Maof

Saturday
Oct 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Интервью провел Эзра Ховкин

Военный министр Израиля и ближний круг его сподручников в последние месяцы стараются высказаться против еврейского народа. Пример: зам начальника генштаба в День памяти жертв Катастрофы сравнил атмосферу в Израиле с нацистской Германией. (Мол, те гнали в душегубки евреев, а мы не даем разгуляться палестинцам).
Но это цветочки по сравнению с одой собственного сочинения, которую прочел наш министр обороны Моше Яалон на приеме для старших офицеров ЦАХАЛ:
«Продолжайте говорить о том, что на сердце! Делайте это, даже если ваши слова и мысли против Старшего командования! Даже если они не приняты политическим руководством!..»
«Старшие и политические» – это Биньямин Нетаниягу и руководство Ликуда, партии власти. Как будто подчиняясь командам невидимого гипнотизера, Яалон начал тупо, по-ефрейторски, отрабатывать программу, которую он позволил засунуть себе под фуражку.
Мы попросили политолога Асю Энтову объяснить этот феномен.


— Ася, иногда в израильской толпе кто-то перегревшись, начинает всех толкать. Тогда ему, без особой злобы, кричат «Ата нормали?! Ты в своем уме?..»

— Моше (Буги) Яалон совершенно нормален. Проблема в том, что он генерал. Генералов в Израиле любят, по той простой причине, что в их руках ключи от безопасности страны. Среди них есть люди с отвагой и умом, а есть умные карьеристы, знающие, что делать и как говорить, чтобы угодить левой верхушке. Она, эта элита, со времен Бен-Гуриона стремится держать под контролем главные рычаги управления страной: Верховный суд, прокуратуру, армейскую и полицейскую верхушку, прессу.

— И у левых получается?

— Пока. С каждым годом становится виднее перекос: Кнессет, большинством голосов принимает какое-то решение, а Верховный суд или генпрокурор, или кампания в прессе его откладывают или отменяют. пресса и др., но только не коалиция. Левые уже не рассчитывают вернуть себе безраздельную власть в избирательном органе — Кнессете, но они рулят при помощи неизбираемых структур. Недавно социологи подвели итог: в Израиле всего лишь 7% населения называют себя левыми. Сейчас только одна партия в стране рискует объявить, что она левая – известный всем Мерец. Остальные, вроде Аводы, Еш атид, партии Кахлона и др., выдают себя за центристские, сионистские и пр. Иначе они потеряют избирателей.

— Ася, слушая вас, у меня возникла в голове странная схема. Главная ось противостояния в Израиле, это хорошо организованное братство контор против огромного, рыхлого правого большинства. Как левым удается сохранять над нами такую власть?

— Многие структуры сформировались еще под властью Бен-Гуриона, а дальше «друг приводит друга». Формально есть опция голосования, переизбрания, но фактически несколько человек решают, кто «нам подходит», а кто нет.
Например, в комиссии, назначающей судей Верховного суда, решающее влияние имеют сами судьи. Назначают своих, а потом БАГАЦ ставит свое «отказать» на решения Кнессета.
«Четвертая власть», ТВ и пресса, у нас осталась традиционно левой, но уже не сионистской, как при создании страны.
Хозяева экрана и печатного станка успешно оперируют штампами. Если левый офицер не хочет воевать с террористами в Шомроне, он спасают демократию, а «правые экстремисты», которые не хотят выселять евреев, демократии угрожают. Все это позволяет нашим левым влиять на ход событий, даже находясь на скамьях оппозиции, даже со слабым электоратом…

— Генеральские погоны тоже зависят от «наших парней»?

— Конечно. В былые времена уже майор в кипе был большой диковинкой. Сейчас можно встретить религиозного генерала, но он должен до этого долго доказывать, что готов беспрекословно выполнить любой приказ левого начальства.

— Например, уничтожать еврейские поселения в Гуш-Катиф и других местах Израиля…

— Именно.
Буги Яалон сейчас стал кричать о свободе слова в армейских рядах, но не предупредил, что это касается «больших звезд» на левом фланге. Правое слово такого права не имеет.
Накануне выселения евреев из Гуш Катифа (так называемый «итнаткут») наш сын, Яаков Вовнобой, служил в армии и учился на офицерских курсах.
На очередной «политинформации» у них началась промывка мозгов. Начальник объявил, что будущие офицеры не только должны с радостью выгонять евреев из их собственных домов, но и вызваться на это добровольцами.
Яаков встал и сказал: «Этот приказ заведомо незаконный и выполнять его — преступление! Если под моим началом окажутся солдаты, я отдам приказ не подчиняться!»

— И что было дальше?

— Его тут же вывели из класса и вывезли из части. Мгновенно приняли решение выгнать парня с офицерских курсов, а заодно и из боевых инженеров. Хочешь быть фронтовым сапером, тралить минные поля, ломать бункеры противника и огневые точки?
Недостоин!

— А как же Буги призывает «говорить о том, что на сердце»?

— Это для высшего командного состава Люди проверенные, долго строили свою карьеру и точно знают, что на сердце должно лежать.

— Но ведь наш военный министр формально правый, сидит Кнессете от Ликуда?

— Генерал выбрал Ликуд, потому что Ликуд имел тогда большие шансы на власть. Со временем Яалон надеется занять премьерское кресло. Его странные призывы - это отмашка левым, обладающим малым электоратом, но большой властью: смотрите, я ваш, не нападайте на меня, как вы нападаете на Биби, а поддержите, со мной вам будет хорошо.
Недаром газета "Гаарец" (находящаяся, что называется, «левее стенки»), поделилась мечтой: хорошо бы, чтобы в нашей стране армейская верхушка заменила Биби… На самом деле ползучий путч уже стартовал: армейцы наперебой заговорили о свободе мнений и других не очень близких им вещах. А между строк: законно избранная власть плохая, отдайте ее нам, генералам с левого берега…

— Почему о свободе слова вдруг запели генералы?

— БАГАЦ, пресса, прокуратура слишком явно проводили левоэкстремистскую политику уже утратили доверие общества. Только армия все еще считается подлинно народной и леваки это используют.
Именно с помощью армии сегодня перевоспитывают 18-летних мальчишек и девчонок, объясняют, что мы — оккупанты, что в террористов нельзя «разряжать всю обойму», что солдаты должны рисковать своей жизнью, охраняя вражеское население и т.д. Такое перевоспитание в духе высказывания генерала Голана для них не есть вмешательство армии в политику.
А когда родители солдат требуют не использовать их детей для разгрома «незаконных поселений», нам со всех экранов кричат, что такое требование — «угроза демократии».
Будем надеяться, что с отставкой Яалона этот ползучий путч удастся приостановить.

5.2016

http://gazeta.rjews.net/2016/asya158.php