Maof

Friday
Jun 23rd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
У администрации Трампа еще нет политики ни в одной области, но министр обороны Либерман спешит отказаться от возможности распространения суверенитета на Иудею и Самарию. Ему противостоит только Ципи Хотовели, а остальные высокопоставленные деятели ее партии молчат, как овцы

Скоординирована ли политика строительства в Иудее и Самарии между США и Израилем? Нет. Принят ли нами американский подход по вопросу палестинской автономии? Нет. Сформулирована ли позиция американской администрации по отношению к арабо-израильскому конфликту? Нет. Есть ли у дяди Сэма позиция по Ближнему Востоку? Сформирована ли вообще какая-либо внешняя политика президента Трампа? Нет, нет и нет. Так откуда у министра обороны Либермана " "прямой мессидж - не косвенный и не намек - из США, согласно которому распространение израильского суверенитета на всю территорию Иудеи и Самарии будет означать немедленный кризис с американской администрацией"? При всем уважении, но это обсессивное занятие самими собой - в данном случае со стороны Либермана - не соответствует ничему из происходящего - и в основном не происходящего - в Вашингтоне. Или, как определил это один высокопоставленный израильский политик, "администрация Трампа - это как груда бетона, которая еще не сгустилась и никто не знает, как она будет выглядеть".

Что подразумевается? "На таком раннем этапе ни один новый президент еще не формирует политику", - объяснил на этой неделе в Твиттере предыдущий американский посол Дан Шапиро, который вместе со своей семьей останется в Израиле, по крайней мере, еще на несколько месяцев. "В 2009г. администрации Обамы потребовалось несколько месяцев, чтобы сформировать политику по отношению к Ирану", - раскрыл Шапиро, который был тогда высокопоставленным советником в Белом доме. "Мы беспрерывно спрашивали: какова политика? - и получали ответ: еще проверяется. То, что верно в отношении любой новой президентской администрации, - отмечает он, - особенно верно в отношении администрации Трампа, которая "еще не назначила заместителей министров, помощников министров, еще не послала в регион своих представителей - что мы Обама уже сделал на этом этапе 8 лет назад".

Опытный политик, специализирующийся на американо-израильских отношениях, рассказал, что так было у всех президентов. "Картер, Рейган, Клинтон, Буш-младший - у всех не было понятия во внешней политике. Исключениями были Буш-старший и Обама, знавшие несколько больше, но, по крайней мере, в нашем случае это знание не особенно помогло", - говорит он. В Вашингтоне еще не с кем разговаривать и по этой причине - в отличие от того, что планировалось - Нетаниягу не полетит на конференцию ЭЙПАК, где он должен был выступить перед 18 тысячами участников и затем встретиться с Трампом. Он ограничится видео-выступлением и до следующей встречи с Трампом пройдет еще время.

Видно, из-за этой неготовности своей администрации Трамп попросил нас "успокоиться" со строительством в Иудее и Самарии. Не обязательно такова будет политика ближайших 4 лет - и она, разумеется, не будет такой, если мы заупрямимся - пока лишь речь идет о понятном желании президента и его людей "успокоить" регион, воздержаться от волнений, стабилизировать ситуацию, чтобы она не вышла из-под контроля. Этап подведения итогов придет, но в отличие от охватившего правых отчаяния и несмотря на успешный со стороны Нетаниягу процесс устранения других политиков от контактов с американцами, еще не поздно. Политически - несмотря на ущерб, причиненный Либерманом (о котором мы еще поговорим) есть достаточно времени и пространства для маневра, чтобы двинуть удобный нам процесс в отношении американской администрации.

Новая американская администрация еще не сформулировала свою внешнюю политику в отношении какого-либо региона, в том числе в отношении Ближнего Востока. Единственный внешнеполитический вопрос, о котором Трамп беспрерывно говорит - это помощь другим странам.

Положительное сокращение

В ближайший четверг "оффис Белого дома, отвечающий за ведение бюджета" объявит о резком сокращении бюджета зарубежной помощи, которую США предоставляют другим странам. Этот шаг станет продолжением урезания на 37% (!) бюджета госдепартамента и американских агентств развития, о котором Трамп уже заявил. "Это заденет не одно государство или один регион, а много различных стран. Наш мессидж прост - тратить меньше денег за морем и больше дома", -заявил в новостной передачи телесети Fox руководитель оффиса Мик Малвани (Mick Mulvaney). Благодаря Богу, Обаме и Нетаниягу, Израиль защищен от этого сокращения посредством соглашения, подписанного в конце каденции предыдущего президента.

