Maof

Tuesday
Aug 11th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Суд продолжает защищать профсоюз от необходимости быть открытым для общественности

Не впервые на этой неделе суд проявил себя как ангел-хранитель Гистадрута – на этот раз защищая от просьбы сделать иск представительским. Если бы эта просьба была принята судом, то могла бы финансово обанкротить профсоюз. Иск был подан по инициативе форума Коэлет от имени двух работников, которые были вынуждены в прошлом платить взносы профсоюзу, хоть не были его членами. Гистадрут делал это в силу закона, позволяющего самому крупному профсоюзу на предприятии взимать взносы даже с тех работников предприятия, которые не являются его членами.

Форум Коэлет обратил внимание в этом контексте на интересный факт. Почти все рабочие организации в Израиле зарегистрированы как "османские агудот" (объединение на базе законов времен Османской империи), на которые согласно определению распространяется турецкий закон об организациях от 1909г. Причина того, что профсоюзы сорганизовались и зарегистрировались как "османские", заключается в законодательстве, существовавшем во время создания этих профсоюзов. Но причина того, что они продолжают быть "османскими организациями" и предпочитают не регистрироваться в качестве амутот, как принято в современном Израиле, связана, в основном, с желанием не подлежать инспекции регистратора амутот и прочих органов. Но у статуса "османских агудот" есть и минусы. Согласно закону, они могут взимать взносы только со своих членов в то время, как рабочие организации во главе с Гистадрутом взимают взносы и с не членов Гистадрута. Кроме того закон османского времени устанавливает максимальную сумму членских взносов, которую агуда может взимать – 24 лиры в год. При переводе в современные шекели получается, что Гистадрут собирает гораздо бОльшие суммы. В свете этого форум Коэлет подал иск от имени двух работников против Гистадрута и попросил сделать его представительским – вернуть всем рабочим незаконно взятые членские взносы в сумме 4,7 млрд шек.

Но эта попытка заставить Гистадрут вести себя согласно закону разбилась на этой неделе об стены зала зам.председательницы окружного Иерусалимского суда. Судья приняла обращение Гистадрута отклонить просьбу утвердить иск как представительский, хоть весь процесс подачи иска был прецедентным. Причина отклонения была вроде бы технической. Согласно закону, можно подать представительский иск только в областях, определенных законом. Иск был подан против Гистадрута как организации, предоставляющей услуги (по защите прав работников). Но судья постановила, что рабочая организация не является коммерческой организацией, предоставляющей услуги по защите прав своих членов в форме отношений предприятие-клиент. В данном случае другая форма связи. Рабочий не является клиентом рабочей организации, он часть этой организации. И поэтому против рабочей организации не может быть подан представительский иск. Другое объяснение, представленное Гистадрутом, - что окружной суд не компетентен обсуждать просьбу о представительским иске, а лишь суд по рабочим конфликтам, - это объяснение судья отвергла, но это не изменило окончательное решение.
(прим.перев. - т.е. два работника получили свои незаконно изъятые деньги обратно, но этим постановлением суда не смогут воспользоваться все рабочие – каждый должен будет подавать иск отдельно, что не все сумеют сделать и не все осмелятся)

В конечном итоге была упущена возможность заставить рабочие организации подчиниться современным нормам открытости и контроля. Надо полагать, что не родился судья, который обязал бы Гистадрут выплатить 4,7 млрд шек. Но если бы иск заставил рабочие организации изменить форму организации и регистрации, то в этом было бы огромное достижение. Теперь государство Израиль продолжит быть отданным на милость огромной профсоюзной организации, которая, с одной стороны, сидит на критических перекрестках руководства страной, а с другой стороны, не обязана подчиняться современным нормам законности, открытости и предоставления отчета не только гражданам государства, но даже членам профсоюза.

(БеШЕВА, 2.05.2019)

Перевел Яков Халфин