Maof

Thursday
Aug 17th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
О попытках за что-нибудь «засудить» премьер-министра Израиля Нетаниягу

Израильского премьер-министра Нетаниягу враги ни на мгновение не оставляли и не оставляют в покое. Самое омерзительное, что все предъявляемые ему обвинения — не по существу его политической деятельности на посту главы государства, но — мелко-бытового характера. На уровне брани из подворотен, завистливого злопыхательства, сплетен и даже вранья.
Пора бы этим людям осознать, наконец, что своими нападками на лидеров страны они лишь ослабляют собственное государство перед лицом ненавистников Израиля…

Если уж взобрался на лошадь – скачи на ней, не останавливаясь, пока она не сдохнет.
народный совет
Не соглашаешься со мной – запомни, гад, по судам тебя затаскаю.
угроза интеллектуала


Известное музыкальное произведение имеет авторскую инструкцию для исполнителей, меняющуюся от страницы к странице. Сначала — «быстро», потом «еще быстрее». За этим следует «быстро, сколь это возможно», чтобы буквально на следующей странице потребовать от достигнувшего своего максимума исполнителя уже просто невозможного: «Еще быстрее!» Эту историю вспоминаю часто, когда вижу, как в СМИ и политики разных политических пристрастий пытаются избавиться от сегодняшнего премьер-министра Израиля.

Борьба с ним нисколько не нова — она сопровождает всю его политическую карьеру, начиная буквально с первых шагов, когда многим стало ясно, что в среде политиков появился человек особых и ярких качеств. Справедливости ради, надо признать, что эта агрессия со стороны людей левых взглядов досталась ему по наследству. Именно она когда-то заставила отца премьера на время даже покинуть Израиль. Сделать подобное с сыном никогда не удавалось, хотя он и учился в США и работал там заметное время — представителем Израиля в ООН.

Чего только не ставили нынешнему премьеру в вину – и, как правило, из чего-то мелко предосудительного, долженствующего оттолкнуть от него «человека с улицы», среднего избирателя. Каждый раз кампания начиналась с громких заявлений, где фигурировали хлесткие слова, понятные даже последнему бомжу или базарному торговцу: «обман», «мошенничество», «злоупотребление общественным доверием» и т.д. и т.п. Однако ожидаемого решительного отталкивания не происходило — «дела» кончались, а он оставался.

Но с ходом времени «дела», «испекаемые» с завидным постоянством, как-то утихали, чтобы в конце просто сойти на нет, дожидаясь, однако, своей следующей инкарнации, как казалось, на еще более высоком, а как оказывалось — на все более низком уровне. Притом, «низком» не только по квалификации изложения, но и по моральному уровню обвинения.

Признаю, что все эти кампании не проходили бесследно, что, в противоречии с народной мудростью, «брань на воротах» висла, и сравнительно эффективно. Нетаниягу терпел серьезные политические поражения, даже уходил на вполне заметный срок из политики, но потом возвращался и делал то дело, которое считал нужным и важным для своей страны и еврейского народа. И, хотя «брань из подворотен» отражалась на числе голосов, всеми способами противникам не удавалось отодвинуть его куда-нибудь на задворки. С не очень щедрой, но постоянной поддержкой избирателя он уже одиннадцать лет премьер-министр Израиля. И свое право занимать этот очень высокий и крайне сложный пост он, опять-таки, волей придирчивого и разборчивого израильского избирателя, подтверждал уже три раза.

Особенно примечательна первая победа, в 1996-м, когда Нетаниягу на фоне истерики, направленной левыми против право-ориентированных политиков, в первую очередь, именно Нетаниягу победил «наследника Рабина» Ш. Переса, пусть и с небольшим перевесом голосов. И тут не обошлось без вранья, когда журналист, ныне покойный Б. Хамиш распространил ровно ничем серьезным не обоснованные «показания свидетеля», согласно которым Перес откупился от Нетаниягу, отдав ему примерно 50.000 голосов — в обмен за замалчивание роли Переса в «заговоре» против Рабина. Бред. А ведь прилип к немалому числу людей.