Но именно поэтому и потому что мы наслаждаемся сомнительным званием получающих более половины внешней американской военной помощи, похоже, пришло время обдумать это заново. Т.е. буквально, как 20 лет назад Нетаниягу удостоился аплодисментов в Стране и в США, когда отказался от американской экономической помощи, так теперь надо выстроить заново структуру военной помощи - так мы перестанем выглядеть попрошайками и предоставим Трампу и американскому обществу хорошее ощущение, что мы способствуем усилиям по восстановлению американской экономики, а главное - организуем военную помощь самым лучшим и полезным обеим странам способом.

Это блестящее предложение сделал не автор этих строк, а специалисты по США Йорам Эттингер и Гидеон Исраэль, возглавляющий "Центр Иерусалима и Вашингтона". В рабочем документе, составленном им под влиянием Эттингера еще 4 года назад, предупредил Гидеон Исраэль, что политический климат в США изменится и поэтому помощь не гарантирована - прогноз, сбывающийся на наших глазах. Поэтому он предлагает - не пугайтесь - постепенно сократить 300 млн долл в год из 30 млрд, обещанных нам в течение 10 лет. Вместо прямой помощи, - пишет он, - эти деньги будут вложены в различные совместные проекты: расширение военного сотрудничества, промышленного, научных исследований, капиталовложений в совместные фонды и увеличение количества американского оружия, складируемого в Израиле.

В противоречии с инстинктом, говорящим, что отказ от прямой помощи означает финансовый убыток, - объясняет Исраэль, - что "такой план может принести Израилю выгоды, превосходящие убыток, вроде подобных инициатив в прошлом по модернизации Хайфского порта, обслуживавшего 6-й флот, - шаг, который был двинут американским Конгрессом и принесшим значительную пользу и экономическую выгоду Израилю". При такой системе финансирования проектов, приносящих экономическую выгоду, а не только непосредственную военную помощь, выгода для обеих стран будет в несколько раз больше и более долгосрочная, - утверждают Эттингер и Исраэль. Похоже, что для этого предложения нет более удобного времени, чем сейчас, когда военная помощь на ближайшее 10-летие гарантирована, но в Белом доме сидит президент, который хочет сократить транжирование денег за границей и понимает, как капиталовложение приносит взаимную прибыль.

Время до следующей встречи между Нетаниягу и Трампом - это и шанс, возможно, последний представить новой американской администрации идею по вопросу Иудеи и Самарии. В отличие от энергичного утверждения Либермана на заседании комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, что "коалиции стоит четко и ясно прояснить, что нет никакого намерения распространить израильский суверенитет" (на Иудею и Самарию), есть возможность говорить о суверенитете. Ведь Трамп ясно сказал: "Одно государство, два государства - главное, чтобы это было по соглашению", - т.е. он открыт новым идеям. Даже министр обороны Матис, - указывает Гидеон Исраэль, - заявил на слушаниях в Сенате, что он открыт иным идеям, но "пока еще не слышал их".

Либерман должен был быть первым представляющим другие идеи. Ведь в качестве министра иностранных дел он годами требовал прекратить трепаться на "палестинскую тему", начать думать иначе, предлагать творческие решения. Разочаровывает и удивляет, что жесткий поселенец из Нокдим, у которого "слово - это слово", обжевывает заплесневелые лозунги "палестинского государства", "демографической угрозы" и проч. До такой степени, что на этой неделе в Кнессете назвали его Эхудом Бараком 4-го правительства Нетаниягу.

С какой стороны ни посмотрим на слова Либермана, ясно, что уважаемый министр запаниковал, как выразился когда-то Шарон о том, что было в его глазах напрасными страхами Нетаниягу. Почему пустые страхи? Потому что в государстве Израиль нет ни одного человека, предлагающего за один день распространить суверенитет на всю территорию Иудеи и Самарии. Сторонники аннексии говорят о постепенном процессе и спорят между собой как он закончится. Например, Ури Ариэль считает, что в итоге дадим гражданство всем арабам. Напротив Беннет предлагает федерацию или автономию районам A и B, и депутат Мики Зохар говорил об автономии вроде предлагавшейся Менахемом Бегиным. Все они продвигают сейчас распространение суверенитета только на Маале-Адумим, и поэтому когда Либерман обвиняет их в попытках распространения суверенитета на всю Иудею и Самарию, он фантазирует.

