Maof

Thursday
Apr 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
После того, как он утверждал с трибуны свидетелей, что подвергся нападению еврейских парней в Рамат Мигрон, Юсеф Абу Али признался в беседе в коридоре со своим адвокатом от суда, что это он сотоварищи напал с пилой на евреев * Это драматическое признание разбило обвинение, которое собиралось отправить трех еврейских парней в долгое заключение, приговор ожидается на следующей неделе

Юсеф Абу Али указал на обвиняемого Йосефа Вайнбергера, который проходил перед ним. "Ты видишь его? Я врезал ему пилой по голове", - рассказал он по своей инициативе адвокатше Анат Аруси-Коэн в коридоре на выходе из зала заседаний. За некоторое время до этого Абу Али стоял на свидетельской трибуне и говорил трем судьям окружного суда из деревни Мухмас стали жертвами националистического нападения. Абу Али утверждал в полиции и суде, что был атакован железными ломами и камнями еврейскими парнями с повязками на лицах. Удивленная адвокатша спросила как он мог опознать обвиняемого, если тот был с повязкой на лице? Абу Али спокойно ответил: "Я просто так сказал, что они были с повязками". В качестве чрезвычайного шага адвокатша написала докладную записку суду о том, что услышала, и даже обратилась в полицию с требованием допросить Абу Али в качестве обвиняемого, учитывая его признание в нападении и противоречие в его словах.

В этой точке это дело - в отношении которого полиция и прокуратура ожидали, что оно бросит трех еврейских парней на годы за решетку - получило драматический поворот. Через 4 дня Абу Али уже был допрошен полицией, где отрицал свое признание в нападении. Он утверждал, что не помнит, что говорил это адвокатше и не помнит был ли спрошенным как он мог опознать обвиняемого. В дальнейшем он утверждал в суде, что сказал это в шутку.

Евреи были допрошены, арабы - нет

Дело было открыто вследствие события, произошедшего в 2014 году возле Рамат Мигрон. Нижняя часть территории - это участок земли, обрабатываемый арабами, верхняя часть - еврейский форпост. Среди поселенцев прошла информация, что арабы собираются подняться в Рамат Мигрон и нанести ущерб имуществу. На место прибыли 6 еврейских парней и вскоре после этого началась потасовка. 3 еврея были арестованы полицией, они избрали использовать право на молчание за исключением заявления, что они были атакованы арабами, а не наоборот. Полиция приняла версию арабов и решила подать обвинительное заключение против двух парней: Йосефа Вайнбергера и Элирана Ландау, а также против несовершеннолетнего А. за нападение на расистской основе и нанесение ранения при отягчающих обстоятельствах. Арабы, замешанные в инциденте, передали показания как свидетели и вообще не допрашивались как обвиняемые в отношении утверждений еврейских парней, что были атакованы арабами.

Через несколько дней после ареста А. был отправлен под "герметичный" домашний арест на 9 месяцев. Дело Вайнбергера и Ландау дошло до судьи Верховного суда Ицхака Амита, набросившегося на них с тяжелыми обвинениями во время обсуждения продления ареста: "Речь идет о заранее запланированном действии, при этом банда запаслась железными ломами и шерстяными шапками, которые они натянули на лица, приблизившись к арабам. Члены банды раздавали удары во все стороны... Перед нами пример тяжелого насилия, плод "подвигов" шести с замаскированными лицами".

(прим.перев. - при сроке предварительного заключения сверх обычного требуется решение Верховного суда)

Учитывая тяжесть содеянного и то, что они хранили молчание, судья Амит постановил содержать их под арестом до окончания следствия и суда. Адвокат Итамар Бен Гвир, начавший заниматься этим делом после решения судьи, утверждает в беседе с журналистом газеты "БеШЕВА", что решение судьи следовало из явных политических убеждений: "Судья Амит послал под домашний арест в десятках других случаев подозреваемых в самых серьезных преступлениях, включая убийства, даже когда те использовали право на молчание. А тут за, возможно, совершенные сравнительно легкие вещи он оставляет нормальных парней без уголовного прошлого в тюрьме до окончания следствия и суда".

В обвинительном заключении полиции утверждается, что обвиняемые заранее решили напасть на арабов, но в суде преуспели адвокаты Бен Гвир, Бам и Ландау опровергнуть эти утверждения. Нашлась свидетельница происшествия и накопились дополнительные доказательства, поддерживающие утверждение обвиняемых, что именно подавшие жалобу арабы начали бросать камни и напали на обвиняемых, которые отреагировали из соображений самозащиты. Признание Абу Али существенно помогло опровержению обвинительного заключения полиции.