Уже первое премьерство сопровождалось резкими обвинениями в адрес назначенцев премьера, в частности Я. Неэмана, занявшего пост министра финансов. Обвинения эти чуть позднее суд признал ложными, но азы политтехнологии люди знали и тогда: «неважно — то ли ты украл, то ли у тебя украли — все равно скажут, что замешан в грязном деле».

В августе 1999 года газета Едиот Ахронот опубликовала скандальную статью о Нетаниягу. В марте 2000 года полиция предъявила Нетаниягу, насколько знаю, в первый, но отнюдь не в последний раз, обвинение в «мошенничестве, коррупции, хищении денег и злоупотреблении доверием». Однако в суд материалы переданы не были, поскольку передавать было нечего. Даже вездесущая (в бульварном смысле этого слова) супруга Сара, с ее вскрытой «левой больной совестью нации» тягой к «незаконным подаркам» делу не помогла — захватила этих подарков себе маловато.

Но брань не прошла мимо цели. «Все» стали говорить о слабоволии Нетаниягу, о том, что он «сдал Хеврон», хотя полная обязывающая договоренность об этом с бандитом Арафатом была достоянием правительства Рабина-Переса. Видные, даже правые журналисты писали о готовности Нетаниягу сдать Сирии Голаны, ссылаясь на пресловутое «Кто говорит? Все говорят».

Е. Сатановский, на котором просто печати негде ставить, писал в интернет-журнале «Мы здесь»: «Поскольку те, кто знает Биби лучше, они в курсе, что враль он первостатейный — просто на генетическом уровне, и верить ни одному его слову нельзя. Опять-таки, за хорошую прессу, особенно американскую, он продаст мать родную».

Замечу, никто не возражал, даже люди, числящиеся правыми, лишь поддакивали.

Нетаниягу на посту премьера его враги не оставляли в покое ни на мгновение. Их истерика достигла своего верха, как думал тогда, после вторых выборов, когда этой публике показалось, что чуть толкни — и он рухнет раз и навсегда. Появились дела о пустых бутылках, доходы от сдачи которых в пункт стеклотары супруга премьера клала якобы себе в карман, о том, что вина и мороженого в резиденцию заказывается слишком много и излишне дорогого, что сам премьер посмел завести себе для дальних перелетов двуспальную кровать, на которой находилась еще и народом не избранная Сара. Она же была обвинена в злоупотреблениях в связи с ремонтом сливного бачка в туалете, а сам премьер — в обращении к электромонтеру в неурочное время.

Обвинители опустились до полного цинизма, обвинив супругу премьера в том, что за ее очень серьезно больным отцом ухаживает сиделка, оплачиваемая из государственной казны.

Было еще несколько подобного уровня и степени обоснованности обвинений. Все это смаковалось прессой «7 дней в неделю, 24 часа в сутки». Некоторые журналисты в этом постыдном деле достигли особых высот. Думаю, например, что спецкор газеты Едиот Ахронот Нахум Барнеа (1944 г.р., т.е. не молодой уже человек) просто, казалось, в грезах чувствовал себя аккредитованным под кроватью премьера и его жены, откуда считал своим профессиональным долгом вести скрипучий репортаж. Если это не травля, то не знаю, что же такое травля вообще.

Конечно же, не молчала оппозиция, хотя и не могу утверждать, что она была инициатором этого безобразия. Скорее, это «цепные псы демократии» искали и нашли подходящее себе занятие. Но каждому — свое, и, как заявила по этому поводу одна из ведущих фигур оппозиции Ципи Ливни, «Нетаниягу пропивает в месяц целую минимальную зарплату миллиона граждан. Мерзее, наверное, можно, но — весьма трудно!

