Maof

Tuesday
Mar 09th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Израильские правые с большим опозданием обнаружили Натана Альтермана. Через много лет после его смерти с большим рвением начали цитировать его стихотворение "Тогда сказал сатана", написанное Альтерманом на склоне лет и сразу упрятанное им же в стол ("он испугался того, что написал", - по замечанию его биографа Дана Лаора). В том стихотворении поэт свел счеты с теми израильтянами, что потеряли веру в справедливость нашего пути после Шестидневной войны. Он сравнил их с сатаной: "Тогда сказал сатана: как смогу победить этот народ? Не отниму его силу, только притуплю его мозг, чтобы он забыл, что он прав".

Недавно я обнаружил, что Альтерман был не первым, кто сравнил современных критиков изнутри с сатаной. Еще в начале прошлого века подобное литературное сравнение было сделано Жаном (Йоной) Фишером, именем которого назван Кфар-Йона. Он был еврейским ювелиром из Антверпена, посетившим Эрец Исраэль в 1907г. и вернувшимся с отлично написанным путевым дневником. Несколько месяцев назад дневник был издан по инициативе его внука – тоже Йоны Фишера – работающего в музее Израиля. "Палештина сегодня, путевой дневник, весна 1907г." Уже на первой странице автор сформулировал суровое обвинительное заключение против маловеров из всех политических лагерей и стран, выступающих против сионистской идеи.

"Страна нашего прошлого будет страной нашего будущего", - выражает автор оптимизм, но тут же замечает: "Сатана насмехается. Он всегда приспосабливается к духу времени. Он одевается по последней моде, из его уст выходят жемчужины и часто он чарующий собеседник. Он умеет приодеть ложь в одеяния правды, а в наши дни он иногда одевает сутану, иногда фрак, иногда одежду рабочего, и безжалостно холодным голосом и с лицом, выражающим презрение, он говорит измученному еврею: "Твое стремление стать независимым – это утопия, нечто невозможное, смехотворная мечта, инфантильная и глупая; неблагодарность по отношению к народам, предоставляющим крышу тебе – еврею без родины. Страна твоих мечтаний – это пустыня, берега твоих надежд населяют массы дикарей, которых невозможно победить. Потребуются огромные силы для реализации этой задачи, ты не сможешь выполнить ее".

4 десятилетия спустя сионизм преуспел мобилизовать эти огромные силы и доказать, что способен сделать это. Он победил те "массы дикарей", а также распространяющих сомнения. В Эрец Исраэль проживают сегодня больше евреев, чем в самых оптимистичных мечтах первых сионистов. Бен-Гурион, репатриировавшийся за год до визита Фишера, мечтал о 4 миллионах евреев тут. Сегодня здесь живут 6,5 миллионов евреев – в 10 раз больше, чем в 1948г., и в 100(!) раз больше, чем во время визита Фишера. Тель-Авив, еще не существовавший тогда, стал большим городом, как и Ришон Лецион, описываемый в книге как маленькая сельскохозяйственная колония на грани экономического краха. За 111 лет действительность обогнала воображение. Сатана ошибся.

Ошибся, но не устал. Он уже не пытается отрицать шансы сионистского предприятия, потому что с таким успехом трудно спорить, но сатана все еще стремится остановить радость жизни здесь и не экономит усилий, чтобы очернить нас и внести пессимизм. Каждом поколении поднимаются на нас враги, стремящиеся уничтожить нас, и в каждом поколении поднимаются среди нас желающие заразить нас сомнениями и стенаниями. Одна из центральных актуальных передач государственного радио, претендующая на то, чтобы определять тут повестку дня (седер йом), почти всегда посвящается отрицательным вещам, происходящим здесь. И другие основные передачи обычно начинаются горькой речью ведущего – день за днем.

Согласно большей части формирующих общественное мнение, мы расисты, коррумпированные, бессердечные. Все плохо тут. Субботние приложения газет и телепередачи конца недели всегда содержат интервью с очередным слебсом, изливающим свою горечь на еврейское государство и иногда раскрывает с сожалением, смешанным с гордостью, что его дети уже давно не здесь. Тенденциозные отчеты о состоянии бедности превращают экономическое процветание в своего рода капиталистический заговор. Любой огрызок бюрократии или точечной несправедливости приводят к утверждениям в СМИ против "этого государства", хоть в последнем поколении истеблишмент больше прислушивается к заботам рядового гражданина и гораздо меньше бюрократизирован. 20 лет назад еще надо было часами сидеть в очереди в Налоговом управлении ради простого вопроса. Сегодня это занимает меньше часа. Даже в больничных кассах очереди сократились. Только в аэропорту Бен-Гуриона очереди удлинились, потому что у нас больше денег для отдыха за границей. Наши родители почти не ездили за границу, большинство из нас бывает за границей, по крайней мере, раз в год. Рабочая неделя сократилась. У нас больше денег и времени для критики и жалоб.

Ладно, и я начинаю жаловаться тут сейчас, а эта неделя – не время для жалоб. День Независимости – это блестящий праздник победы оптимизма над скептицизмом. Внешнего врага мы победили относительно быстро, для победы над скептицизмом понадобилось 70 лет. Он еще не поднимает белый флаг, но ему все труднее увлечь за собой людей. Опросы общественного мнения показывают, что большинству израильтян хорошо здесь. Они продолжают жаловаться по привычке, но радуются в душе. Палештина развилась за последние 111 лет. Полностью воплотилась молитва Фишера, произнесенная им над могилой праматери Рахели: "Праматерь Рахель, все время, что твои сыновья приходят к твоей могиле, ты оплакиваешь их… О, если бы нашлись силы вернуться, занять нашу Родину, добиться независимости и начать новую жизнь… Чтобы звуки радости освобождения евреев звучали эхом на большие расстояния и заполнили твою могилу".

("Макор ришон" 18.04.2018)
https://www.makorrishon.co.il/opinion/39365/

Перевел Моше Борухович