Maof

Sunday
Dec 17th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Так озаглавлена сегодняшняя статья обозревателя сайта NRG Рои Эйдана, чей сокращенный перевод приведен ниже.
«Мы не будем скучать о человеке, который оскопил ЦАХАЛ, – пишет Рои и продолжает: Если вспомнить основные вехи карьеры Моше Яалона на высших должностях, то легко убедиться, что они представляют собой сплошную цепь провалов и неудач. Вот главные из них:

1. Вторая Ливанская война.
Уйдя в отставку за год до войны в должности нач.генштаба, Яалон, если судить по выводам комиссии Винограда, оставил армию в плачевном состоянии почти по всем важнейшим показателям, начиная от стратегического планирования и кончая оперативной и логистической готовностью. Он ухитрился выйти тогда сухим из воды, но нет никаких сомнений относительно его большого личного вклада в последовавший провал.

2. «Мави Мармара».
Это тоже помнят немногие, но именно Яалон принимал важнейшие решения во время печальной памяти операции по захвату судна: он замещал Нетаниягу, который находился тогда с визитом за границей. Это Буги утвердил высадку морских коммандос на палубу прямиком под дубинки террористов, в то время как сами десантники были вооружены бутафорскими ружьями для пейнтбола. Это он позволил открыть огонь лишь почти час спустя, когда многие солдаты были уже сильно избиты или ранены.

3. «Интифада одиночек».
В противоположность распространенному мнению, она началась уже в 2013 году в виде «народного террора» в Иудее и Самарии и спорадических ракетных и минометных обстрелов из Газы. Яалон отреагировал на это «стратегией терпения» и потребовал от солдат ЦАХАЛа и полицейских МАГАВа стоически выдерживать град камней, петард и бутылок с краской и зажигательной смесью, а также стараться действовать сугубо от обороны против учащающихся попыток автомобильных наездов, похищений и ножевых атак. Эта стратегия потерпела полный провал: по сути, интифада продолжается и по сей день, сопровождаясь резонансными событиями (похищение трех подростков, убийство Абу Хдейра и проч.). Даже операцию «Цук Эйтан» следует рассматривать как часть того же процесса.

4. Перерождение армии.
В период «правления» Яалона ЦАХАЛ превратился в импотентную армию, которая испытывает затруднения даже в разрушении домов террористов и боится задержать у себя тела убитых врагов. В армию, которая реагирует на ракеты из Газы стрельбой по пустырям или по никчемным целям. В армию, которая перекладывает ответственность за безопасность израильских граждан на арабские силы безопасности. В армию, которая предпочитает участвовать в дискурсе о «политическом решении» вместо того, чтобы исполнять свои прямые обязанности. В армию, которая ради ублажения своих партнеров из Рамаллы покрывает их откровенно мафиозную деятельность в Израиле (как в недавнем скандале с контрабандой некондиционной говядины). Все это представляется обществу как неустанная борьба с террором.
Таково реальное «наследие» Моше Буги Яалона – полный, тотальный провал.

5. Противодействие назревшим реформам в армии.
Одновременно с превращением «Армии Обороны Израиля» в «Армию Терпения Израиля», Яалон вел неустанную борьбу за увеличение военного бюджета, грудью встав на пути всех реформ, которые были рекомендованы специально созданными комиссиями. Это ему офицеры ЦАХАЛа обязаны сохранением так называемой «переходной пенсии», которая фактически сменила печальной памяти «бюджетную». Битву за огромные бюджетные пособия для сорокапятилетних отставников Яалон сопровождал постоянными угрозами: мол, в случае отказа, армия «прекратит военные учения», «приостановит патрульные полеты» и проч.

