Maof

Monday
May 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Под прикрытием разговоров о свободе и равенстве либералы нередко хитроумными способами навязывают свое мировоззрение тем, кто не думает так, как они. 5 псевдолиберальных стратегий

Либералы были людьми, стремившимися к свободе. Но это звание перекочевало или было украдено в 20-м веке и сегодня им пользуются те, кого свобода не интересует. На деле в Израиле 21-го века те, кто называют себя либералами, часто навязывают нам свое мировоззрение, хитроумно маскируя это принуждение.

Затушевывание жертвы и свободы

Первая стратегия маскировки заключается в придумывании вымышленной жертвы. Согласно первоначальному либеральному мировоззрению, можно вмешиваться в жизнь людей только, чтобы предотвратить ущерб этими людьми другим людям. Просвещенные наших дней раздули категорию возможной жертвы ущерба до гигантских размеров. Не только людей надо защищать. Например, закон о книгах (прим.перев. - запрещающий распродажи книг со скидками), грубо вмешивавшийся в соображения писателей и издателей, разрушил книжное дело в Израиле, оправдывался именем "защиты культуры". Закон о пластиковых пакетах оправдывался "защитой окружающей среды". Когда окружающая среда страдает и вопит о помощи, рыцари прав человека не могут молчать. А когда люди жаловались о недостатке полиэтиленовых пакетов в супермаркетах, активистка зеленых отреагировала по радио: "Пусть тащат покупки в руках".

Вторая их стратегия заключается в затушевывании свободы. Хитроумными рассуждениями свобода отрывается от своего простого смысла - стараться не вмешиваться в жизнь других - и превращается в эфирную ценность, существующую в туманном пространстве отношений сил и классовых связей. В месяце Элуль (перед Рош а-Шана) частный человек организовал концерт при частном финансировании на площади Рабина в Тель-Авиве. Агрессивный интернет-линч вынудил его отменить мероприятие, так как в программе концерта не фигурировали певицы. Зам. юридического советника правительства Дина Зильбер поспешила оставить все свои занятия и послала письмо Тель-Авивскому муниципалитету, в котором требовала запретить проведение таких мероприятий в будущем.

В этом случае "просвещенные" прямо и грубо ущемили право частных религиозных лиц слушать тех певцов, которых они хотят слушать, - и все это именем защиты прав якобы угнетенных женщин. "Просвещенные", если хотите устройте на следующий день мероприятие, в котором будут участвовать только женщины. Кто дал вам право запрещать другим устраивать на площади концерт тех певцов, которых они хотят слушать?

Вершину абсурда этого подхода мы видели, когда религиозные студентки юридического факультета Иерусалимского университета попросили повесить для себя занавеску на факультетской вечеринке, чтобы танцевать за ней. "Просвещенные" лекторы воспротивились, утверждая, что это будет исключение-отторжение женщин. Дисциплинированные студенты послушались и запретили студенткам повесить занавеску. "Просвещенные" лучше знают, что хорошо для религиозных студенток. Просвещенное мышление скрипит тут от усилия не взорваться и вынуждено мобилизовать на помощь марксистскую предпосылку о "ложном сознании": "Эти религиозные студентки не знают какова их настоящая свобода, потому что им промыли мозги. Только мы - просвещенные - знаем, что хорошо для них, и поэтому именем свободы запрещаем им танцевать так, как они хотят. Потому что мы либералы".

Из затушевывания свободы естественным образом вытекает третья стратегия - полное игнорирование свободы в области экономики и образования. Просвещенный новояз в Израиле преуспел создать тут слепую точку. Вы не можете создать тут коровник или курятник без разрешения Совета по молоку или Совета по яйцам, но это скандальное ограничение вообще не обсуждается в терминах свободы. Не говоря уже о том, что родители не могут выбрать в какой школе будут учиться их дети. Наши благословенной памяти мудрецы призывали к свободной конкуренции в области образования и учили нас: "Кин'ат софрим тарбе хохма" (трактат Талмуда Бава батра, 22, 1) Но в сегодняшнем Израиле никто не говорит о том, сколько государственная регуляция отнимает у нашей свободы.

Перескакивание

4-я стратегия "просвещенных" заключается в перескакивании через строчки в утверждении. Философ Майкл Сендел (Michael Sandel) продемонстрировал это в распространенном просвещенном утверждении об абортах. Просвещенные утверждают, что занимая никакую позицию в религиозном споре об абортах и о статусе зародыша, должна быть полная свобода делать аборт из-за "права женщины на ее тело". Но само это утверждение, - говорит Сендел, - проглатывает предположение, что зародыш - не человек, а лишь часть тела его матери. Но ведь именно об этом спор.

Таким же путем борьба за однополые браки представляется как борьба за свободу и право выбора в то время, как, в сущности, речь идет о борьбе за изменение сути института семьи. Гомосексуалисты и лесбиянки утверждают: у каждого есть право создать семью. Но, в сущности, они требуют совсем другого - права изменения определения семьи. Подумайте о гомеопате, требующем от государства называть его доктором медицины. Не встревая в спор предпочтительнее ли гомеопатия конвенциональной медицины, звание "доктор медицины" всегда предназначалось для второй, а не для первой. Живи, как хочешь, но у тебя нет права заставлять нас изменить суть такого древнего звания.

