Maof

Monday
Feb 26th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Сторонники Биньямина Нетаниягу любят называть его современным Дрейфусом. Но на самом деле нет никакого сходства между Альфредом Дрейфусом и Биньямином Нетаниягу. Капитан артиллерии французской армии был тихим человеком, дисциплинированным и бледным, он был явной жертвой преступного заговора. Израильский лидер – решительный и мощный человек, который, по крайней мере, во всем, что касается дела 100 (сигары и шампанское), вел себя недостойно. Еврейский офицер из Эльзаса был наивным человеком, который случайно и трагически попал в дело, носящее его имя. Будущий премьер-министр – это человек, живущий борьбой, которая порождает вокруг него непрекращающуюся бурю, касающуюся его достоинств и недостатков. Дрейфус – типичный склоняющий голову, но Нетаниягу – это человек, который – к добру и худу – никогда не склоняет голову.

Несмотря на все эти различия между Дрейфусом и Нетаниягу, есть все более усиливающиеся схожие линии между делами Дрейфуса и Нетаниягу. Два этих судебных процесса являются политическими событиями с драматическим смыслом. И оба разрывают на части нацию, на чьей городской площади они происходят.

Дело Дрейфуса будоражило Французскую республику в течение 12 лет – со дня ареста еврейского офицера в октябре 1894г. и до его полного оправдания в июле 1906г. У той истории было множество развитий: подлог документов, искаженное расследование, военный суд, публичная церемония разжалования, изгнание, критика в СМИ, раскрытие правды, повторный суд, помилование, комиссия по расследованию. Но настолько важной ту историю сделали удар по престижу армии, брожение в политической системе и раскол общества. В конечном итоге это ускорило закат французских монархистов, многие из которых были антисемитами, преследовавшими Дрейфуса.

Дело Нетаниягу будоражит Израиль уже 6 с половиной лет и продолжит делать это в ближайшие годы. И в этой истории есть немало развитий: сообщения в СМИ (часть которых сомнительны), интенсивные полицейские расследования (часть которых вызывает изумление) и удивительные судебные решения (часть которых беспрецедентны). Но настолько важной эту историю делает то, что она наносит удар по престижу судебной системы, вызывает брожение в политической системе и раскалывает общество. В конечном итоге она ускоряет закат старой левой верхушки.

Дело Нетаниягу очень отличается от дела Дрейфуса. Бывший премьер-министр и министр связи в самом деле сделал несколько проблемных вещей, которые требовали расследования. Насколько известно, полиция и прокуратура не фальсифицировали документы. Проблема в другом: на самом раннем этапе следствия они сформировали концепцию и только ее пытались доказать. Они никогда не пытались искать опровержения своим предположениям – как требуется в любом серьезном процессе поиска истины. Поэтому их сбор информации был избирательным и их восприятие действительности было искаженным. Рутинное мышление, жесткое и догматическое, привело их к скандальному ведению этого самого чувствительного за всю историю государства расследования.

Вопросительные знаки, с самого начала сопровождавшие дело Нетаниягу, получили на этой неделе подкрепление. Зам.гендиректора минсвязи утверждал в своем свидетельстве в окружном суде, что следователи обманывали его и что его ощущение заключается в том, что они намеренно пытаются засудить премьер-министра. Этот преданный и педантичный гос.служащий даже взвешивал подачу жалобы юр.советнику правительства на то, как ведется следствие.
Председательница Совета кабельного телевидения д-р Ифат Бен-Хай-Сегев утверждала в своем свидетельстве в суде, что следствие было любительским, халтурным и тенденциозным. По ее словам, это включало "запугивание в нечеловеческих условиях, которые должны вызвать озабоченность у каждого гражданина. В материалах следствия можно найти вещи, которые являются следствием введения в заблуждение".

Важно понять: эти двое не являются ни подозреваемыми, ни гос.свидетелями. Они оба посланники общества и профессионалы, не замешанные в деле. И все же оба самым решительным образом говорят, что следствие было грубо искажено. Полиция искала не истину, а определенную версию, в которую она верила.

Невозможно преувеличить серьезность этих слов. И невозможно преувеличить нарушения пути правоохранительными органами в деле Нетаниягу. Первой жертвой этого является сам Нетаниягу, отношение к которому было несправедливым и неприемлемым. Но жертвой того, как велось дело, является и сама судебная система, чьи серьезные ошибки разожгли огонь, который угрожает сжечь власть закона.

("Макор ришон" 16.12.2022)

(прим.перев. – уж если этот левоватый автор так пишет…)

Перевел Моше Борухович