, которые усердно роют могилу себе и всем нам?».

Попытаюсь ответить на этот вопрос. При всех проблемах русской алии, у нас есть свой уникальный опыт и значительные преимущества в понимании сложившейся в Израиле ситуации. Начните с малого. Вспомните, что даже в безвыходной ситуации даже самый малый шаг к правде помогает сохранить достоинство, а иногда и жизнь попавшему в беду человеку, его детям и близким. Начните «жить не по лжи», скажите себе правду:
  1. Война уже идет; каждый день в евреев стреляют. Не обольщайтесь надеждой, что вас эта война не настигнет.
  2. Лучше жить и, если нужно, умереть, сражаясь, чем отдаваться на милость безжалостного врага – ведь сегодня понятно, что капитуляция не спасает, а губит нашу страну.
  3. «Осло» явилось (в лучшем случае) трагической ошибкой израильского руководства. Инициаторы этого соглашения должны быть публично осуждены.
  4. Отступать больше некуда – и незачем. Израиль обязан занять жесткую позицию перед лицом арабского давления. Убийство евреев посредством «мирного процесса» должно быть прекращено.
  5. Мы должны проанализировать и понять, какие именно процессы ведут к распаду нашего национального самосознания, к разрушению фундаментальной системы ценностей в израильском обществе.


* * *

«Мирный процесс» беспомощен против джихада. Но есть в еврейском наследии адекватная реакция на джихад. Это «милхемет-мицва», то есть священная война за спасение еврейского народа, участие в которой является обязанностью каждого из нас. К этому предписанию Торы мы, выходцы из бывшего Советского Союза, могли бы добавить сегодня отголоски нашего собственного эмоционального опыта, воспринятого через лозунги Отечественной войны. Сегодня здесь, в Израиле, нам как никогда понятен буквальный смысл слов «Отечество в опасности!».

Эта физическая опасность удваивается за счет наблюдаемого в израильском обществе и в политике нашей страны дефицита национального достоинства. Зеэв Жаботинский предупреждал в свое время о том, сколь губительным может оказаться для нашего народа пренебрежение к этим вопросам.

Раввин Йосеф-Дов Соловейчик, выдающийся лидер американского еврейства в ХХ веке, подчеркивал, что когда все арабские государства объединяются для того, чтобы уничтожить Израиль, война с ними - это выполнение заповеди о войне с Амалеком («Коль доди», стр. 392). Столь удивительное для многих утверждение раввина Соловейчика основывается на том, что заповедь Торы «Сотри память об Амалеке» имеет два аспекта. Первый касается индивидуальных представителей древнего народа амалекитян, бывшего смертельным врагом евреев со времени исхода из Египта. Второй же относится к Амалеку в целом – к Амалеку, как воплощению ненависти к Израилю.

Уже во времена Талмуда мудрецам было ясно, что «генетически» народ амалекитян давно исчез с лица земли. Таким образом, первый аспект упомянутой заповеди не актуален сегодня, поскольку не существует индивидуума, которого предписывалось бы уничтожить в силу его принадлежности к тому или иному народу. Однако второй аспект заповеди об Амалеке распространяется на всякий народ, ставящий своей целью уничтожение евреев. Раввин Соловейчик утверждал, что именно на это указывают слова Торы «Война у Господа с Амалеком во всех поколениях».

Следуя такому истолкованию, следует заключить, что война с гитлеровской Германией являлась в традиционных еврейских терминах «войной с Амалеком». То же самое относится к войнам Израиля против пытающихся уничтожить его арабских государств.

Нет сомнений в том, что Тора дорожит человеческой жизнью и предписывает нам готовность ко многим компромиссам во избежание опасностей и кровопролития. Но когда война против нас развязана, когда противник не скрывает своего намерения уничтожить Израиль, еврейская религиозная традиция находит нужное определение такой войне и обязывает каждого из нас к участию в ней. Помните: речь идет о вашей жизни и жизни ваших детей, обо всех евреях – даже о тех, кто живет вдали от этой страны.

(Автор – израильский ученый, доктор биофизики, в прошлом - активист еврейского движения в Москве и один из создателей общества «Маханаим»)