Maof

Friday
Apr 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Это было давно, во времена развитого советского социализма, которые потом молодые коммунисты в порыве самоуничижения назвали застоем. Им хотелось в капитализм, но получить туда пропуск было очень трудно. Некоторые все-таки добились своего, кто лучше, кто хуже, но дело не в этом. Дело в том, что развитой социализм, он же застой, был по-своему очень неплохой штукой.

В многочисленных конторах, где проводили дневные часы миллионы людей с вузовскими дипломами, было очень интересно. Я как-то стал свидетелем замечательного теоретического разговора. Предлагалось каждое государство разделить на две части, как Германию или Корею, и не препятствовать перемещению людей. Предполагалось, что по прошествии некоторого времени жизнь покажет преимущество одного общественного строя над другим.

Застой закончился, и обитатели контор вынуждены были включиться в реальные трудовые отношения. Предложение осталось нереализованным.

Но давайте посмотрим, что происходит на свете. Похоже на то, как если бы кто-то, имеющий неограниченные возможности, занялся именно тем, что предлагал безымянный советский рядовой научно-технической революции. Не мелочась на разделение отдельных стран, этот кудесник разделил целый мир и запустил механизм перемещения людей. Поскольку вектор движения людских масс направлен вполне определенным образом, можно было бы сделать вывод о том, что все страны, являющиеся конечной целью трансфера, несомненно более продвинуты во всех отношениях.

Но нет. Оказалось, что не все и не во всех. Будучи привлекательными в смысле наличия разнообразных благ, некоторые государства оказались пораженными отвратительными предрассудками – в них был заведен ужасный обычай. Будь ты хоть негром преклонных годов, но соблюдай местные законы. Особенно те, нарушение которых влечет за собой уголовное преследование.

Шутки, однако, в сторону. Проблема инфильтрантов существует во всех развитых странах. Пока речь шла о десятках и сотнях, можно было более или менее спокойно рассуждать о переселениях народов в прошлом, искать причины этого явления в наши дни и гадать, что будет дальше.

Но несколько лет назад все переменилось. Европу захлестнула волна людей. Начали поговаривать о преступных группировках, организовавших трансфер. Это совпало с так называемой «арабской весной» и войной в Сирии, что как бы легализовало явление. Начали говорить о бегущих от войны, закрывая глаза на то, что возрастной и гендерный состав ищущих мира скорее говорит о том, что кто-то к войне, наоборот, готовится.

Израиль не лежит на путях бегущих, однако для определенной их категории он оказался не промежуточным пунктом, а целью. Речь идет об инфильтрантах из Судана и Эритреи.

До тех пор, пока еврейское государство не отгородилось от соседей с дырявыми границами самым настоящим забором, количество незаконных мигрантов достигло 60 тысяч. Африканские инфильтранты с первого дня нахождения в стране попадают в сложившуюся полукриминальную среду, которая богата уже самыми настоящими уголовными эксцессами.

В Тель-Авиве стали уже привычными демонстрации левых, упорно доказывающих, что страна, построенная иммигрантами, должна принимать дружественный контингент. Говорят, что это капля в море, и Израиль, принявший огромное количество репатриантов, легко справится с этой незначительной нагрузкой.

Но Израиль принимал евреев, переселявшихся по праву рождения. Они ехали не пользоваться благами, а создавать их. Часто работали с винтовкой в руке, чтобы быть готовыми защитить своих женщин и детей. Таким образом, политические манипуляции вокруг вопроса мигрантов начинаются с явной подмены понятий.

Существует статистика ООН, из которой следует, что 94% инфильтрантов в Израиле имеют возраст в диапазоне от 18 до 64 лет. 80,8% мигрантов, прибывших в Израиль из Африки, – мужчины работоспособного возраста. 13,2% – женщины работоспособного возраста. Дети и старики составляют всего 6%. Социологи считают, что эти цифры сильно отличаются от таковых в случае беженцев, вынуждаемых покидать свою страну природными катаклизмами или войнами. Никто из ратующих за права нелегалов не обращает ни малейшего внимания на подобные настораживающие факты.

За последние четыре года, что прошли с момента завершения строительства пограничных заграждений, Израиль покинули около двадцати тысяч человек. Они согласились с предложением правительства, получили деньги и билеты и отбыли в третьи государства. Это решение, против которого, повторяю, не протестуют отъезжающие, объявляется левыми варварским. Они утверждают, что жизни их подзащитных в странах, куда они отправляются, будет угрожать опасность. Они требуют присвоить всем, кто незаконно пересек границы страны и в настоящее время присутствует здесь, статус беженца, открывающий для них доступ ко всякого рода благам.

Знаете, что портит в конечном итоге левакам все их начинания? Отсутствие вкуса. Они не знают меры. Они не могут остановиться.

Ладно, они называют направление нелегалов во временный центр содержания бессудным наказанием. Они называют инфильтрантов своими братьями и требуют того же от остальных, но теперь они додумались до того, чтобы мотивировать спасение нелегалов от депортации памятью Анны Франк.

Вообще, по-моему, чем меньше трепать, как говорится, всуе имена безвинно погибших, тем лучше. Упоминать же их в обсуждаемом нами контексте совсем негоже.

Тем не менее в соцсетях записывают в добровольцы, которые должны быть готовы прятать у себя дома африканских инфильтрантов в том случае, если начнется массовая их депортация. Инициативу назвали «убежище в доме Анны Франк». Инициаторы утверждают, что откликнулись сотни людей, включая раввинов всех течений иудаизма, за исключением ортодоксов.

При чем здесь Анна Франк? Инициаторы уверены, что это красиво. И душевно. В доказательство приводится история мифического беженца из Эритреи, который, сидя в концлагере в Эфиопии, прочел дневник погибшей девочки и был уверен, «что народ Анны Франк ему поможет». Но, патетически заканчивают инициаторы свой душещипательный рассказ, «народ Анны Франк не помог – в итоге он нашел убежище в США».

Вы думаете, это все? На этом защитники нелегалов не остановились. Уж пускаться так во все тяжкие. И была начата кампания #marryme, в рамках которой женщин, небезразличных к судьбам незаконных инфильтрантов, призывают заявить о готовности вступить с ними в брак, что, мол, позволит не допустить депортации нелегалов.

Вольному, как говорится, воля. Пусть прячут. Пусть связывают себя узами Гименея. Только вот злые языки поговаривают, что за обеими инициативами видны контуры некоего нового «Фонда Израиля», который, дескать, вознаградит активистов.

Не будем утверждать, что злые языки правы. Может быть, они и ошибаются. Но вот что я вам скажу: даже если закрыть глаза на неуместность упоминания в контексте нашей темы имен жертв Холокоста и на нелепые матримониальные планы защитниц депортируемых, мы не можем не осудить манипулирование несчастными людьми. Теми людьми, которых кто-то подбил на нелегкий переход через несколько границ, через пустыни, вдогонку неизвестно за чем. И которых вновь вовлекают в ненужные им игры.

http://kstati.net/nenuzhnye-igry/