Maof

Thursday
Dec 14th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Американские друзья, собирающие деньги на помощь пострадавшим в терактах и раненым солдатам, сталкиваются с тем, что в периоды «затишья», когда крупные теракты каждый день не гремят, и мы не хороним погибших каждый день, становится очень трудно собирать деньги. Люди, которые еще недавно охотно жертвовали большие или малые суммы, теперь говорят – но ведь терактов больше нет, и ЦАХАЛ нигде не воюет, раненым, наверняка, уже помогло государство, так зачем же давать деньги?

Во время последнего визита в Тель а-Шомер (там отмечали день рождения одного из моих «подопечных» раненых солдат - Матана Б. из Хадеры, потерявшего ногу, а полгода назад еще и перенесшего инсульт) мне передали сведения об одном из так называемых «легко раненых». На протяжении всех лет, что я занимаюсь помощью раненым, мне много раз приходилось убеждаться в том, что в самое тяжелое положение в результате ранения попадают именно раненые легко или даже вовсе не пострадавшие физически, но перенесшие шоковую контузию и нервный стресс. Получить признание медкомиссии Института Национального Страхования (Битуах Леуми) у них почти нет надежды, но даже в тех случаях, когда они получают какую-то инвалидность, это всегда настолько мизерный процент, что жить на это пособие невозможно, хотя работать эти люди зачастую не могут, или их не хотят ни на какую работу брать – хватает и здоровых желающих. В тех случаях, когда у пострадавшего крепко стоящая на ногах семья, эта печальная ситуация хоть как-то смягчается. Но если такой поддержки ждать не от кого, то нередко ситуация становится просто трагической. Новый случай, с которым мне пришлось столкнуться, относится именно к этой категории.

22-летний Михаэль приехал в Израиль с родителями из Ташкента, когда ему было 5 лет. Сейчас он живет в одном из городов юга страны у 73-летнего дедушки, так как покинул родительский дом в 14 лет, когда родители находились в состоянии длительного и тяжелого бракоразводного процесса. С тех пор, на протяжении всех старших классов, армии и ранения он жил с бабушкой и дедушкой. Туда и вернулся после выписки из госпиталя несколько месяцев назад. Полтора месяца назад умерла бабушка, которая несколько лет боролась с онкологическим заболеванием.

В 2006 г. Миша с высокими баллами (несмотря на тяжелую семейную ситуацию) закончил школу и мобилизовался в армию – в десантные войска. Мечтая стать в будущем врачом, в рамках службы добился отправки на курсы военных парамедиков и по их окончании служил ротным парамедиком в десантной бригаде. Зимой 2008-2009 гг. участвовал в операции «Литой свинец» в секторе Газа, где в течение первой недели боев не раз оказывал помощь раненым солдатам под огнем. На седьмой день военных действий в одном из столкновений с террористами получил несколько пулевых осколков в руку. Однако он отказался покинуть роту без медицинской помощи и оставался там еще на протяжении 17 часов, помогая раненым, несмотря на собственное ранение. После этого он был эвакуирован в больницу «Барзилай» в Ашкелоне. К этому времени в результате сильного кровотечения рука потеряла чувствительность.

Врачи ашкелонской больницы поначалу решили не удалять осколки, которые были опасно расположены, но после трехнедельного пребывания и в результате возникшего заражения в раненой руке (чреватого возникновением заболевания RSD), Михаэль был переведен в больницу Тель а-Шомер для сложной операции на руке. После операций и многомесячного лечения в Тель а-Шомер он был выписан домой – все еще с частично парализованной правой кистью.

Кроме физического ранения, Михаэль остался с тяжелой душевной раной: он страдает от ночных кошмаров, в которых он видит страшные сцены боев и тела погибших товарищей, которым он пытался оказывать помощь после их ранений.

На протяжении первого года после ранения у Михаэля была временная инвалидность 30%, которая дает небольшую пенсию, позволяет получать медицинскую помощь в связи с ранением - за счет министерства обороны, а также предоставляет финансовые льготы при оплате профессиональной учебы. В поисках наиболее дешевого и признанного в Израиле места учебы Миша остановился на Минском мединституте, где учеба стоит 5 тысяч долларов в год (в Израиле это несравненно дороже). Министерство обороны, выяснив все подробности, дало разрешение на учебу там и на оплату необходимой суммы. Уже были подписаны все необходимые документы.

Однако месяц спустя после получения этого разрешения Миша был вызван на медкомиссию, которая определила его ранение как «очень легкое» и снизила ему степень инвалидности до 6%, несмотря на то, что руку он по-прежнему не чувствует, испытывает постоянные сильнейшие боли и нуждается в продолжении лечения. 6% - это значительно ниже минимума, необходимого для признания раненого солдата военным инвалидом. В результате министерство обороны сняло с себя всякую ответственность за его дальнейшую судьбу: не только за оплату учебы, но и за лечение. В больничной кассе физиотерапевтическое лечение, без которого нет надежды восстановить функции руки, стоит 119 шекелей за каждый сеанс (это личное участие больного плюс к тому, что оплачивает касса), и стоимость лекарств также нужно частично оплачивать из своего кармана. Денег на это у него нет, поэтому сейчас он пытается разрабатывать руку сам, используя те знания, которые приобрел на курсе парамедиков.

Хотя он не может работать физически в связи с частичным параличом правой руки, он не получает никакой пенсии и живет вместе с дедом на его стариковское пособие.

Миша все еще готовится к экзамену в Минске – в надежде на то, что деньги найдутся, и он все-таки сможет учиться. Теперь он еще больше, чем раньше, мечтает стать врачом. А пока что ему просто не на что жить и не на что лечиться.

ЖЕЛАЮЩИЕ ОКАЗАТЬ МИХАЭЛЮ МАТЕРИАЛЬНУЮ ПОМОЩЬ!
НАПИШИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ПИСЬМО ПО АДРЕСУ:


Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


"Живой журнал" jennyferd