6. Операция «Цук Эйтан».
Эту операцию можно смело считать одной из самых нелепых в истории ЦАХАЛа. Все регулярные боевые бригады и в дополнение к ним еще 75 тысяч солдат запаса в течение двух месяцев бесцельно топтались вокруг Газы. Это топтание характеризовалось отсутствием четко поставленных боевых задач, продолжением все той же провальной «стратегии терпения», патологической заботой о здоровье врага на фоне наплевательского отношения к жизням солдат ЦАХАЛа, постыдным вымаливанием «временных перемирий». И, что хуже всего: армия так и не смогла решить задачу подавления хамасного обстрела городов Израиля, который продолжался в течение двух месяцев и пошел на убыль только благодаря тому, что у арабов стали кончаться ракеты. По итогам операции ХАМАС торжествовал победу, получив открытие пограничных пунктов, денежные переводы и обещание прекратить точечные ликвидации.

В Газу продолжают поступать из Израиля энергия, вода и стройматериалы для восстановления инфраструктуры террора; туннели строятся ускоренными темпами, и ЦАХАЛ, зная об этом, воздерживается от превентивных действий по их уничтожению. Спорадическая стрельба возобновилась, интифада тоже продолжается, и армия не в состоянии предложить ничего для решения проблемы – ни тактической инициативы, ни новых методов, ни элементарного стремления к победе. Уже сейчас ясно, что отчет Госконтролера по «Цук Эйтан», который готовится к публикации, будет весьма непростым для министра обороны Моше Яалона.

7. Скандал вокруг солдата Эльора Азарии.
Это, без сомнения, один из самых существенных недавних промахов Яалона. Министр обороны Израиля не может столь беспардонно нападать на солдата срочной службы – каким бы ошибочным ни было поведение последнего. Подобное отношение транслирует израильской общественности поистине катастрофический месседж, как будто во главе оборонной иерархии в Стране стоит глава профсоюза генералов, а не защитник граждан Израиля и их детей, которых они посылают в армию. Солдат имеет право на ошибку, и министр обороны не вправе набрасываться на него, как на бешеную собаку. Тем более, когда эта беспрецедентная атака сопровождается давлением на органы военного правосудия, преднамеренными утечками и прочими прелестями, которые создают у людей дополнительное ощущение травли и неправедного суда.

8. Скандал вокруг выступления генерал-майора Яира Голана.
Эта история стала прямым продолжением травли хевронского солдата и нанесла еще один тяжелый удар по укоренившемуся в обществе пониманию роли израильского высшего офицерства. Прежде считалось аксиомой, что офицеры ЦАХАЛа обязаны держать при себе свои политические симпатии и антипатии. Ожесточенная дискуссия, вспыхнувшая после речи Голана, несет в себе новые опасности для важного принципа разделения власти и для израильской демократии в целом».

«Уход Буги Яалона, – заканчивает свою статью Рои Эйдан, – станет небольшой потерей для министерства обороны. А возмущение, которое поднялось с назначением Авигдора Либермана со стороны определенной части армейских элит, очень напоминает те крики, которыми было встречено назначение Мири Регев на пост министра культуры или Айелет Шакед в министерство юстиции.

Эти элиты свято убеждены, что тот или иной министр обязан служить их представителем в правительстве, чем-то вроде главы соответствующего профсоюза, чья роль сводится к добыванию бюджета и охране их позиций в обществе. Любое иное положение дел приводит этих людей в натуральное бешенство.

А что касается рассуждений о «чистоте оружия» и «моральном облике ЦАХАЛа», то не вредно было бы вспомнить, что это понятие, при всей его важности, находится всего лишь на шестом месте в списке главных воинских ценностей израильской армии. Выше него – как по порядку, так и по значимости – стоят совсем иные принципы, и прежде всего выполнение поставленной задачи и стремление к победе. Стране остро требуется министр обороны, который мог бы вернуть ЦАХАЛу правильное понимание этой былой системы приоритетов. А если нет – то армии, которая заинтересована лишь в «терпении», стрельбе по пустырям и участии в политическом дискурсе, вовсе не требуется такой огромный военный бюджет. С подобным уровнем задач и их исполнения можно удовольствоваться намного, намного меньшими деньгами».

https://www.facebook.com/aleks.tarn.1/posts/10207865363166347