Maof

Tuesday
Aug 11th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Новый отчет Израильского центра политики иммиграции анализирует преступность среди незаконных иммигрантов. В отличие от того, что фигурировало в отчетах Информационно-исследовательского центра Кнессета, описывающих инфильтрантов как вежливую группу населения с отличной культурой и моралью, даже не осмеливающейся отрыгнуть на людях, выясняется, что действительность иная.

Отчет Информационно-исследовательского центра цитируется на заседаниях комиссий, принимающих решения в отношении инфильтрантов, и на заседаниях БАГАЦа по отмене законов, ограничивающих свободу передвижения нелегальных иммигрантов. Но есть многие методические провалы в отчетах, и если бы я не была уверена, что ошибки следуют из неумения, то утверждала бы, что там была направляющая рука.

Например, в отчете Информационно-исследовательского центра (ИИЦК) сравнивают дела, открытые против израильтян, с делами, открытыми против инфильтрантов, хоть многие виды преступлений нерелевантны по отношению к ним, вроде незаконного строительства или неуплаты налогов. С другой стороны, такой существенный факт, что сама незаконная иммиграция – это уже преступление, почему-то не замечается составителями отчетов. Преступления в отчете равны: убийство приравнивается к шуму, жестокое насилие к дорожно-транспортному происшествию.

Но реальность грубее, чем искажения в отчете ИИЦК. Из отчета Центра политики иммиграции, основывающемся на данных полиции и ЦСУ, следует, что из открытых общественности данных о преступности, когда идентификация преступника известна, преступность среди инфильтрантов в несколько раз выше, чем среди израильтян. Например, нелегальные иммигранты совершают кражи в 3 раза чаще, чем израильтяне; сексуальные преступления – в 4,3 раза; жестокие нападения – в 3,5 раз.

Но ситуация еще хуже в несколько раз. Уголовный процесс и наказание отпугивает многих людей от совершения преступлений. Позор от ареста, суда и заключения, позорная печать со стороны общества, факт, что уголовное дело в полиции помешает устроиться на хорошую работу, - все это удерживает нормативных людей от зла. Но тут мы говорим не о нормативной группе населения. Это, в основном, молодые парни, учредительным этосом которых является незаконный переход границы и нормы, которые они привозят с собой из своих стран. Если сравните данные о преступности среди инфильтрантов здесь и в Австралии, то увидите, что ситуация похожа. Это люди без обязательств к обществу, в которое они проникли. У них нет семьи или местной общины. Поэтому арест, суд и заключение почти не влияет на них.

По словам руководителя Центра политики иммиграции Йонатана Якобовича, почти половина обвинительных заключений против иностранцев стираются, потому что обвиняемые исчезают. Как? Представьте себе, что полиция арестовала преступника: схватила его "на горячем" или после следствия, приложив немалые усилия. Когда его приводят в суд для продления ареста, суд освобождает его. Полиция знает, что он не явится на следующий допрос или заседание суда и что все усилия потрачены впустую.

Судья может продлить арест до окончания следствия и суда, если есть реальное подозрение, что подозреваемый исчезнет. Нет сомнения, что это касается большинства инфильтрантов, но суд пренебрегает полицией и израильским обществом и освобождает арестованного. Это настолько угнетает полицию, что она даже не заботится арестовывать инфильтрантов за незначительные преступления, за которые средний израильтянин попал бы под арест. Теперь представьте себе, как выглядел бы отчет ИИЦК, если бы судьи вели себя иначе.

Да и сами инфильтранты – не фраеры. Источник в полиции сообщает, что когда перед освобождением у них спрашивают адрес, все отвечают: "Неве Шеанан, 17". Они презирают систему – и справедливо – до такой степени, что даже не меняют номер дома.

Инфильтранты совершают в 3 раза больше преступлений, чем иммигранты, живущие здесь законно. Т.е. сам факт, что они проживают здесь незаконно – или тот факт, что изначально не мешали им совершить незаконное действие и проникнуть сюда – поднимает уровень преступности, или уменьшает их обязательства по отношению к законам страны, или свидетельствует об их низком моральном уровне.

Я не говорю, что нам не надо проявлять толерантность к их положению, но надо смотреть в глаза действительности. Если факты не сочетаются с мировоззрением, то может стоит пересмотреть прогрессивное мировоззрение.

("Макор ришон" 8.02.2019)
https://www.makorrishon.co.il/opinion/113379/

Перевод: Лея Халфин