Maof

Friday
Apr 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Бесполезно оглядываться назад: там все по-старому.
Главная заповедь первопроходца


Глядя на одно и то же, мы часто видим прямо противоположное. Вот почему пока одни ломают комедию, другие стремятся все драматизировать. Между тем, единственное, к чему надо быть всегда готовым, так это... ко всему. То бишь не только к хорошему. Особенно сейчас, в начале года, когда пестрый десант разномастных вещунов обещает полный короб небылиц - от светлого будущего до конца света. С ними гастролирует и не менее разноликая толпа бесцветных политиков, которая яростно борется с тьмой. Вместо того, чтобы просто включить свет. И еще постоянно путаются под ногами те, для кого политика столь же притягательна, как и война. Внутренняя. Что до фронта, то от него они благоразумно стараются держаться как можно дальше. И правильно делают. Потому что умению слушать можно, конечно, при желании научиться, но вот способностью услышать наделены лишь избранные. Это штучный товар. И весьма редкостный. Ведь ох, как трудно молчать, когда никто не спрашивает.

Но Израиль - страна неповторимая. Здесь если и молчат, то слишком громко. А то и вовсе со скандалом. В конце концов, жизнь - не семейный альбом, где на одной фотографии порой вполне мирно уживаются даже те, кому принародно и руки не подадут. Люди редко меняются, просто мы их лучше узнаем. По азарту. Тут как на олимпиаде, где спортивный "зуд" возводится в ранг чуть ли не национального престижа. Хотя измерять его завоеванными медалями все равно, что определять мужскую силу по количеству принятых таблеток виагры. О деньгах помолчим. Без них политики вообще не были бы политиками. Как, впрочем, в большинстве случаев и с ними. Поскольку политик всегда должен пахнуть. И не деньгами, а перспективами.

Особняком стоят средства массовой дезинформации, которые тоже раз за разом срываются на крик, впадая то в истерику, то в ступор. Что опять же вполне объяснимо: в неповторимой стране и пресса неповторимая. Зато с большим апломбом. Может кого угодно поставить по стойке смирно. Несмотря на то, что кроме чужих неприятностей есть еще и другие радости. А они так и брызжут и с эфира, и с газетных полос. Только радоваться почему-то не хочется. Особенно, когда свои же журналисты призывают дружественные страны не допускать к себе своих же соплемеников. Пока те не докажут, что не совершали военных преступлений и не убивали "палестинских" детей и мирных жителей. И почему вообще не откосили от армии. Что до отсутствия доказательств, то это никак не может служить доказательством их отсутствия. И жалуйтесь себе на здоровье. Но только в рамах допустимого. Или разумного.

Так работает система. Пока будешь разбираться, что можно, а чего нельзя, успеешь свыкнуться с тем, с чем тебя заставляют сжиться. Поэтому остается только смеяться. Хотя бы для того, чтобы не доставлять удовольствия. Ни наглым политиканам, ни дельцам от закона, пекущимся о соблюдении незначительных правил, но закрывающим глаза на серьезные нарушения. А заодно и информационным волкам, которых меньше всего интересует мнение окружающих овец. Все равно их медийное мнение - это голос тех, кто о нем и слыхом не слыхивал. И, следовательно, непаханое поле для самых нелепых бредней и спекуляций. Со стороны идеологически зашоренных евреев, твердо убежденных, что именно они спасают демократический Израиль от еврейского, а заблудшее Отечество - от неизбежной тирании. Таких ни ледоруб, ни правдолюб не остановят. Тем паче, что профессиональные словоизрыгатели скорее откажутся от родины, чем от принципов. Можно написать двадцать философских книг, как французская феминистка Люс Иригаре, и при этом на голубом глазу утверждать, что знаменитая эйнштейнова формула скорости света - чисто сексистская, ибо проповедует свое превосходство над другими известными нам скоростями.

К сожалению, Альберт Эйнштейн не может по известным причинам подать на нее в суд. В отличие от родственников похищенных израильтян. Правда, к Люс Иригаре это не имеет никакого отношения. Зато здесь очень даже причем Гидеон Леви, который в пылу явной неприязни к Итамару Бен-Гвиру сказал то, чего ни при каких обстоятельствах не должен был говорить. Ни для внутренней, ни тем более для иностранной аудитории: "Условия содержания палестинских заключенных в израильских тюрьмах, гораздо хуже, чем у заложников в Газе". Странно, что за эту явную ложь его так и не призвали к ответу. Те же родственники насильно угнанных людей. Неужели все настолько разуверились в справедливости израильского правосудия? Или это просто такой способ забыться от продолжающегося кошмара?

