Maof

Saturday
Jun 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Государство Израиль не является "большим домовым комитетом", но и не идеалом наших мечтаний. Это инструмент в руках еврейского народа, предназначенный защищать нас и улучшать нашу жизнь

Раввин Авраам Равиц был бойцом в ЛЕХИ, а потом в ЦАХАЛе. Со временем возглавил ешиву Ор самех. Среди израильтян он известен как депутат от харедимной партии Дегель а-Тора. Как-то спросили его является ли государство Израиль ритуально нечистым. Равиц ответил, что его подход иной: с его точки зрения, государство – это всего-навсего большой домовой комитет – организация людей для практических нужд. К большому удивлению, харедимная позиция во многом совпадает с очень распространенным либеральным подходом в отношении государства и его функций.

Это распространенное мнение видит в государстве продукт "общественного договора" – неписанного соглашения между гражданами ради их частных интересов. Эту позицию одни трактуют сокращенно, другие – шире. Либертанианцы говорят, что государство должно быть только "ночным сторожем" – содержать армию и полицию, ничего больше. Прогрессивные – которых больше и которые влиятельнее – говорят, что государство должно быть инструментом для достижения "социальной справедливости". По их мнению, государство должно отбирать у богатых и давать бедным. Кстати, исторический взгляд показывает, что государства лучше справляются с первой частью – т.е. отбиранием, чем со второй частью.

У либертанианцев и прогрессистов есть общий знаменатель: у их государства нет множественного числа первого лица (мы). Прогрессивные очень укрепляют властные механизмы, но государство, о котором они мечтают, не связано с народом и его исторической памятью. Левые во всем мире действуют для агрессивного вмешательства государства в сферы экономики и общества и параллельно стирают вмешательство государства в сферы идеалов и идентификации. Когда владельцы супермаркетов в Тель-Авиве подали в суд против муниципалитета, требуя соблюдения закона о запрете торговли в субботу, они подчеркивали, что ими движут только социальные мотивы (день отдыха), а ни в коем случае не религиозные. Они знали, что "просвещенные" в Израиле рады правительственному вмешательству в общественной сфере и ненавидят вмешательство государства в области религии и нации.

Раввин Кук не был согласен с государством "общественного договора", которое является "большой страховой компанией". Он предложил альтернативу: "основа престола Всевышнего в мире". Много лет религиозный сионизм придерживался этой идеи, как будто она относится к нашему реальному государству Израиль, как будто есть идентификация между государством Израиль и метафизическим "Кнессет Исраэль". Но раввин Кук писал задолго до создания государства. Он писал об идеальном государстве, об утопии. Наше государство таким не является.

В последние годы многие молодые представители религиозного сионизма прозревают от такого мышления. Иногда они переходят к другой крайности – либертанианству, которое почти стирает важность государства. Ветераны социалистического религиозного сионизма от этого рвут себе волосы на голове и удивляются, что привело к такому изменению. По моему, основная причина – размежевание. Через полгода после размежевания Одед Балильти сделал в Амоне снимок, удостоившийся Пулитцеровской премии. На фото с одной стороны десятки полицейских в черной форме и касках, а с другой удерживает забор одна упрямая религиозная девушка. Глядя на снимок, я вижу то, что больше всего поразило нас в тот ужасный период: мы с одной стороны, гос.учреждения – с другой, и они бьют нас.

Это признание перевернуло внутренности молодежи "вязаных кип". Они увидели тогда, что у правительства есть много силы и что оно с помощью этой силы может причинить много зла. В первые годы после размежевания мы видели у многих молодых отчуждение от государства, включая даже уменьшение добровольцев в боевые части. Слава Богу, эта тенденция исчезла. То, что осталось, - это понимание, что государство наших дней, возможно, не является основой престола Всевышнего, и возможно, стоит, чтобы у правительства было немного менее силы.

Так что же государство в наших глазах? Государство Израиль – не только "большой домовой комитет", а с другой стороны – не идеал наших мечтаний. Государство Израиль не идентично народу Израиля, но это его инструмент. Это самый сильный инструмент из имеющихся у народа, поэтому надо очень остерегаться при его использовании. Инженер-электронщик пользуется точным пинцетом, а не 5-килограммовым молотком, а нейрохирург использует скальпель, а не топор. Все, что можно сделать без гос.механизмов, предпочтительнее делать в иных рамках: семейных, общинных, муниципальных. Но народу нужен и сильный инструмент, вроде государства. Когда строят дом, то украшения в салоне делают изящными способами, но фундамент роют мощными инструментами.

Еврейский народ предшествует государству и важнее его, но без государства в эту эпоху наш народ не смог бы существовать. До того, как вдаются в детали, надо помнить этот важный факт. Журналист Томас Фридман сказал как-то, что государство Израиль – это музей Яд ва-Шем с мощными ВВС. Он хотел ущипнуть-обидеть, но в моих глазах даже эта минималистская и недостаточная формулировка оправдывает торжества Дня Независимости: ведь альтернатива – это не военно-воздушные силы без Яд ва-Шем, а Яд ва-Шем без ВВС.

("Макор ришон" 8.05.2019)
https://www.makorrishon.co.il/opinion/137793/

Перевел Моше Борухович