Maof

Friday
Mar 24th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
Атмосфера паники, охватившая на этой неделе штабом Аводы, вроде бы находится в полном противоречии с опросами. Если бы кто-то шепнул на ухо Герцогу 2 месяца назад - когда его еще звали Бужи - что он будет получать по опросам более 20 мандатов и идти голова в голову с Ликудом, он бы запустил фейерверки. И вот на этой неделе он всерьез взвешивал увольнение руководства кемпейна, менял лозунги, как носки, и решил убрать Ливни из рекламы, при этом из его же штаба сливают взаимные поливания грязью между Герцогом и Ливни.

Основная причина истерии - чувство, что полярные мессиджи двух больших партий почти исчерпали себя. "Это или мы, или они", - говорят Нетаниягу, Герцог и Ливни, но, согласно, опросам, израильский избиратель помечает в бланке: "Ни один из ответов не верен". 2 большие партии получают вместе 46-50 мандатов, и тенденция к уменьшению. Нетраниягу еще немного выигрывает от уменьшения Байт йегуди и ШАСа, но у Герцога есть более упрямый соперник - Яир Лапид. И если этого недостаточно, разрыв между Нетаниягу и Герцогом в ответах общественности на вопрос: кто из них более подходит на пост главы правительства? - лишь увеличивается. Это значит, что на последней неделе избирательной кампании у Нетаниягу будет электоральный ресурс в виде базы данных, из которого он сможет черпать избирателей, а склады Герцога будут почти пустыми.

Как на пляжах Тель-Авива, и на выборах любой отлив вскрывает много грязи на дне. Идея ротации с Ливни выставляет Герцога не тяжеловесным, а толстым политиком, получающим враждебное отношение со стороны многих слоев общества. "Фокусные группы" среди левых и центристов привели грубые выражения в адрес той, кто, согласно идее ротации, должна через 2 года возглавить правительство - если произойдет переворот на выборах. Не случайно Нетаниягу настаивал, чтобы если будет проведен теледиспут среди ведущих кандидатов, и она пришла с Герцогом. Он хорошо знает, что общественность думает о ней.

Последняя неделя вскрыла и существенные трудности в принятии решений у лидера блока МАХАЦ (Авода-Тнуа). Герцог решил проголосовать в Центральной избирательной комиссии за недопущение Ханан Зуаби, но вследствие гнева в объединенном арабском списке в панике развернулся на 180 градусов; он заявил, что согласится на участие в теледиспуте только с Нетаниягу, но под давлением телеканалов согласился на участие в теледиспуте со многими участниками; хотел уволить руководство кемпейна, но из-за преждевременной утечки передумал. Герцог говорит, что хочет теледиспут с Нетаниягу, но убегает от любого конфликта.

Список МАХАЦ (Авода-Тнуа) отказался от попыток привести голоса из других секторов: репатриантов, религиозных, ликудников. Предвыборная пропаганда этого списка застряла на этапе негатива, без настоящей перспективы улучшить положение граждан. Всего 2 года назад тогдашняя председательница Аводы Шели Яхимович с утра до вечера побивалась в СМИ за отказ говорить о "мирных переговорах". Но - по сравнению с Герцогом и Ливни - Яхимович была активисткой Шалом ахшав: она вновь и вновь повторяла о поддержке маршрута Клинтона, разрушении поселений и стремлении к миру. Слова "отступление", "депортация поселений" и "мир" не упоминались Гетцогом и Ливни с начала избирательной кампании. Самое большее - бессмысленное словосочетание "региональное урегулирование".

И Нетаниягу чувствует проблемы: его обсессивная попытка отобрать голоса "вязаных кип" может закончиться плачевно. На этой неделе он маневрировал между предармейскими курсами в поселении Эли и синагогой в Иерусалимском районе Катамоны. Подобно Герцогу и Ливни, он предпочитает охотиться за "легкими голосами" внутри своего блока, чем обратиться к центру и конкретно к сторонникам Кахалона. Рабочее предположение Нетаниягу и Беннета говорит, что между правых и левых избирателей разделяет стена огня и что можно драться внутри своего блока без опасения, что голоса сбегут.

Единственная проблема со всеми этими опросами, что в прошлый раз они ошиблись. Тихой сапой Лапид уже дошел до 12 мандатов, Кахалон постепенно пришел в себя от провального начала избирательной кампании. Когда Нетаниягу поворачивается вправо, а Герцог влево, многие избиратели чувствуют, что большие партии поворачиваются к ним спиной. Возможно, и в 2015г., как в 2013, после выборов мы обнаружим, что они хотят сильный политический центр, говорящий об экономике и обществе, а не об Иране", не "только не Биби" и прочих заплесневелых лозунгах.

Подарок Ривлина Нетаниягу

Президент Израиля - это, возможно, единственный человек, который никому ничего не должен. И все же и он не мог проигнорировать на этой неделе волну гневных телефонных звонков в своей канцелярии - в основном, из двух фракций. Если есть 2 партии, которым Ривлин обязан своим постом, то это Еш атид и Байт йегуди. В то время, как во время выборов президента, Нетаниягу воевал против него, а Герцог и Ливни продвигали Фуада и Шитрита, тогда Лапид и Беннет были единственными главами партий, указавшими на этого ликудовского кандидата и превратившими его в президента.
Утечки из Дворца президента показали, что Ривлин собирается придать определенный вес величине партий при принятии решения на кого возложить формирование правительства. Ликуд набросился на эту информацию. В течение суток она стала предостережением, что если Герцог обойдет Нетаниягу на один мандат, то правые потеряют власть. И кто бы мог подумать, что в этот момент Нетаниягу получит подарок именно от своего задушевного врага - Ривлина - подарок в виде правых избирателей, которые перейдут от Беннета к Ликуду, чтобы перекрыть дорогу левым. В Байт йегуди возмутились. Ведь так Ривлин мог завершить то, что начала история с бронированием места Охане, т.е. разрушить Беннету избирательную кампанию. После телефонных бесед президент опубликовал официальное опровержение: нет никакого решения возложить формирование правительства на самую крупную фракцию.

Ривлин не собирается быть роботом и проверять, какая фракция больше какой. Он не будет считать рекомендующих, как помидоры, а проверит, кто в самом деле может сформировать коалицию. Тот, кто думает, что вражда к Нетаниягу подтолкнет Ривлина к Герцогу, игнорирует 3 факта: во-первых, и Герцог боролся против избрания Ривлина президентом; во-вторых, trade-mark Ривлина - справедливость; в-третьих, если кандидат, на которого будет возложено формирование правительства, не преуспеет, это будет провал и для него, и для президента. Герцог-старший в 1990г. обжегся, когда его кандидат (Перес) провалился в формировании правительства. Ривлин не захочет быть вторым.

("Макор ришон" 13.02.2015)


Перевел Моше Борухович
МАОФ