Замечу, что все эти обвинения куда-то испарились, хотя поначалу звучали громко и серьезно — «злоупотребление», «присвоение», «обман» и т.п. Но потом исчезли. Однако никто не наказан за явно преднамеренное вранье, никто не посчитал, во что обошлось следствие не только в смысле нервов подследственного и его семьи. Кого это интересует в ходе «борьбы за чистоту власти» и «право граждан знать»? Даже вездесущий госконтролер, пекущийся о каждой народной агоре, скупо заметил: «Вопрос о сдаче пустых бутылок не расследован». Что, он предполагал еще «поработать»? Но как насчет денег, которые полиция потратила на очевидно бессмысленное действо, и времени, которое в принципе занятые люди потратили на полную ерунду? Тут ведь «развлекались» должностные лица, к которым так просто на прием и не попадешь.

И кто посчитал, сколько преступников продолжили болтаться на свободе, очищать квартиры и карманы граждан, пока следователи в тишине своих кабинетов допрашивали Сару Нетаниягу, ее уборщицу, прачку, электрика, водопроводчика, не говоря уже о шофере?

Конечно, этот шабаш означал и означает, что по существу дел премьерских сказать плохого просто нечего — шекель стоит надежно, прирост производства вполне заметен, в 2016-м достигнув почти рекордных для очень развитой страны 4%, средняя зарплата, равно как и минимальная, растут, вполне умеренный государственный долг. Несмотря на мелькающие в прессе сообщения, на базе оценки уровня жизни неким рейтинговым агентством, о том, что в Израиле чуть ли не 30% детей недоедают, можно смело утверждать, что таких нет и 5% — это мне, как бывшему блокаднику, видно невооруженным глазом. Здесь ведь фокус в определении понятий «недоедают», или «ложатся спать голодными», которым придается некоторый трансцендентный смысл.

Во внешней политике также нельзя говорить о потоке неудач. Напротив, растет число стран, с которыми у Израиля нормальные, а то и хорошие экономические, да и политические связи. Израиль сейчас по праву является, несмотря на крошечный размер и не очень большое население, влиятельным членом международного сообщества. Даже по поводу мерзкой резолюции СБ № 2334 от 23декабря 2016 Израиль позволил себе весьма резкую реакцию, с вызовом послов стран, проголосовавших за нее в МИД Израиля для объяснений. Причем, вызванные и их правительства, включая воздержавшихся при голосовании США, объясняли свою позицию, убеждая, что это голосование проникнуто лишь заботой о благополучии Израиля и его народа. Сами эти объяснения многое говорят о прочности международной позиции нашей страны, которая опирается на хозяйственные достижения и на силу армии — будь у нас полтора самолета и два танка, никто не стал бы церемониться и расшаркиваться перед нами.

Уместно вспомнить, сколько еще недавно говорилось о грядущей парижской конференции, где эдак 70 стран, мол, соберутся 15 января, даже без участия Израиля, и научат его, как арабов любить, и им, поскольку те сами не хотят, государство строить. И сроки установят, а коль не выполнит Израиль то, что ему велено — будут санкции, а то и кое-что похуже. И об этом, якобы, позаботится новая резолюция СБ, которую втайне, в бункере под Белым домом, строчит Керри под диктовку Обамы. А резолюция будет не рекомендующая, а приказывающая.

Где она, спрашиваю, эта угроза? Стерлась, как пуп у девки от регулярного трения (без политкорректности теперь, так ведь?). И стерлась не сама, а в результате работы совсем не в последнюю очередь МИДа и премьера Израиля.

Вполне оправдало себя и выступление Нетаниягу перед Конгрессом США вопреки советам записных «экспертов». И сейчас есть все основания рассчитывать на дальнейшее улучшение отношений с возможно единственным, но весьма мощным политическим, да и военным и экономическим союзником Израиля — США.

Целиком оправдалась экономическая политика премьера за все 11 лет его работы, к которым следует добавить 2.5 года на посту министра финансов — приватизация дала мощный толчок экономике, создала устойчивую валюту.