Чаше всего нас разъединяют не различия, а невежество. Проще быть слугой собственных эмоций, чем хозяином своей совести. Для чего нам даны два глаза? Чтобы одним видеть свои недостатки, а другим - чужие достоинства. Тем, кто следует этой старой еврейской мудрости, не нужен "третий глаз". Они не страдают куриной слепотой. И беспросветной глупостью, первым признаком которой принято считать полное отсутствие стыда. Что мы, собственно, и наблюдаем сейчас в Израиле. Можно ни в грош не ставить главу государства. Это не возбраняется. Но не выходя, однако, при этом за рамки приличия. Дабы не выставлять себя на всеообщее посмешище. Как некто, изображающий из себя ведущего журналиста не менее ведущей газеты, который пожелал Биньямину Нетаниягу, чтобы его быстрей стали рвать на куски Военный кабинет, Генштаб, Моссад и прочие "Шабаки". Голуби - не ястребы, но подчас дерутся между собой похлеще ястребов.

Говорят, неспособные ни к чему способны на все. Но не стоит разрушать мир ради того, чтобы узнать, как он устроен. Иногда для того, чтобы ужаснуться, достаточно просто посмотреть в зеркало. На себя. Два отставных генерала Дан Халуц и Моше Яалон, на счету коих огромные убытки, которые они своими действиями нанесли стране, подали в Высший суд петицию с требованием признать недееспособным ненавистного им премьер-министра. Честно говоря, я бы тоже предложил юрисконсульту правительства открыть на него дело номер "пять тысяч". За то, что своевременно не пресек генеральский путч, который и теперь все еще далек от завершения. Причем сделать это как можно быстрей, чтобы сразу исправить оплошность. Поскольку израильский генерал - не звание, как ошибочно полагают несведущие, а счастье. Он не способен воевать. Его этому не учат. Посему генералов чуть ли не целый полк, а полководцев хоть шароном покати.

Прожигая свою жизнь, не стоит портить ее другим. Вроде аксиома. Но проблема в том, что привыкшие к назиданиям не способны к созиданию. Поэтому каждый мнит себя премьером. Уютно устроившись в кресле. Вот и Йоав Галант, уклонившись от своих непосредственных служебных обязанностей, призвал Биньямина Нетаниягу как можно быстрей договориться с Бени Ганцем о сроках предстоящих выборов. А почему бы не договариваться напрямую с Энтони Блинкеным? Ведь именно он решает сегодня вопросы войны и мира. И даже носится с нетривиальной идеей приступить к обучению жителей Газы... военному делу. Чтобы сформировать из них полицию. Но это все равно, что доверить лисе пасти цыплят. Нет, не зря его называют "Невиллом Чемберленом с iPad". И все-таки как-то неприлично дважды наступать на одни и те же исторические грабли. Не проще ли обратиться за помощью к нейтральной Гане? Пусть наводят в Газе порядок ганцы, но только под присмотром Ганца. Или, на худой конец, еврействующие пуштуны, которые заодно приведут в чувство и израильских "капланобуйных". Раз уж прокуратуре это не по силам.

Однако опять меня терзают смутные сомнения. А вдруг они откажутся? Ведь в Израиле законы - это скорее всего обмен личным опытом или, на худой конец, советы, чем незыблемые правила. С какой ноги судья встанет, таким и решение его будет. Но от этих решений зачастую зависит человеческая жизнь. Достаточно вспомнить недавние теракты в Раанане, в результате чего погибла женщина и пострадали еще восемнадцать человек. И кто же были их организаторы и исполнители? Старые "знакомцы" правоохранителей. Один имел шесть судимостей. Последний раз был арестован в мае прошлого года. Просил снисхождения, и суд пошел ему навстречу, отправив за решетку всего на три недели. Второй в свои 22 года тоже уже успел получить три срока. Жаловался на больную руку и отделался девятью... днями заключения. Полиция, дабы успокоить общественное возбуждение, отрапортовала о задержании работодателя. Хотя правильней было бы арестовать этих горе-судей.

