Maof

Friday
Aug 18th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Моше Зар – личность сколь легендарная, столь и таинственная. Поэтому точно не известно, за что и кем именно милые обезьянки, сидящие у входа в его дом, были обращены в каменные статуи: за разглашение тайн, или, наоборот, за их хранение.



Рассказывают, что когда Зар решил построить себе дом на холме возле поселения Карней Шомрон (Лучи Самарии), он взял нескольких арабов, отвез их в Рамаллу, остановился там возле одного из домов, показал на него и сказал: «Хочу такой же». И вскоре он у него был.


Как и полагается человеку волевому, харизматичному и своенравному, дом он воздвиг на самой высокой горке за пределами забора поселения. Построил его вызывающе высоко, вызывающе независимо и вызывающе беззащитно, тем самым, обезопасив себя самым лучшим - по законам Дикого Востока - образом.

Только сына своего, Гилада, ему обезопасить не удалось.

Когда 9 лет назад его застрелили палестинские «полицейские», обучавшиеся в израильском спортивном институте «Вингейт» и получившие по окончании курса американские снайперские винтовки последней модели, в дом Зара – выразить свои соболезнования – пришел его давний друг Ариэль Шарон.

«Знаешь, - сказал ему тогда Зар, - не нужны мне трупы арабов. Лучше дай мне разрешение на создание шести – по количеству букв имени и фамилии Гилада Зара – поселений. Ведь, создавая поселения, мы утверждаем наше право жить на этой земле, а это – самое страшное наказание для тех, кто пытается нас отсюда изгнать».

«Сейчас не подходящее время для строительства новых поселений», - ответил ему Шарон.

«Не подходящее время? А для убийства моего сына – отца 8 детей – подходящее время?» - возмутился Зар.

Бывшие друзья рассорились.

Но Зар от своего намерения не отказался. Так, возле Карней Шомрона возник форпост «Рамат Гилад», а чуть поодаль – возле поселения Кдумим – форпост «Хават Гилад», где мы и побывали в пятницу, 27 февраля.


Кустик красивый, но шоб я так знала, как его зовут.


Нет, все равно не узнаю, я ж не ботаник…


Не нужно так укоризненно на меня смотреть и тыкаться мне в лицо. Ну не знаю я…


Вот зануда! Ладно, будешь «розовым». Бай-бай.

Здрасьте.

Тоже красив. Но я опять не знаю как вас по имя-отчеству.


Присмотрелась, присмотрелась. Но все равно не знаю. «Фиолетовым» будешь. Бай.

Вот швейная машинка.

На ней поселенцам шьют дела. Приедут, бывает, борцы за мир побороться за мир против «врагов-мира»-поселенцев, а дела шьют поселенцам. Правда, иногда швейные мастерские шьют совсем уж откровенный брак, за что им приходится расплачиваться в суде, как это произошло пару недель назад, когда поселенцы Хават-Гилада выиграли дело по иску о клевете, поданному ими против газеты «Маарив», которая теперь должна выплатить им 40 тысяч шекелей.

А это уже Хават-Гилад возле поселения Кдумим. Тут все серьезнее, ибо дальше от зеленой черты. Вот виселица. Сейчас на ней колышется ветром чей-то рюкзак.


Рядом с виселицей - флаг, на котором написано «Только Бог – Царь». То же самое написано на караване напротив.


Возле виселицы стоит стул а-ля Тумаркин.


Чуть поодаль – возле изгороди из колючей проволоки – валяются две пары почти новых сапог…


На лугу, на лугу, на лугу пасутся ко...


О-о!!!

Я хоть и не ботаник, но тут, похоже, догадываюсь. Это цветок-прослушка. Подсажен службой безопасности. Растет в Самарии возле караванов неблагонадежных поселенцев. Делает вид, что вырос из-под земли сам по себе и что это у него не микрофон, а естественный отросток. Но нас не проведешь!


Над нами сгущаются тучи…

Пора ехать пить чай к карнейшомронцам – [info]tozhe_igor и [info]entova. Первый угостил квашеной капустой собственного приготовления и аристократическим сыром Сент-что-то, вторая – своими фирменными меренгами. Я их очень большая любительница и ценительница, поэтому загулявшиеся и подъехавшие позже гости даже не узнали, что помимо прочих угощений, на столе изначально присутствовали и меренги... Упс… «Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем» (с)


Photobucket

А напоследок я скажу. Все-таки, не страшна нам погода любая. Какими бы ненастьями ни грозили нам злобные метеорологи, каждый раз – прогнозам вопреки – стоило нашей группе приехать в Самарию, тучи расступались, видимо, из уважения к нашему целеустремленному упрямству. Если же дождик и шел, то как-то перебежками – пока мы переезжали в машинах от одного форпоста к другому.

Так что, господа, не бойтесь ни ливней, ни молний, ни града, - когда вас зовут на экскурсию в Самарию, будьте уверены: стихия отступит и позволит вам искупаться в самарийских лучах света, исходящих от тамошних людей, земли и неба.

Photobucket

"Живой журнал" annadan