Видно, семья - самый древний институт человеческой цивилизации. Этот институт пережил изменения на протяжение поколений. Но уже в первой главе Торы представлен идеал, к которому изначально стремилась семья: "Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и станут они одной плотью" (Берешит, 2:24).

И в древности в любом человеческом обществе семья всегда включала союз между мужчиной и женщиной. Наши благословенной памяти мудрецы отмечали, что и другие народы, далекие от пути Торы, по крайней мере, воздерживаются от однополых свадьб (трактат Хулин 92). Даже в тех обществах, где поощрялись гомосексуальные связи между мужчинами, вроде Древней Греции, никому не приходила в голову свадьба между двумя мужчинами. В Риме, где также были такие связи, только сумашедший император Нерон женился на мужчине с торжественной церемонией. Римляне говорили, что жаль, что его отец не поступил так - тогда Нерон не родился бы.

Галаха запрещает однополые браки. Но мне кажется, что с еврейской точки зрения основная проблема однополых браков не галахическая, основная проблема - в общественно-социальных последствиях таких браков. Речь идет не о свободе индивидуума, а о идейно-метафизическом вопросе сути семьи. И через этот вопрос "просвещенные" пытаются перескочить.

Еще один пример - борьба "просвещенных" за права трансгендеров. В Тель-Авивском университете с большим шумом был открыт туалет без определения пола. Во многих колледжах в США уже трудно найти туалет с разделением для мужчин и женщин - все ради прав крикливого ничтожного меньшинства, упрямящегося не определять свою половую принадлежность в бинарных терминах мужчина/женщина.

Это доходит до прямого принуждения. В 2015г. министерство юстиции дало указание школе в Вирджинии позволить школьнице Гевин Грим пользоваться туалетом для мальчиков в школе, потому что она считает себя мужчиной. В том же году министерство образования США дало указание школе в Чикаго позволить подростку, считающему себя женщиной, мыться в женском душе и переодеваться в раздевалке, предназначенной для школьниц. Школьницы средней школы в Миссури организовали гневную демонстрацию протеста после того, как руководство школы позволило 17-летнему подростку пользоваться женским туалетом в школе, потому что он считает себя девушкой.

Все это, разумеется, именем свободы. Но "просвещенные" не утруждают себя объяснить нам, что они опять перескочили через несколько строчек в изложении утверждения. Их утверждение основывается на скрытом предположении, которое очень тяжело доказать, что пол - это дело выбора. Если я приду в мой пенсионный фонд и скажу, что определяю себя 70-летним, то не думаю, что это будет встречено приветливо. Утверждение, что у мужчины есть право определить себя в качестве женщины, содержит в себе предположение, что нет тут однозначного биологического факта, вроде возраста, а лишь карнавал идентификаций. Лишь приняв, такое скрытое предположение, можно рассуждать о праве каждого человека выбрать ту половую идентификацию, которая ему нравится. Американские суды и власти навязывают это странное предположение огорченным школьницам - и все это именем демократии.

И судья, и игрок

5-я стратегия просвещенного принуждения заключается в смене ролей: от судьи к игроку и обратно. "Просвещенные" представляют свою позицию как не-позицию, а как объективные правила игры, с которыми каждый должен согласиться. Они не часть игры, они судьи. А затем, когда телекамеры обращены в другую сторону, судья слегка ударяет по мячу - и всегда в ваши ворота.

Возьмите, например, свободу выражения. Зам.начгенштаба призвал офицеров ЦАХАЛя смело высказывать свое мнение. Просвещенная пресса прославляла его как освободителя. Через несколько недель после этого те же СМИ резали в прямом эфире кандидата на должность главного армейского раввина из-за того, что он осмелился - за 15 лет до этого - высказать свое непросвещенное мнение.

"Хорошо", - говорят мне мои просвещенные приятели, - "демократия должна защищать себя". В этом и заключается маскировка под нейтральные правила игры, но при каждой удобной возможности эти нейтральные судьи спускаются на игровую площадку и бьют по мячу.

Демократия должна защищать себя от призывающих к диктатуре, а не от людей, высказывающих утверждения, которые нервируют левых. Принцип защищающейся демократии верен, пока он минималистичен, пока он служит, чтобы остановить движения, зломышляющие разрушить государство. Но "просвещенные" делают тут хитрый шаг: сформулировав этот принцип защищающейся демократии, они изменяют определение демократии так, что ее невозможно узнать. В сущности, они впихивают в корзину демократии свое мировоззрение. Это правило формулируется судьей и реализуется игроком. Результат: каждый, кто осмеливается высказать непросвещенное утверждение, выставляется как нарушающий правила игры, как тот, кому можно заткнуть рот.

Все это до определенного момента, когда остальным игрокам надоедает терпеть игрока, маскирующегося под судью, который маскируется под игрока. Надоедает им, что каждый гол в их ворота - это веселье, а каждый гол, который они забивают, - это опасность для демократии. Надоедает им, что несущие флаг свободы используют его древко, в основном, чтобы лупить других. И тогда "непросвещенные" приходят к выводу, что они должны перестать думать и говорить по правилам, которые им диктуют "просвещенные". И они обнаруживают, что это гораздо проще, чем казалось.

("Макор ришон")

Перевел Яков Халфин