Иногда общечеловеческие законы почти не отличаются от тюремных. Поскольку больше напоминают "понятия". И тогда сквозь судейскую мантию откровенно просвечивается полосатая роба. Именно это мы и наблюдали в Гааге, где рассматривался иск Южноафриканской республики с обвинением Израиля в "военных преступлениях и геноциде против мирного населелия Газы". То, что казалось фарсом, теперь больше смахивает на трагедию. Ибо суд, не найдя явных признаков преступления, пришел к выводу, что он, тем не менее, "обладает prima facie юрисдикцией для рассмотрения данного дела на основании статьи 9 Конвенции о геноциде". А это значит, что вопрос не закрыт, как того требовал Израиль. И будет еще долго висеть тяжелым грузом на шее еврейского государства. Тем более, что новым председателем международного суда ООН избран не самый дружественный к нему ливанский судья Наваф Салам.

Весь казус в том, что Гаагский суд, по сути, продублировал действия израильского Верховного суда, который в первый день нового календарного года отменил поправку к Основному закону. Речь, как не трудно догадаться, все о том же пресловутом "принципе крайней неприемлемости", позволяющем отменять любое решение правительства или Кнессета, признав его "выходящими за рамки допустимого или разумного". Иными словами, судья не только вправе дать то или иное толкование закона, но и вообще его отменить, исходя из своих личных убеждений. Игнорируя при этом самые веские аргументы, доводы и даже прецеденты. Идея этой доктрины принадлежит Аарону Бараку, который как бы в насмешку попал в результате в ловушку собственной концепции. Потому что именно его назначил Биньямин Нетаниягу отстаивать в суде израильские интересы. И он не поступился принципами, голосуя, как все. То бишь против собственной страны.

Краткий курс еврееедения был бы неполным без Итамара Бен-Гвира. Точнее - шумихи вокруг него. Для "мерецоидальных" он - просто отродье ада. Но на фоне прогрессирующего общественного приступа невменяемости, наверное, один из немногих, в ком еще теплится рассудок. Тем и опасен. Причем настолько, что Верховный суд даже издал "временный" вердикт, запрещающий (!) министру национальной безопасности пресекать любые антивоенные демонстрации или акции в знак солидарности с хамасовскими исламонацистами. Но итамарский роток не закрыть на замок. Бен-Гвир вездесущ. То выступает в поддержку бойцов подразделения псевдоарабов: "Столкнувшись лицом к лицу с террористом, стреляйте на поражение, даже если вашей жизни не угрожает опасность". То разносит в пух и прах армейское начальство, которое пытается тихой сапой расформировать отряды самообороны и изъять выделенное им оружие. Все-таки боятся мятежные генералы еврея с ружьем. И, видимо, не зря.

Принципиальных не любят. Они не торгуют совестью. И хоть говорится, что один в поле не воин, Бен-Гвир доказывает обратное. Продолжая бескомпромиссную борьбу с трутнями, возомнившими себя пчелами. Именно он настоял на уходе генерал-лейтенанта Кэти Пэри, превратившей тюрьмы в зоны комфортного проживания наиболее опасных арабских преступников. Последней каплей, переполнившей чашу его терпения, стал ассортимент блюд, которыми потчуют захваченных в Газе боевиков, в том числе и выявленных участников бесчеловечной резни в последний осенний праздник. Мало того, что им предоставлялось трехразовое питание, так еще и обеденное меню включало кроме всего прочего изысканные мясные блюда - хот-доги, индюшачьи грудки или куриные шницели. Немыслимое кощунство по отношению к тем, кто сегодня мучительно страдает в хамасовских застенках.

У всякого идиотизма должен быть предел. Иначе он превращается в безумие. Об израильских тюрьмах ходят легенды. Отдохнуть в них от джихадных дел и поправить здоровье мечтает не менее трети молодежи Иудеи и Самарии и свыше половины как мужского, так и женского населения Газы. А почему бы и нет? Никто не требует лепить кирпичи или просеивать песок. Хочешь учиться - учись. Хочешь писать мемуары - пиши. Хасан Саламе, отбывающий 46 (!) пожизненных сроков, этим и забавляется. Его недавно изданная книга "Автобусы горят" сразу же стала бестселлером. Как она попала на волю - не вопрос. А вот как он провел ее презентацию, на которой заявил, что осуществленные им террористические атаки "навсегда войдут в историю и научат палестинцев преодолевать любые преграды, добиваясь невозможного", остается большим вопросом. К прокуратуре.

