Maof

Thursday
Apr 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
22 февраля комиссия по назначению судей, возглавляемая министром юстиции Израиля Айелет Шакед, вместо уходящих в отставку по выслуге лет судей Верховного суда (БАГАЦ) Йорама Данцигера и Ури Шохама, избрала на эти должности профессора Алекса Штейна и судью Офера Гроскопфа.

Отмечается, что заседание комиссии продолжалось почти двенадцать часов. При этом главным вопросом было обсуждение кандидатуры Офера Гроскопфа. Кандидатура профессора Алекса Штейна, назначенного в БАГАЦ по рекомендации самой Шакед, утверждена единогласно.

В комментарии к решению Комиссии Аелет Шакед отметила что кандидатура блестящего юриста Штейна с самого начала не вызывала никаких сомнений, так как, по ее словам — “мы имеем дело с настоящим феноменом”.

Многие члены Комиссии подчеркивают, что профессор Алекс Штейн был избран исключительно благодаря своим профессиональным качествам. И что его книги и статьи по юриспруденции изучаются в самых серьезных и авторитетных университетских кругах.

Сообщается, что профессор Штейн родился в 1957 году в Ленинграде и репатриировался в Израиль в 1973-м. Окончил школу и отслужил в ЦАХАЛе. Затем поступил на юридический факультет Еврейского университета в Иерусалиме. Стажировался в отделе прокуратуры по расследованию уголовных преступлений у судьи Верховного суда Менахема Эйлона. Получил докторскую степень в Великобритании и вернулся в Еврейский университет на должность преподавателя.

Штейн считается одним из ведущих специалистов в мире в области уголовного права, деликта (правонарушения), медицинской халатности, экономических аспектов права и теории юриспруденции.

Комментарий

Между тем, в израильских СМИ и в левом политическом лагере назначение Штейна, мягко говоря, вызвало реакцию, близкую к истерике. Креатура министра юстиции в этих кругах подвергается резкой критике, считается “сомнительной”. В качестве аргумента используются факты, что Алекс Штейн на протяжении продолжительного времени жил и работал в США, а его дети не служили в ЦАХАЛе (!).

Истинная же причина неприятия левым лагерем нового члена Верховного суда кроется вовсе не в этих якобы “порочащих биографию нового судьи фактах”. “Катастрофа”, с точки зрения левого истеблишмента — в том, что Алекс Штейн придерживается отчетливо консервативных взглядов, и таким образом — не принадлежит к сплоченной страте левых израильских юристов, в своей деятельности в судах и прокуратуре последовательно преследующих цель максимального противодействия израильскому право-религиозному лагерю и представляющему этот лагерь, правительству.

При этом Верховный Суд (он же — Высший суд справедливости) — один из немногих бастионов, все еще остающихся под контролем левой элиты. И назначение Алекса Штейна пробивает в этом бастионе ощутимую брешь.

Следует отметить, что назначению судьи Алекса Штейна на пост члена Верховного суда предшествовала цепочка важных событий, в числе которых было реформирование самого процесса назначения судей. В частности, еще 2 года назад были изменены критерии отбора самих членов комиссии по судейским назначениям, а также принципы утверждения кандидатур.
v Инициатором процесса введения реформ явилась министр юстиции в правительстве Нетаниягу, Аелет Шакед, представляющая в коалиции национально-религиозную партию “Еврейский дом”. Одна из главных задач министра юстиции, как она сама говорит — “диверсификация Верховного суда”.

Каждый, кто живет в Израиле, понимает, о чем идет речь. И, соответственно, осознает, чем вызвана настоящая истерика левых израильских СМИ в связи с назначением членом Верховного суда юриста Алекса Штейна.

В эти дни израильские СМИ публикуют выдержки из записей в аккаунте Фейсбука Алекса Штейна, которые тот сделал несколько лет назад — сопровождая их гневными комментариями. В этих записях юрист выражает свое категорическое несогласие с занятой израильским Верховным судом позицией радикальной судебной активности, практикой грубого и безапелляционного вмешательства БАГАЦа в текущую деятельность правительства и всех ветвей исполнительной власти.

