Maof

Thursday
May 25th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Уже 9 месяцев окружение премьер-министра распространяет разные и странные утверждения, сплошь надуманные за закрытие Корпорации и оставление Управления по теле- и радиовещанию

Несколько трудно уследить за эпопеей Корпорации общественного теле- и радиовещания. Энергия и энтузиазм главы правительства по этому вопросу прямо противоположны проявляемому обществом интересу. Для тех, кто все же мобилизовал достаточно терпения, чтобы прочитать эту колонку, развернем краткую историю вопроса, требуемую для понимания контекста и чтобы не утонуть в ежедневых мессиджах канцелярии премьер-министра.

Государственное Управление по теле- и радиовещанию действует в силу закона от 1965г. До 1968г. это было только радиовещание, с 1968г. начало транслировать и телевидение. С годами усилилось разочарование общества от этого Управления по теле- и радиовещанию. Коммерческие телеканалы, появившиеся в 90-е годы, а затем и спутниковое телевидение, и Интернет оставили Управление далеко позади. Хоть бюджет телевидения постоянно увеличивался, качество программ падало, а с ним и общественный интерес к гос.телевидению. Параллельно усиливались утверждения о назначении приближенных к начальству, неэффективности, транжирстве и настоящей коррупции.

Не менее 13 комиссий было созданы в течение лет, чтобы попытаться исправить Управление по теле- и радиовещанию, превратившемуся в символ бюрократической глупости и кривды. Это была раздутая организация, никто не знал куда исчезал миллиард шекелей в год, собиравшийся за счет налога на телевизор.

По этой причине, когда наконец-то министр связи от Ликуда Гилеад Эрдан превратив отчет не известно какой по счету комиссии в практический план действия, смысл которого - закрытие Управления и создание нового органа, чистого от болячек Управления, эта инициатива была воспринята как большой успех Ликуда. Так это представлялось в предвыборных роликах партии.

Молодая организация - тонкая и здоровая - которая должна была наследовать неизлечимо больному Управлению, была названа "Корпорация общественного теле- и радиовещания" и предыдущее правительство Нетаниягу (2013-15) утвердило закон о Корпорации 29 июля 2014г.

Почему 2 года спустя - в июле 2016г. - премьер-министр решил, что Корпорация должна быть закрыта, а Управление должно продолжать трансляции - в противоречии со всеми отчетами, комиссиями и законом, который он сам провел за 2 года до этого? Никто не знает.

Некоторые говорят, что борьба работников Управления, приближенных к власти, разумеется, не радых расстаться с котлом с мясом, объясняет резкое изменение мнения Нетаниягу. Свидетельство этому можно найти в изменениях, введенных в закон с течением времени: в 2014г. закон обязывал молодую Корпорацию трудоустроить работников старого Управления в размере 25% от сотрудников Корпорации. Этот процент возрос со временем и составляет сейчас 51%.

Какой бы ни была причина - уже 9 месяцев окружение главы правительства распространяет разные и странные утверждения - сплошь надуманные - за закрытие Корпорации и оставление Управления.

Чего только мы не слышали? Что Корпорация полна левых, включая членов организации "Шоврим штика" (на самом деле, за исключением газеты "Макор ришон", это СМИ с самым большим количеством правых журналистов). Что Корпорация дорога и расточительна (ее бюджет примерно на треть меньше Управления). Что Корпорация не будет готова транслировать вовремя (она готова). Буквально перед поездкой в Китай Нетаниягу вспомнил, что принятый им 2 с половиной года назад закон связан у увольнением части работников Управления, и их личные истории вдруг тронули его сердце. И вот на этой неделе нам сообщили, что Корпорация все-таки возникнет и вопль работников Управления, удостоившихся было вызывающего слезы поста Нетаниягу в Фейсбуке, останется без ответа.

Вам трудно уследить? Подождите: последний повод - "нет контроля над Корпорацией", еще говорится, что у представителей общественности нет возможности остановить враждебную бранжу, захватывающую народные ресурсы. Это сильное утверждение, единственная проблема заключается в том, что оно не верное. Представители общественности назначают председателя комиссии по поиску и отбору, которая назначает общественный совет, который в свою очередь назначает ген.директора Корпорации и может уволить его в случае абсолютно плохой работы. Все прозрачно, открыто и детализировано в законе, сформулированном в явном стремлении ослабить влияние общественности на руководство Корпорации, а не усилить.

По крайней мере, один драматический сериал поставили за счет наших налогов - тех, что финансируют деятельность канцелярии главы правительства.

(Авишай Иври - редактор и ведущий дигитального отдела Корпорации)

("Макор ришон" 31.03.2017)

Перевел Моше Борухович
МАОФ