Когда резко задует ветер, то выше всего обычно взлетает мусор. Если б определялся рейтинг по уровню равнодушия к своей стране, Израиль наверняка был бы вне конкуренции. Ведь такого издевательского отношения к себе больше не найдешь, пожалуй, нигде. Между тем, многие до сих пор не в курсе, что еврейское государство все 75 лет своего существования находится на военном положении. И сама жизнь заставляла приспосабливаться к столь неимоверно сложным условиям. Так, к примеру, возникли отряды самообороны. А кто не слышал о ЗАКЕ, занимающейся спасением попавших в беду людей? За 35 лет она превратилась в авторитетную общественную организацию с мировым именем. Действуя исключительно за счет пожертвований. Пусть небольших, но регулярных. Иногда, правда, находятся и богатые спонсоры. Один из них - Роман Абрамович.

Богатство - не порок. Если живешь там, где не постыдны почести. И где не требуется быть попроще, чтобы легче вытирать о тебя ноги. Когда началась война, Абрамович решил пожертвовать ЗАКЕ восемь миллионов шекелей. Но банк отказался переводить деньги, ссылаясь на то, что счет заблокирован из-за санкций, введенных против него Великобританией и Евросоюзом. Это решение поддержала и юридический советник Гали Бахарав-Миара. Пришлось подать иск. И тель-авивский судья Ярдена Саруси встала на сторону бизнесмена. Исходя из элементарной логики: поскольку Израиль - суверенное государство, то и израильский вкладчик Роман Абрамович вправе распоряжаться собственными средствами в израильских банках так, как он сам считает нужным. Независимо от того, какие санкции в отношении него введены в той или иной стране.

Может быть, это хоть чему-то научит тех, кто наделен широкими полномочиями, но напрочь лишен ума. Год назад Абрамович передал "Яд ва-Шему" чек с восьмизначной суммой, как выразился пресс-секретарь мемориального комплекса Сими Аллен. Вскоре, однако, бизнесмена внесли в американский санкционной список. И перепуганные "видные израильские деятели" поспешили расторгнуть сотрудничество с проблемным миллиардером. А заодно и с рядом других бывших российских толстосумов моисеева закона. Теперь они рассчитывают на американские компенсации. В качестве награды за так сказать проявленную инициативу. Только сдается мне, надежд на это мало. Ведь инициатива, как известно, наказуема. Посему ее лучше самостоятельно не проявлять. Во всяком случае до тех пор, пока об этом не попросят.

Все происходящее с нами неизбежно влечет за собой цепь других событий. Напоминая до боли знакомую схему: кто умеет, тот делает, а кто не умеет - учит других. Либо мешает тем, кто может и хочет что-то сделать. Это правило действует в любой сфере - будь то политическая, военная или экономическая. И даже культурная. Война застала врасплох не только военных, но и творческую интеллигенцию. Никто не рассчитывал, что она растянется надолго. А если у артистов нет опыта выступлений в составе фронтовых бригад, то и инструкции не помогут. Как и художникам, которые не слишком жаловали батальный жанр. Сейчас они, естественно, в полной растерянности. Поэтому хватаются за любую соломину, легко покупаясь на дешевые призывы к миру, исходящие откуда угодно, но только не от "дегуманизированных жителей Газы". Сами того не понимая, насколько нелепо это выглядит. Не говоря уже об идейно ущербных. Тем и жизни не хватит, чтобы осознать, до какой степени всем на них наплевать.

Еще горше осознавать, что и большинство израильских писателей и кинодокументалистов, участвующих в этом фарсе, тоже заплутали в трех пальмах собственных предубеждений. От них не требуется приравнять перо к штыку. Да они наверняка и не знакомы с таким выражением. Зато хорошо знают другое - интер арма силент музэ. То бишь, если война стучится в дверь, откладывают в сторону свирель. Страдания зачастую доставляют не сами события, свидетелями которых мы становимся, а наше отношение к ним. Есть в жизни моменты, когда приходится лично отвечать на извечный еврейский вопрос: если не я, то кто и если не сейчас, то когда? Илья Эренбург и Василий Гроссман тоже стояли перед этим выбором. Причем в куда более страшное время. И с честью выполнили свой гражданский долг, скрупулезно собрав свидетельства очевидцев о страшных преступлениях нацистов, чтобы не оставить их безнаказанными. С Гроссманами и в израильской писательской среде никаких проблем. Но сумеют ли они осознать всю глубину трагедии 7 октября и создать хотя бы бледное подобие новой "Черной книги"? Или вместо этого пойдут на повторный курс еврееедения?