Таким образом, надеяться сбросить власть Нетаниягу, критикуя его за провалы в политике, невозможно, поскольку таких провалов просто нет. Остается всевозможное вранье, на базе разных малопочтенных комбинаций в исполнении поневоле таких же комбинаторов. Так появилась новая серия обвинений — в злоупотреблении подарками (дорогие сигары и розовое шампанское — это дело «1000») и переговорах с издателем газеты Едиот Ахронот А. Мозесом.

Объявленная цель потайных переговоров — вывести из под критики семью Нетаниягу (т.е. вытащить из-под кровати Н. Барнеа!). В обмен на это премьер, якобы, обещал провести закон о закрытии бесплатной газеты Израиль а–Йом, из-за которой Едиот Ахронот несет большие финансовые убытки. АИзраиль а–Йом — единственная газета, популярная и откровенно стоящая на стороне Нетаниягу в его тяжкой борьбе со СМИ и леваками, что, впрочем, почти одно и то же.

Замечу, что ответить на обвинения в полный голос Нетаниягу не может, поскольку следствие не завершено, и раскрытие его материалов — основание для обвинений в реальном тяжком преступлении — оказание помех следствию. Однако «тайна следствия» регулярно проползает в СМИ.

Конечно, несколько обидно за полицию. Опять ее важный отдел, особый, под номером 433, демонстрирует прилюдно, что ему совершенно нечем заниматься, что бросает тень на весь коллектив людей, многие из которых буквально каждодневно рискуют жизнью для обеспечения безопасности граждан, порядка в стране.

Что касается бесплатной газеты, то одним из инициаторов ее закрытия во имя торжества (?) демократии была, насколько помню, еще покойная М. Солодкина. Когда сравнительно недавно в Кнессете голосовали за, мягко говоря, странный закон о запрете бесплатной газеты, то А. Либерман и его партия в полном составе, Герцог с «герцогиней», люди от Лапида (но не он сам!) и арабы были за закрытие бесплатной газеты. А Нетаниягу и его партия и партия «Еврейский дом» — против закрытия газеты. Может, итоги голосования в ноябре 2014 дают ключик к пониманию того, кто «для потехи раздувает чуть затаившийся пожар»?

А пока левацкая газета Гаарец пишет (18.01.17): «Израильская полиция расследует связи шефа Моссада Йоси Коэна с миллиардером – приятелем Нетаниягу». А вот она же (20.01.17): «(кинопродюсер-миллиардер) Мильчен: Нетаниягу требовал сигар и шампанского и использовал при этом кодовые слова для заказа: ящики сигар назывались «листья», бутылки шампанского — «розовое»». Кроме того, «Мильчен заявил полиции, что Нетаниягу и его жена требовали от него дополнительные льготы», а он, несчастный миллиардер, не мог, выходит, отказать?! А Сара, наверное, через новую домработницу организовала на иерусалимском базаре (Шуке) перепродажу сигар и розовой выпивки. И апофеозом свиста звучит заголовок в той же газете «20.01.17): «Считая, что для Нетаниягу «игра окончена», израильская политическая арена устремляется в сторону выборов».

И кто ж там главный устремившийся? Уж не Герцог ли с герцогиней, которым совсем недавний опрос сулит 11 мандатов? И это оружие для взятия власти?

На этой основе Герцог (без герцогини) предъявил Нетаниягу ультиматум, требуя, чтобы тот в течение 48 часов добровольно ушел в отставку, а не то он, Герцог, обратится в Высший суд справедливости! Правда, пока Герцог требует ухода лишь с поста министра связи.

Угроза производит сильное впечатление, примерно такое же, как растиражированное СМИ герцогская благодарность Обаме за восемь лет сотрудничества и пожелание Трампу успехов. Оба заждались.

Замечу, что в качестве компрометирующей «связи шефа Моссада», 10 канал ТВ приводит факт получения от миллиардера Паркера «семи билетов на концерт Мерайи Кэри, на тот момент являвшейся невестой Паркера».

