Maof

Wednesday
Aug 23rd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
В эти дни Государство Израиль через представителей Госпрокуратуры вынуждено отстаивать в Высшем Суде Справедливости (БАГАЦ) свою позицию в вопросе о праве “однополых пар” на усыновление детей наравне с “обычными” семьями.

Позиция государства, опирающаяся на действующие в Израиле соответствующие законы, состоит в том, что гомосексуальные “семьи” не являются обычными и усыновлять детей — не могут.

По установленным израильским законодательством правилам, усыновить детей могут “только муж и жена, вместе”.

Между тем, лидеры гомосексуальной общины (ЛГБТ) настаивают на том, что этот закон “устарел” и “пора его изменить”.

ЛГБТ подала в БАГАЦ иск, требующий заставить государство изменить этот пункт в израильском законодательстве.

Комментарий

Израильские парламентарии до сих пор не выказывали желания вносить изменения в соответствующие статьи израильского законодательства, устраивающие ЛГБТ-сообщество. И не собирались инициировать пересмотр законов в сфере усыновления.

Как отмечают СМИ в интернете, позиция государства, сформулированная в эти дни израильским Министерством соцобеспечения, осталась прежней. Однополые семьи не признаются в Израиле и пользуются негативной общественной репутацией. Поэтому жизнь в таких семьях будет для ребенка дополнительной психологической нагрузкой. Ибо он будет расти в ситуации, которую общество считает неестественной. По этой причине в Министерствах соцобеспечения и юстиции полагают, что, “вне всякой связи с родительскими характеристиками гомосексуалистов, на данном этапе — нет причин для того, чтобы менять действующее законодательство”.

В этих обстоятельствах лидеры ЛГБТ решили идти проторенным путем — в обход действующего израильского закона и Кнессета, как источника израильского законодательства. Они подали иск в Высший суд справедливости, требуя, чтобы эта инстанция вынесла постановление, отменяющее существующую правовую практику и соответствующие решения государства.

Само по себе, использование таких “путей” борьбы с существующим законом (когда государство, включая и суверенов израильского права, законодателей, вынуждено защищать свои решения перед судьями БАГАЦа, подобно претенденту на ученую степень, защищающему диссертацию перед учеными мужами) — одна из наиболее кровоточащих проблем современного Израиля, требующих решения.

Однако основная тема нашего сегодняшнего разговора — не эта странная ситуация. Но — реакция на нее (на необходимость отстаивать в данном вопросе точку зрения Кнессета и правительства) израильского прокурорского сообщества, включая государственных юристов, в чьи обязанности входит защита позиции государства в суде.

Когда читаешь в СМИ сообщения последних дней на данную тему — кажется, что ты спишь и видишь какой-то странный сон… Действительно, могут ли быть явью газетные заголовки — “Гомосексуальный бунт в израильской прокуратуре”, “Прокуроры не желают защищать позицию государства в БАГАЦе” и т.д.?

Известие о том, что прокуратуре придется отстаивать позицию правительства и израильский закон, и в самом деле спровоцировало в этом ведомстве некое подобие бунта.

Прокуроры с однополой ориентацией стали писать письма в поддержку “однополого” усыновления и призывать других государственных юристов — “отказаться от поддержки государственной позиции” (!).

Флагман терпящего в последнее время удар за ударом “левого фронта” Израиля, газета "Гаарец", с явным сочувствием цитирует обращенное к коллегам письмо одного из бунтующих работников Госпрокуратуры, в котором, в частности, сказано: “...Мне, человеку, который работает здесь 13 лет и гордится тем, что каждый день представляет в суде позицию государства, на этой неделе — стыдно за свое государство и за свое рабочее место. Потому что мое рабочее место повернулось ко мне спиной…”.

