Maof

Tuesday
Aug 11th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
О чем вообще не говорилось в этой утомительной избирательной кампании? О судьбоносной теме, из-за которой были объявлены выборы – о законе о воинской службе, точнее - призыве харедим. Почти обо всем говорили с момента роспуска Кнессета в конце месяца Ияр до середины месяца Элуль, кроме вопроса призыва харедим. Он улетучился.

Даже сам Авигдор Либерман, втянувший нас в дорогие и излишние выборы, почти не упомянул этот вопрос в бесконечном количестве данных им интервью. На протяжение всей избирательной кампании он нападал на харедим и хардальников (хареди-леуми), предостерегал в отношении выдуманного им государства Галахи, но именно Закон о призыве он снял повестки дня кемпейна своей партии. Видно, опасался, что широкая общественность отчаялась и не надеется на призыв учащихся ешив. Народ Израиля уже не верит, что удостоится когда-нибудь увидеть множество ешиботников в форме, даже если светская коалиция Бени Ганца и НДИ получит 61 мандат. Поэтому Закон о призыве интересует его как снег, не выпавший прошлой зимой. При этом Либерман все еще относится к правому блоку, а Ганц поклялся углубить сотрудничество с харедим. Так почему же был распущен Кнессет 21-го созыва? Ни из-за чего.

Вместо того, чтобы заняться решением проблемы бюджетного дефицита и прочих проблем, лето прошло в разжигании ненависти. Во главе поджигателей сам Либерман, Эхуд Барак, Яир Лапид и их многочисленные сторонники в СМИ. В сущности, они пытались навязать нам диспут, решенный уже весной на избирательных участках. Израильский избиратель предоставил тогда 65 мандатов право-религиозной коалиции во главе с Нетаниягу. Избиратели были хорошо знакомы с обвинениями против премьер-министра, слышали от левых, что демократия при смерти, и все же опять избрали коалицию Нетаниягу. Несмотря на переход НДИ в оппозицию, невозможно усомниться в сути демократического решения избирателей. Народ сказал свое слово в апреле, сказал однозначно.

Может за короткое прошедшее время возникла драматичная объективная необходимость вновь обратиться к народу? Буквально нет. Ничего срывающего карты не произошло и не возникло вдруг новое понимание или мышление или беспрецедентное оппозиционное утверждение. Еще до 9 апреля все было сказано, пережевано и выяснено – от дел Нетаниягу и до религиозного принуждения. Хоть Либерман с тех пор перешел из блока в блок, Став Шафир поменяла партию, Ави Габай ушел в отставку, а Яир Нетаниягу побил свой рекорд в Интернете, но основные вызовы на национальной повестке дня остались прежними, в точности как были 8 апреля: вопрос территорий, Иран, Газа, цены на жилье. Вроде бы надо добавить к списку призыв ешиботников, но нет сомнений, что это не будет решено в ближайшую каденцию, независимо от того, кто будет править: Ганц-Либерман или Нетаниягу.

Кстати, кое-кто уже победил на этих выборах – банда власти закона. Она продиктовала нам повестку дня, приведшую к излишним выборам. Вначале забраковала старые законы о призыве и вызвала необходимость в новом законе о призыве, разжегшем политический пожар. Подняла волну расследований против премьер-министра, написала черновик обвинительного заключения и косвенно предотвратила этим создание правительства единства. Следователи и прокуроры копались во всех деталях этих не уголовных дел против премьер-министра. Их переборчивость привела к большому и дорогостоящему политическому кризису. 100 месяцев Элуль не искупят это, если выяснится, что гора родила мышь.

("Макор ришон" 13.09.2019)

Перевел Моше Борухович