Но не меньше, чем Либерман, разочаровывают высокопоставленные политики Ликуда - Исраэль Кац, Гилеад Эрдан, Ярив Левин, Зеэв Элькин, Юваль Штайниц, Мири Регев, Гила Гамлиэль, Офир Акунис - никто из них не выступил против слов министра обороны. Только зам.министра иностранных дел Ципи Хотовели, убедившись, что никто из высокопоставленных израильских политиков не слышал ни о каком американском мессидже, вроде упоминаемого Иветом, решила не молчать. "Министр Либерман пытается изобразить действительность, которая не существует в Вашингтоне", - распространила она пресс-релиз. - "Политический диалог с американцами еще не начался. Новая администрация еще не сформулировала стратегический план для региона и открыта для новых идей. Все опции на столе и излишние запугивания Либермана наносят ущерб свободе действий Израиля".

К большому сожалению, она была единственная. Никто из ее коллег по правительству не открыл рот. Не потому что думали, что Ивет прав. Большинство вышеперечисленных министров более близки по взглядам к Хотовели, чем к Либерману. Но без всякой связи с убеждениями, каждый имеющий глаза понимает, что даже если Либерман в самом деле получил мессидж, о котором никто не слышал, то озвучивание его перед микрофонами наносит ущерб.

Ведь после того, как министр обороны Израиля запугивает против распространения суверенитета на Иудею и Самарию, ясно, что высокопоставленные представители американской администрации - самой дружественной к Израилю за все время - не обойдут его справа. Ни новый посол Дэвид Фридман, ни особый советник Джейсон Гринблат, ни зять Джерад Кушнер, ни правый вице-президент Майк Пенс, ни противник создания "палестинского государства" Руди Джулиани, ни сторонник поселений Майк Хаккаби. Все эти приближенные президента придерживаются правых взглядов. Если бы Либерман попросил бы их признать распространение суверенитета, есть хорошие шансы, что тихо согласились бы или выразили понимание. И к его идеям по обмену населением (что это, если не распространение суверенитета?) проявили бы интерес.

Но Либерман, за минуту до отлета в США на встречи с вице-президентом Пенсом, министром обороны Матисом и государственным секретарем Тиллерсоном, опрокинул ведро. Он засандалил себя и нас заявлениями, уменьшающими свободу израильского маневра и хоронят исторический шанс, который предоставляет администрация Трампа. Каждый понимает, что если министр обороны Израиля изначально отказывается от строительства вне поселенческих блоков - как он сказал сразу после встречи с Трампом - или по собственной инициативе отказывается ор распространения суверенитета, то даже не конвенциальная администрация Трампа не навяжет такие процессы.

Все это происходит перед глазами министров от Ликуда, которые молчат - и не из страха перед Либерманом. Ликудники - за исключением Йоава Киша, сопредседателя парламентского лобби за Эрец Исраэль - набирают в рот воды потому, что считают, что Либерман говорит по согласованию с Нетаниягу. Ведь его связи с премьер-министром крепче, чем когда бы то ни было, поэтому ссора с Либерманом - это ссора с Нетаниягу, а в ликудовском DNA нет ничего страшнее, чем ссора с ликудовским премьер-министром. Поэтому министры молчат как овцы, хоть чувствуют, что заклание близко. Они видят усиление в опросах Яира Лапида, читают о продолжающемся следствии против Нетаниягу, ощущают, что Нафтали Беннет дышит в затылок, но все же движутся в том же направлении.

Многие высокопоставленные ликудники убеждены, что источники из партии поставили полиции информацию о винах, сигарах и украшениях, намереваясь свалить Нетаниягу, понимая, что смысл этого - поражение на следующих выборах. В том же пораженческом духе в последние недели перешептываются помощники министров, что Лапид будет формировать будущее правительство, а Ликуд - без Нетаниягу - будет частью коалиции.

Стремящаяся к жизни организация в таких условиях предприняла бы шаги по собственному спасению или, по крайней мере, подготовила бы план на чрезвычайный случай - вроде встречи Гилеада Эрдана с Исраэлем Кацем по установлению правил игры по выбору руководителя, если Нетаниягу будет вынужден подать в отставку. Но в сегодняшнем Ликуде нельзя делать ничего, что даже намеком может быть истолковано как подготовка ко дню после Нетаниягу. Премьер-министр решительно настроен бороться до конца, то есть не подавать в отставку, если против него будет подано обвинительное заключение и даже идти на выборы с этим горбом. Как это выглядит сейчас, ликудники пойдут как послушное стадо.

("Макор ришон" 10.03.017)

Перевел Яков Халфин