Судьи окружного суда постановили, что в версиях арабов есть противоречия и нелогичности и что то, что они отправились обрабатывать участок земли в этом районе без армейского сопровождения, вызывает вопросы об их намерениях. Также вскрылось во время судебного процесса, что двое из четырех арабов, подавших жалобы, сидели в тюрьме за бросание камней и преступления на националистической почве. Судьи не приняли утверждения полиции и прокуратуры, что обвиняемые были теми, кто начали стычку, и пришли к выводу, что "видно, речь идет о насильственном столкновении с двух сторон" и что обвиняемые "только отреагировали на действия тех, кто потом подали жалобы". Также судьи не приняли утверждение прокуратуры, что обвиняемые действовали из расистских побуждений, суд посчитал, что обвиняемые действовали из желания уберечь имущество и защитить девушек, находившихся неподалеку.

Несмотря на это, судьи Йорам Ноам, Ривка Фридман-Фельдман и Моше Барам решили признать их виновными в нападении и нанесении ранения при отягчающих обстоятельствах и отвергли утверждения адвокатов обвиняемых, что они действовали из соображений самообороны. "Хоть подавшие потом жалобу арабы пошли на них и бросали камни и, в сущности, было ясно, что дело идет к стычке между двумя сторонами, - они избрали остаться на месте и пойти на конфликт с подателями жалобы. У обвиняемых была возможность отступить... В этих обстоятельствах, учитывая, что они избрали применение силы вместо отступления и призвания помощи, они не могут утверждать о самозащите", - постановили судьи.

"Были признаны виновными, потому что не убежали"

Адвокат Ицхак Бам, представляющий несовершеннолетнего А., протестует против такого утверждения. "Не придет в голову, что суд признает человека виновным в нападении только потому, что он защищал себя и ближних, а не убежал. Еврей не должен убегать в своем суверенном государстве. Судьи спросили: почему обвиняемые не позвонили в полицию? - и поэтому признали их виновными. Они не позвонили в полицию, потому что не доверяют полиции, которая вместо того, чтобы помочь им, арестует их", - говорит адвокат Бам и добавляет: "Ужасающее поведение полиции в этом деле и пометка цели после выпускания стрелы доказывают, что их опасения в отношении полиции были оправданными".

И у адв. Бен-Гвира есть острая критика в адрес полиции: "Вновь было доказано, что отдел расследований преступлений на националистической почве - это кодовое название расистского отношения и полицейских нападок против евреев. Моего подзащитного отправили сразу под арест и выдали обвинительное заключение, при этом нападавших арабов до сегодняшнего дня полиция не допрашивала в качестве подозреваемых (только как свидетелей), несмотря на доказательства против них и несмотря на противоречия в их версиях и их уголовное прошлое. Абу Али, признавшийся в нападении, был допрошен по требованию прокуратуры 3 года назад, но больше полиция ничего не сделала. Дискриминация вопиет до Небес". В ответ на эти утверждения из полиции сообщили: "Речь идет о событии и расследовании, происходившим 6 лет назад - в 2012г. Все материалы, относящиеся к делу, находятся в прокуратуре, которая занимается этим делом". Ответ полиции странен, потому что событие произошло в 2014, а не в 2012 году. Также прокуратура ясно требовала у полиции допросить Абу Ала с предупреждением, что все сказанное им может быть использовано против него (прим.перев. - т.е. речь идет о допросе в качестве подозреваемого. При допросе свидетелей другая формулировка), а решение допросить остальных замешанных в деле в качестве подозреваемых и подать против них обвинительное заключение находится в руках полиции.

В понедельник судьи вынесут окончательный приговор трем парням. Вначале обвинение требовало длительные сроки, но вследствие признания Абу Али и развала дела обвинение готово удовлетвориться уже отбытым длительным арестом с добавкой условного наказания и выплаты денежного штрафа. Адвокаты троих противятся добавке условного срока и штрафа и требуют самое большее общественных работ.

А.Б. - мать А. - надеется, что суд положит конец издевательствам. "Он был по пути в ешиву, когда попал туда, и всего лишь пытался помочь евреям против арабов, напавших на них с дубинками. Полиция не пыталась докопаться до правды, а исходила из предположения, что мой 16-летний сын - опасный преступник-националист, заранее решивший с людьми, которых он вообще не знал, напасть на невинных арабов", - говорит она.

"Его держали в заключении вместе с опасными преступниками, а затем 9 месяцев - "герметичный" домашний арест, отрыв от учебных рамок. Это нанесло ему травму. Вместо помощи, они решили показать ему насколько государство может быть разрушительным и несправедливым. Вместе с ШАБАКом они продолжают преследовать его. Когда он хотел поступить изучать музыку в Цфате, ШАБАК прибыл к руководству учебного заведения и пытался убедить не принимать его. Когда он хотел подрабатывать ремонтами, ШАБАК пытался создавать проблемы. Оставьте моего сына в покое, дайте ему восстановить жизнь после нанесенного вами ущерба".

https://www.inn.co.il/News/News.aspx/365908
(БеШЕВА, 8.02.2018)

Перевел Яков Халфин