Maof

Thursday
Apr 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Завершилось обсуждение военной комиссией просьбы об условно-досрочном освобождении, поданной Эльором Азарией, солдатом ЦАХАЛа, застрелившим в Хевроне нейтрализованного террориста, и приговоренного военным судом к 18 месяцам тюрьмы. В ходе заседания, Йорам Шефтель, адвокат Азарии, призвал судей сократить срок заключения солдата, тем самым положив конец делу, создавшему раскол между ЦАХАЛ и обществом.

"Азария находился в постоянном и непрекращающемся кошмаре в течение двух лет, и расследование началось так же скандально, как расследование убийства--с изначальным намерением заключить его в тюрьму на всю оставшуюся жизнь. Этот "роман с продолжением" должен закончится--и чем скорее, тем лучше для всех нас".

Шефтель так же добавил, что "такого еще не бывало в истории ЦАХАЛ, чтобы 12 министров, и в первую очередь--премьер-министр страны, подписали прошение, адресованное президенту государства Израиль, с просьбой рассмотреть вопрос о снисхождении в отношении Азарии", но прошение о помиловании было им отклонено, с пояснениями о том, что оно де нанесет ущерб принципу "чистоты оружия" Армии обороны Израиля и имиджу государству Израиль в целом...

Эльор Азария просил комиссию позволить ему выйти из тюрьмы после отбытия половины срока тюремного заключения. "Я застрелил убийцу, потому что, находясь там, на месте происшествия, я думал, что у него есть бомба, и если бы я знал то, что знаю сейчас, я бы поступил иначе. Но считаю, что я внес большой вклад в безопасность нашего государства", - сказал он.

"Я отдавал службе всего себя, и даже когда был ранен булыжником, который бросил в меня террорист, продолжил служить с той же мотивацией".
"Приближается Песах--праздник свободы. Нужно залечить эту кровоточащую рану, которая причиняет боль не только мне и моей семье, но и очень многим в нашем народе. Я прошу вас освободить меня".


Но представитель военной прокуратуры, главный военный прокурор, бесстрашно бросившись на защиту всего хорошего от всего плохого, заявила, что обвинение категорически возражает против условно-досрочного освобождения осужденного!

"Преступление было совершено сознательно, а не по халатности или по ошибке. Так постановил суд. Подобное преступление наносит серьезный удар по армии и ее основам", - добавила полковник Шарон Загаги-Пенсах.

Я не стану в очередной раз повторять, ЧТО ИМЕННО "наносит серьезный удар по армии и ее основам", и по тем, кто отпускает своих детей служить в эту армию. Все это уже многократно, и мною в том числе, было сказано. Однако, дальнейшее похоже на дурной бесконечный бразильский сериал. Как пишут наши СМИ, "решение комиссии будет опубликовано в ближайшие дни". Т.е. нам предлагают еще понервничать--всего предыдущего нам было мало...

На одном из сайтов, рассказавших об этом заседании, а я их перечитала много, эту новость озаглавили "Кошмар, который длится уже два года". Но это не единственный израильский кошмар, как оказалось. Есть кошмары, о которых либо вообще не говорят, либо не говорят практически. Как оказалось, в эти дни окружном суде в Рамле идет суд над двумя солдатами Бронетанкового батальона, обвиняемыми в убийстве 13-летнего "палестинского мальчика" в районе Рамаллы в 2013 году. Он был убит в ходе массовых беспорядков около деревни Будрус, в то время когда вместе с соплеменниками пытался прорваться через заградительные сооружения. В библиотеку рвался, наверное.

Солдаты, чьи имена не разглашаются--обоим около 20-ти, были обвинены в "безответственных действиях и халатности", хотя ранее им пытались вчинить гораздо более серьезные обвинения.

Инцидент произошел в 2013, как сказано выше, у деревни Будрус, когда силам из 71-го Бронетанкового батальона было поручено наблюдать за этим сектором, для обнаружения подозреваемых, виновных в нанесении ущерба разделительному забору возле деревни. Подразделение разделилось на 2 группы и залегло в засаду. В задачу солдат входили аресты зачинщиков и нарушителей. Около 7 утра рабы начали бросать в забор булыжники. Солдаты не выдавали своего присутствия. В какой-то момент один из нарушителей преодолел забор и побежал в сторону первого обвиняемого (в то время младшего офицера и командующего отрядом), военнослужащий поднял оружие под углом 60 градусов и выстрелил шумовой гранатой в сторону нарушителя.

"Он сделал виртуозный прыжок на ограждение и застрял на колючей проволоке идущей поверх забора. Мы направили наше оружие на него. Несколько секунд спустя, он высвободился и бросился к другой части забора. Тогда я снова выстрелил, на этот раз три раза. Первый выстрел по ногам преступника и два--ниже колен".
"После моих выстрелов другой солдат несколько раз выстрелил в воздух и спросил меня, стоит ли стрелять светошумовой гранатой. Тогда же я увидел, что нарушитель упал. Я подбежал к нему, его лицо и грудь все было в крови. Я пытался оказать ему медицинскую помощь. В деревне начался хаос. Я не препятствовал тому, чтобы брат террориста забрал его в деревню".
"Я не нарушал никаких приказов и подчинялся всем имеющимся инструкциям ЦАХАЛ. Я четко объяснил солдатам об условиях открытия огня и убедился, что они их понимают".


Адвокаты обоих солдат из офиса Главной Военной Прокуратуры огласили данные полученные от ЦАХАЛа, которые гласят, что за прошедшие 7 лет Отделом Уголовных Расследований было подано 112 запроса, относительно участия солдат ЦАХАЛА в смертельных инцидентах с палестинскими арабами, произошедшими во время операций, но только ТРИ случая из них, завершились обвинительным актом. Адвокаты так же потребовали, чтобы главный военный адвокат бригадный генерал Шарон Афек был вызван для дачи свидетельских показаний, но судья еще не вынес решение по запросу.

Я, если честно, не поняла, за каким чертом на этом суде потребовался этот человек. В свое время бригадный генерал Шарон Афек с удовольствием топил Эльора Азарию, опираясь на "этический кодекс поведения солдата" конечно же, а потом возражал против его амнистии.

Основным свидетелем защиты выступает командир батальона, полковник Нир Розенберг. Он сказал судье: "Я никогда не говорю своим солдатам: "У тебя есть оружие, но ты не используй его". Это не та установка, которая может быть частью военной дискуссии. Если у нас нет уверенности в наших методах, или мы не можем доверять суждению наших солдат, тогда, лучше всего, прекратить все наши операции в целом. В данном случае--это были солдаты, которым я доверяю на все 100%."
"Как их командующий, я думаю, что тут присутствует циничное пренебрежение личным составом и использование солдат, которых мы послали в бой. С профессиональной точки зрения, это была сложная ситуация, которая закончилась не очень хорошо, но она была в рамках применения силы. И ситуация эта не настолько сложна".
"Вы не говорите своим солдатам: "Возьмите свое оружие, идите на задание и не открывайте огонь". В противном случае мы могли бы отправлять их туда с метлами".


Я не знаю, прислушается ли суд к голосу разума. Несмотря на впечатляющую статистику (112 запросов и только 3 обвинения) я НЕ ВЕРЮ СУДУ.

К слову сказать, на эту историю я наткнулась СОВЕРШЕННО случайно на сайте Ynet! Она прошла стороной от наших СМИ.

https://lilofeia.livejournal.com/973777.html