Конечно, шансы на успех и нового дела крайне сомнительны. Но определенная часть людей пойдет по следу «нет дыма без огня». И правда же, требуется маленькое, но все-таки воображение, чтобы сообразить: вполне состоятельный и хорошо заработавший вне государственной службы премьер может позволить себе и шампанское не за пятнадцать шекелей, и вино не за девятнадцать. Да и курить может иногда хорошие сигары, а не сигареты типа «Прима».

Надо понимать, что и гости дома, как и круг личных знакомых, у премьера из состоятельной и глубоко интеллигентной семьи, учившегося и работавшего с людьми, сегодня занимающими руководящие позиции в мире политики, науки, культуры и бизнеса — совсем иной, нежели у рядового обывателя. Когда состоятельный, а, тем более, богатый человек идет в гости или ресторан, то и подарки он выбирает не в магазине «Макс», и выбранный ресторан отличается от забегаловки, где на бегу берут полпиты с фалафелем. Поэтому все эти «сливы» и «разоблачения» в полной мере могут подействовать лишь на совсем неразвитых.

Однако небезынтересна и поучительна реакция развитых, и не тех, кого ненависть и зависть к Нетаниягу окончательно лишили остатков мозгов и порядочности. Я говорю об относящих себя к правым, кому следовало бы видеть вредность для страны происходящего, непорядочность того, что на их глазах происходит. Именно, реакцию учеников — тех, кого Нетаниягу вывел в большую политику, и/или кто с ним много лет работает, кто непрестанно толкует о важности сохранения государства Израиль как еврейского. Я имею в виду А. Либермана, Ю. Эдельштейна, М. Кахлона, Н. Беннета, М. Фейглина и других. Имею в виду также и «правые перья», столько его критиковавшие — оскорбительно и безосновательно. Внешне — никак, суд, мол, рассудит. А если взглянуть повнимательнее, то стоит помнить, что «порою и молчание нам понятней всяких слов». Особенно, когда за ним стоит едва прикрытое следование своим личным сиюминутным интересам, а вовсе не интересам страны и ее населения.

Это верно, что когда совершено преступление или даже очень серьезный проступок, вопрос о виновности или невиновности может решать только суд. Но здесь идет речь о досудебной и внесудебной расправе, которую до всякого суда вершит вторая древнейшая профессия, совсем нередко по подмене «права знать» — «правом врать», далеко оставляя за собой первую древнейшую.

На память невольно приходит история А. Шарона. Тогда пачкающими слухами были заполнены СМИ. Вся публика, включая известного профессора психологии, знала про «позорные» — «греческий остров», «выгораживание сыночков» и какого-то подходящего миллиардера. Когда А. Шарон как-то попытался прилюдно ответить на обвинения, степень достоверности которых до сих пор сомнительна, судья М. Хешин попросту приказал отключить ему микрофон, сочтя попытку оправдаться предвыборной пропагандой. Замечу, что и там друзья-однопартийцы молчали, а действовали люди второй древнейшей и, по крайней мере, одна чиновница — политиканствующая работник прокуратуры.

Когда началось «одностороннее размежевание», завершившееся насильственным выселением евреев из поселений в секторе Газы, навсегда запятнавшее имя Шарона, вся вакханалия в прессе смолкла. Коллеги «справа» обвинили, и с основанием, Шарона в предательстве интересов страны. Однако при этом забыли, как самого Шарона до того предали дважды, пойдя на поводу у леваков после Ливанской войны, и в ходе обсуждения пачки дел вокруг «острова». Печально, что правая общественность учится медленно и плохо. Сам Шарон часто повторял слова отца: «Никогда не предавай своих». Это справедливо в полной мере и сейчас.