Работник тель-авивской прокуратуры, цитируемый данным изданием, не постеснялся написать и такое: “Прокуратуре и, в частности, отделу по искам в БАГАЦ, следует защищать ценности просвещенного человека, а не того или иного государственного ведомства” (!!!). И это говорится о людях, для которых юридическое представительство тех самых “государственных ведомств” — прямая профессиональная обязанность (!).

Но оставим в стороне потрясшую нас декларацию, однозначно приравнявшую одобрение усыновления “семьями” гомосексуалистов маленьких детей — к “ценностям просвещенного человека”. Проанализируем лишь “инновационный” подход, в соответствии с которым этическая и моральная оценка действий заказчика, нанявшего юриста — полностью определяет, будут или не будут оказаны ему юридические услуги.

Подход к данной проблеме, демонстрируемый анонимным работником тель-авивской прокуратуры, означает, что гражданин, нанявший себе адвоката для представительства в суде — более не может быть уверен в том, что нанятый им адвокат действительно станет его защищать, и не примет сторону обвинения или просто укоризненно промолчит. Ведь инкриминируемые обвиняемому проступки, с точки зрения их соответствия “ценностям просвещенного человека”, как правило, носят сомнительный характер.

В истории взаимоотношений юристов с их подопечными, разумеется, известны и случаи, когда юрист отказывается от предоставления услуг тому или иному лицу и честно заявляет о самоотводе. Но в такой ситуации юрист перестает получать от подопечного плату за свои услуги.

Однако же тут речь идет о государственном служащем, работнике прокуратуры, который получает от “заказчика”, то есть — от государства, постоянную зарплату.

Честный и достойный выход, безусловно, существует и здесь. Это — увольнение по принципиальным соображениям, когда юрист не видит возможности отстаивать позицию “заказчика”, которая противоречит его убеждениям. Но о таком достойном и честном выходе из сложившейся ситуации “стражи закона”, сотрудники прокуратуры Израиля — даже и не помышляют. Вместо этого, они — пытаются подмять под себя интересы заказчика своих услуг, интересы государства и закон, который они грубо попирают, открыто призывая коллег к саботажу, напрочь забыв о профессиональной этике и просто человеческой чести и порядочности. В их глазах, похоже, нормы этики, порядочность и честь — не входят в число “ценностей просвещенного человека”…

Перспективы

К сказанному добавим, что одна из представительниц государственной прокуратуры, занимающая должность юриста, призвала коллег — “создать в госпрокуратуре гомосексуальную ячейку, чтобы министерство осознало, как много нас внутри этого министерства”. Но еще больше поражает ее совсем уже умопомрачительное заявление (если бы оно не было опубликовано в газете "Гаарец", мы, наверное, не поверили бы, что юрист могла произнести такое): “Возмутительно!.. Где же забота о благе ребенка, соображениями которой должно руководствоваться государство?”

Напомним, что основа позиции государства в данном вопросе — именно забота об интересах ребенка (см. выше).

Это заявление наглядно и ярко демонстрирует, как нам кажется, степень извращенности мышления бунтующих сотрудников прокуратуры, как, впрочем, и то, насколько они опасны для общества.

Таких людей, судя по всему — и близко нельзя подпускать к структурам защиты правопорядка.

В этой связи мы полностью присоединяемся к вопросу, заданному той самой сотрудницей прокуратуры, которая озабочена “благом детей”, лишенных возможности обрести однополых “родителей”.

“Я достаточно хороша, чтобы ежегодно решать судьбы сотен детей в уголовной прокуратуре, — вопрошает она, — но недостаточно хороша, чтобы самой усыновить ребенка?"

Ответ на оба эти вопроса — резко отрицательный.

Следует подчеркнуть, что во всей этой истории есть и важный позитивный момент. Она позволила “всплыть” на поверхность насущной израильской проблеме — показав, насколько глубоко проник в ряды определенного слоя работников Госпрокуратуры тлетворный процесс гниения. И если этот процесс обнаружен — есть надежда, что израильское общество начнет искать способы лечения этой болезни.

evrey.com