Maof

Wednesday
Nov 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Современная хасидская история о выходе теннисиста Дуди Сэлы из игры во время матча из-за святости Йом-Кипур * Достойный ответ на отсутствие судей на церемонии в Гуш-Эционе

Дуди Сэла - израильский теннисист с некрупным телом, но огромным сердцем. Свои небольшие физические параметры он компенсирует спортивным талантом и качествами души. Он настоящий боец, отдающий всего себя на площадке, борется за каждый мяч и так преуспевает дойти до высоких достижений. Уже годы он является теннисистом номер 1 в Израиле, а в международном рейтинге стабильно входит в первую сотню лучших теннисистов в мире.

Как и любой профессиональный теннисист Дуди Сэла зарабатывает за счет успешных выступлений на турнирах, проходящих в течение года по всему миру. Чем важнее турнир и чем выше теннисист продвигается на этом турнире, тем бОльший денежный приз он получает. Сэла удостоился более 20 титулов за свою спортивную карьеру, но все они в турнирах второго уровня. Его пиком на более важных турнирах ("Большой шлем") был выход в одну восьмую финала.

В канун последнего Йом-Кипур ему выпало то, что не раз случается с израильскими спортсменами, выступающими на международных состязаниях. В турнире, проходившем в Китае, он вышел в четвертьфинал, но игра против соперника из Украины была назначена на вечер Йом-Кипур. Усилия руководства израильского тенниса принесли частичное достижение. Игра была перенесена на немного раньше.

За короткое время между началом игры и началом Йом-Кипур Дуди Сэла мог успеть выиграть (или проиграть) два сета, но он проиграл в первом и выиграл во втором, и так сравнял результат. И тогда за несколько минут до начала третьего сета он заявил судье, что выходит из игры. Его соперник вышел в полуфинал, а Сэла отказался от возможности выиграть матч, продвинуться в рейтинге и заработать хорошую сумму - и все это, чтобы не нарушать святость Йом-Кипур.

Его брат написал в огорчении в Фейсбуке: "Дуди - не религиозный человек, он даже не постится в Йом-Кипур. Впервые в своей роскошной карьере он должен был принять трудное решение, цена которого выражается в рейтинге ATP и десятках тысяч долларов. Он не был обязан выходить из игры... Он сделал это только потому, что уважает Йом-Кипур и государство, чей флаг он представляет каждый раз, когда призывается к знамени".

Я не знаю, выражает ли брат Сэлы точно его отношение к Судному дню. Но даже если в самом деле он вышел из турнира лишь из уважения к своему народу и своей стране, для которых Йом-Кипур свят, то и в этом есть высокий уровень. Если бы раввин Леви-Ицхак из Бердичева жил бы в нашем поколении, он взял бы теннисную ракетку Дуди Сэла, взмахнул ею, ударил бы мощно и вознес молитвы еврейского народа высоко к Небесам.

Отношение влечет соответствующее отношение

Пренебрежительное отношение председательницы Верховного суда в истории с государственной церемонией в Гуш-Эционе, как и соучастие ее коллег действием или молчанием - это еще одно доказательство, что не остается выбора, кроме, как перевернуть стол. Мирьям Наор и ее коллеги все время плюют на израильского избирателя и его избранников, отказываются принять демократический выбор народа. Они вновь и вновь отменяют законы, принятые Кнессетом, вмешиваются - не имея на то полномочий - в решения правительства, а теперь еще и решают, когда церемония государственная, а когда им не хочется посылать туда своих представителей, то она не государственная. Пришло время прекратить воображать, что это капли дождя. Министерша юстиции Айелет Шакед находится на острие этой борьбы, и она должна сменить фазу. Невозможно продвигаться постепенно, потому что после каждого шага вперед, достигнутого сизифовым усилием, судейский истеблишмент возвращает нас на 2 шага назад. И чтобы было ясно, что положение ужасно и требуется изменение, надо прежде всего создать атмосферу кризиса.

В этой колонке уже писалось прежде о существенных шагах, требуемых, чтобы привести к исправлению ситуации, например закон о "параграфе преодоления" (т.е. большинством в 61 голос парламентарии обходят Верховный суд) или быстрое и драматичное изменение состава Верховного суда. Но частью вопроса является и сбрасывание перчаток в аспекте отношения святого трепета, которого удостаивается Верховный суд. Если судьи не уважают избранников общества, то и уважительное отношение к ним должно измениться.

Это значит, например, что если Мирьям Наор решила, что суд под ее руководством не почтит государственную церемонию в Гуш-Эционе своим представителем, то и министерша юстиции не обязана почтить своим присутствием церемонию ухода в отставку Мирьям Наор в скором будущем. Отношение влечет соответствующее отношение. Отсутствие Шакед на церемонии превратит это в центральную тему дня и олицетворит общественный протест против давящего поведения Наор на протяжение ее каденции.

Если Шакед примет это предложение, она сможет выбрать один из двух вариантов. Она сможет открыто заявить, что не придет почтить Наор, потому что та вела себя неуважительно по отношению к правительству и Кнессету. Она сможет объяснить, что если государственная церемония по случаю 50-летия поселенчества - это политическое мероприятие, вызывающее разногласия, то и Верховный суд под руководством Наор - политизированный и вызывающий разногласия в той же степени. Это более предпочтительная опция. Если же такое открытое столкновение тяжело для Шакед, она всегда может использовать уловку, что плохо себя чувствует. Уже есть "упорядоченная процедура" как делают это: звонят за два дня до мероприятия, кашляют немного и говорят, что не прибудут из-за болезни. А в день мероприятия приходят на работу, как обычно.

("БеШева" 3.10.2017)

Перевел Яков Халфин