“Под предлогом создания тормозов и противовесов [исполнительной власти], — отмечал Алекс Штейн в одной из своих записей, — Верховный суд претендует на полномочия [этой власти]”.

Практику судебного вмешательства в правительственную деятельность, активным сторонником которой много лет был председатель Верховного суда Израиля Аарон Барак, собственно, и заложивший основы нынешней ситуации, судья Штейн считает неприемлемой.

Уже одного этого было бы достаточно для травли А. Штейна в израильских СМИ. Однако “грехи” Штейна в глазах левого израильского истеблишмента этим не исчерпываются.

Судья Штейн резко осуждает также и культивируемый левым лагерем Израиля (и прежде всего, его представителями в судебной системе) подход к противостоянию Израиля палестинскому террору в секторе Газы — при полной поддержке “международной общественности”.

Говоря о позиции международного права в отношении конфронтации с ХАМАСом в секторе Газы, Штейн, в частности, пишет: «Мой подход к пропорциональности заключается в том, что международное право должно согласовывать свои позиции с [текущей] реальностью, с условиями современной войны и с [элементарным] здравым смыслом... Идея о том, что пропорциональность требует, чтобы большая страна поддерживала математическое равновесие в числе погибших с обеих сторон, - смехотворна и неприемлема».

Штейн также отмечает, что «Израиль не завоевывает Газу... защищаясь от ракетных атак ХАМАСа. Поэтому он не обязан снабжать Газу электричеством или газом, даже если это делается по гуманитарным соображениям”. По его словам — неприемлема ситуация, при которой агрессор, нападая, ожидает в ответ на свою агрессию лишь “умеренно-пропорционального ответа”.

Перспективы

Трудно не заметить, что происходящие сегодня в верховном суде Израиля перемены являются частью более глобального процесса. Процесса, который можно назвать “выздоровление Израиля”, его избавление от наследия “процесса Осло”.

Сегодня все еще существует достаточно мощная “судебная” оппозиция выбору израильского общества (все более категорически отвергающего идеологию левого лагеря и все более отчетливо склоняющегося к ЕВРЕЙСКОМУ пути развития Израиля). Однако процесс прорыва “левого фронта” в сфере судебной власти - начался. И думается, что назначение судьи Штейна это весьма удачное начало данного процесса.

Эффективное конвертирование правым лагерем уже достаточно давно имеющейся у него политической власти в системные изменения, распространяющиеся на все другие ветви государственного механизма, - являлось лишь вопросом времени.

Следует отметить, что очень долго правые правительства Израиля пренебрегали необходимостью закреплять правый политический “переворот” соответствующими кадровыми изменениями в судебной системе и во многих важнейших государственных механизмах (таких, например, как государственная комиссия по назначению судей), - позволяя свободно действовать в этих сферах своим активным противникам.

Подобная неуместная “толерантность” привела к тому, что дальнейшее развитие страны стало попросту невозможным: судьбоносные, необходимые Израилю решения правительства и Кнессета попросту нивелируются присвоившим себе полномочия исполнительной и законодательной власти Высшим судом справедливости.

Казалось бы и сегодня, с назначением судьи Алекса Штейна, ситуация коренным образом не изменилась. Однако это не совсем так. Этим назначением обозначен четкий вектор в соответствии с которым будет развиваться судебно-правовая система Израиля в будущем. Иногда для того чтобы рассеять туман лжи достаточно и одного здравого и правдивого голоса. Простые законы арифметики здесь, к счастью, не всегда действуют. Главным же является то, что неприемлемость левацкого судебного активизма в Израиле становится всё более очевидной, как становятся очевидны и пути избавления Израиля от этой болезни: жесткий контроль израильского общества над процессом отбора судей.

evrey.com