Maof

Sunday
Aug 07th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Нет необходимости в богатом воображении, чтобы представить, что случилось бы с обладателем вязаной кипы, который заявил бы в телепередаче, что ему надоела расистская дискриминация на Храмовой Горе и что он призывает евреев, пострадавших от этой дискриминации, "идти до конца". В лучшем случае он был бы вызван на допрос в ШАБАК: что именно он подразумевал? Что значит "до конца"? Силой? Оружием? За гораздо меньшее правые активисты вызывались на допросы к следователям в гражданском, а новостные сводки и сайты приписывали им выражения типа "братья евреи, идите воевать против левых предателей".

Бывший глава ШАБАКа Юваль Дискин использовал неделю назад подобную радикальную терминологию. Он призвал гневающихся друзов "идти до конца" и не отрекался от приписываемого ему высказывания "братья друзы, идите воевать против расистского закона о национальном государстве". Подразумевал ли он буквально войну? Силой? Оружием? Ясно, что нет. И все же поразительно видеть и слышать бывшего главу ШАБАКа, вытаскивающего из сумки такие горючие словесные материалы, игнорирующего, что возбужденные друзы могут предать этим словам буквальный смысл, и анархию, которую эти слова могут вызвать.

Когда Рони Даниэль требовал от него в телестудии отмежеваться от зачатков явления друзского отказа от армейской службы, Дискин не отреагировал энергичным призывом к друзам оставаться в армии. "Я не думаю, что хотя бы один друзский офицер покинул армию из-за меня", - прикидывался наивным он. Левые, днем и ночью жалующиеся на правое подстрекательство, почти полностью слепы в отношении последствий левого подстрекательства. Они разжигают тут гражданский бунт против законно избранного правительства, опирающегося на устойчивое парламентское большинство. Левые хотят навязать мнение меньшинства большинству, и при этом делают вид, что все идеалы демократии находятся только у них.

И в сущности, это уже больше, чем гражданский бунт. Самое большее, через год с четвертью ожидаются здесь выборы в Кнессет. Но у оппозиции нет терпения подождать демократического процесса, позволяющего законную смену власти. Демонстрация гильотины и явное стремление к силовому путчу хоть и является уделом самых радикальных среди левых ("военный переворот вернет Израиль к здравомыслию", - написал пиарщик Уди Придан), но и у нерадикальных левых уже можно обнаружить стремление к гражданскому перевороту. У них есть сильное и нескрываемое желание к захвату власти посредством судебной системы или любого другого "ответственного взрослого", подавляя при этом власть народа и власть Кнессета.

Например, посредством президента Ривлина. После того, как закон о государстве Израиль как национальном государстве еврейского народа был принят абсолютным большинством голосов, несколько левых депутатов призвали президента не подписывать его и, в сущности, возложить на него вето. Правым никогда не приходила в голову такая извращенная идея даже в отношении законов, к которым они испытывали отвращение (например, размежевание), но на прошлой неделе эта идея взвешивалась левыми с полной серьезностью в телепередачах. Интервьюеры и интервьюируемые всерьез обсуждали это, может, в надежде, что Ривлин прислушается.

И апелляции против закона о национальном государстве и, в основном, факт, что эти апелляции не вызвали всеобщий смех и сбрасывание со всех лестниц в БАГАЦе, выдает бьющееся в оппозиции стремление в перевороту. Она открыто симпатизируют сумашедшему предложению, чтобы судьи начали забраковывать и основные законы. Справа и слева есть энергичная критика забраковывания обычных законов – право, самовольно присвоенное Ароном Бараком в 90-е годы, не имея на то компетенции, а теперь его наследники готовятся предоставить себе право отменять основные законы.

"Когда министерша юстиции Айелет Шакед сказала на этой неделе само собой разумеющееся – что БАГАЦ втянет нас в разрушительную войну ветвей власти, если попытается отменить закон о национальном государстве – на нее бурно набросились из Аводы и Мереца. Эхуд Барак, призывавший прошлой зимой к народному восстанию на площадях и к массовому отказу в армии и правоохранительных органах, допустил в отношении Шакед угрозу гражданской войны: "Мы уже воевали тут, когда существовали угрозы. Мы не боимся никого и ничего".

"Выставь свою кандидатуру и добейся большинства", - уколола в ответ министерша юстиции. По состоянию на сейчас Барак и его коллеги в самом деле готовятся к состязанию, но не на избирательных участках. А где? В Твиттере, в ТВ, в БАГАЦе. В их горле песни демократии, но в их руках меч анархии.

Соблазн выборов

Решение БАГАЦа предоставить правительству 3 месяца для принятия нового закона о призыве меняет правила игры на рынке ставок о досрочных выборах. До сих пор рынок руководствовался сомнительными слухами и ненадежными ощущениями живота, но с этой недели чаша фактов склоняется в сторону оценки, что будут досрочные выборы. Дата истекания полномочий правительства, вытекающая из решения БАГАЦа, - 2 декабря, канун Хануки. Если раввины Якова Лицмана не разрешат ему согласиться, на исправленный вариант закона о призыве (уже прошедший в Кнессете в первом чтении), то в Хануку будет не коалиция, а переходное правительство.

Сам Лицман, видно не хочет выборов. Как и ШАС, Байт йегуди, Кахалон и Либерман. Всем хорошо в нынешнем правительстве, даже очень хорошо. Сомнительно, что что им будет хорошо и в будущем правительстве, если они вообще будут входить в него. Парламентские выборы – это царство неопределенности, даже если кажется, что все ясно. Даже случайная зимняя буря в день выборов может повлиять на результаты в ту или иную сторону, не говоря уже о непрогнозируемых сценариях, вроде войны (см. прецедент выборов 1973г.), новой коррупционной истории (Рабин – 1977), неожиданной проблемы со здоровьем (Шарон – 2006) или электоральный тренд в последнюю минуту (Цомет – 1992, партия пенсионеров – 2006, Кахалон – 2015).

Парадоксальным образом именно будущее Биньямина Нетаниягу выглядит уверенным и в будущем правительстве. Поэтому у него есть большой соблазн распустить ко всем чертям нервирующих партнеров по коалиции и реализовать прибыль в виде дополнительных мандатов, светящих ему по опросам. Он, видно, сожалеет, что не устроил досрочные выборы еще в последнем июне после самых лучших месяцев правительства – после перевода американского посольства в Иерусалим и отмены ядерного соглашения с Ираном. Все же и такой опытный политик должен подумать 100 раз прежде, чем принесет год каденции на алтарь оптимистических опросов. Кто, как не он знает, насколько они текучи. Он сам победил премьер-министра, опередившего выборы, полагаясь на обещающие опросы (Перес – 1996). Так верно, что иногда лидеры могут пойти на риск, но на этот раз этому нет оправдания. Предпочтительнее для Нетаниягу навязать Лицману и Либерману пойти на компромисс по закону о призыве и сделать 5779-й год вместо транжительного года выборов еще одним годом развития в духе идеалов нынешней коалиции. У харедим все равно нет намерения идти в армию даже в 5789 году.

("Макор ришон" 10.08.2018)
https://www.makorrishon.co.il/opinion/69233/

Перевел Моше Борухович