Надеюсь, что у сегодняшнего премьера Израиля хватит сил и терпения вынести и этот раунд травли. Нетаниягу не просто состоялся как выдающаяся личность. Он — крупнейший и виднейший государственный деятель, много лет возглавляющий сложнейшую страну в военной и полувоенной обстановке. За такую службу, в сравнении с другими странами, уместно засчитывать в стаж работы за год три года. Ему уже обеспечено достойнейшее место в истории Израиля. Иногда поражаюсь, какое чувство ответственности за будущее своей страны надо иметь, чтобы терпеть лай шавок прессы, да и сослуживцев по Кнессету, и, не плюнув на долг, пожить спокойной частной жизнью. Но история своей семьи, да и характер диктуют иное поведение.

Говорят, Нетаниягу держится за теплое место. А ведь в денежном выражении Нетаниягу в виде жалования не получает от страны, т.е. израильских налогоплательщиков, и 10% того, что зарабатывал бы от лекций, консультаций, или на посту президента любой из ряда крупных компаний. При этом не имел бы и отдаленно сегодняшней ответственности, а, в придачу, и нервотрепки, которой подвергается сам, а, заодно, его семья. Ведь каждый день читаешь в его адрес несуразности и несправедливости.

Например, в СМИ сообщили, что его не пригласили на инаугурацию президента Трампа. Могли легко узнать, что по традиции глав правительств и президентов стран туда не приглашают. Могли узнать, но не узнали — так лучше пройдет «новость».

Непрестанно сообщается, что его «вызвали на допрос», хотя могли бы узнать, что не его вызывают, а к нему едут, по предварительному согласованию, когда премьеру подходит. Могли, но так «новость» — пикантнее.

Увы, нет пророка в своем Отечестве. Помню, как-то один из зарубежных «друзей» Израиля посетовал, какой у него правитель — не чета так нужному этой стране своему У. Черчиллю.

В биографиях этих двух людей вижу много общего. Однако, хотя за 9.5 лет премьерства Черчилля Великобритания и выстояла в очень тяжелой войне, она потеряла значительнейшую долю своего влияния в мире, утратила колонии и доминионы. Черчилль не смог сдержать распространение коммунизма, что считал важнейшей задачей своей жизни.

Став премьером, Нетаниягу не обещал гражданам своей страны «крови, пота и слез» — этого в истории евреев всегда было в избытке. Но Израиль за годы правления Нетаниягу шел от успеха к успеху — в развитии хозяйства, армии, укрепления своего международного положения.

Я не литератор, и мне трудно сравнить достоинства книг Нетаниягу и Черчилля. Не знаю, пишет ли он картины. Но достижения для своей страны у Нетаниягу явно предпочтительнее, чем у Черчилля.

Кстати, иногда думаю, что бы сделала с Черчиллем израильская пресса и юридический советник правительства — ведь курил Черчилль только сигары, возможно, привозимые из Кубы за счет казны, а пил армянский коньяк, который посылал ему Сталин!

Израилю необходим закон, откладывающий разбирательство дел премьера, президента, возможно, и спикера палаты на время, пока люди занимают эти должности. Неприличная и постоянная истерика расследования, не касающегося основной работы — управления государством, должна быть остановлена раз и навсегда.

Замечу, что по линии основной работы осмысленные претензии в Израиле высказываются крайне редко, почти никогда.

***

Более столетия сему назад М. Е. Салтыков-Щедрин сказал, что если бы он умер, а сто лет спустя ожил, то на вопрос, что делается в России, ответил бы: «Пьют и воруют». На аналогичный вопрос относительно Израиля я бы дал чуть более короткий ответ: «Судят Нетаниягу».

Хотелось бы, однако, чтобы с этой позорной практикой было бы покончено много ранее — пора вырасти из коротких штанишек сиюминутных интересов и банальной зависти.

Стоит помнить, что, хотя еврейский народ просуществовал, несмотря на все гонения, тысячи лет, его государства не были долгоживущими. Они погибали в сравнительно молодом возрасте — от армий врагов, несказанно усиленных внутренними распрями. И этот урок нужно еврейскому народу, наконец, усвоить.