Maof

Wednesday
Aug 05th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
В один день позвал раввин местечка Мойшу-молочника. Как только он вошел в дом, раввин отвесил ему 2 пощечины. "Что я сделал?" – спросил Мойше с плачущими глазами. - "Рассказывают, что ты крутишься с дочкой Давида-мясника. - "Но, ребе, это неправда", - ответил Мойше. – "Еще только не хватает, чтобы это было правдой".

Партии Кахоль-лаван только не хватает, чтобы репортажи о ее готовности воспользоваться поддержкой Объединенного арабского списка оказались верными, потому что после событий этой неделе на Юге вопрос не в том согласятся ли арабские депутаты поддержать Ганца, как надеялись руководители партии Кахоль-лаван до последних дней. Вопрос в том мог ли Ганц позволить себе создать правительство, существование которого зависит от поддержки арабского списка.

Самым важным событием в этом контексте, разумеется, была демонстрация арабских депутатов от партии ХАДАШ – относительно умеренной в Объединенном арабском списке – против действий ЦАХАЛя в Газе. Эта демонстрация в Тель-Авиве хорошенько прояснила место арабских депутатов в израильском обществе – далеко за пределами еще считающимися в консенсусе левых. Тот, кто называет "убийством" ликвидацию обер-террориста, чьи руки в крови израильтян, не может быть легитимным политическим партнером в глазах большинства израильтян – не только правых. Тот факт, что в Мереце есть еще видящие в депутатах Томе-Салиман и Касифе возможных партнеров по коалиции, - это одна из причин, что Мерец на последних выборах получил только 5 мандатов.

Но окончание мечты об узком левом правительстве при поддержке арабского списка не должно успокаивать нас. Тот факт, что такая возможность рассматривалась в Кахоль-лаван, очень озабочивает.

Когда правые говорят против коалиционного партнерства с арабским списком, то некоторым удобно назвать это "расизмом". Но события последних дней вскрыли, что дело не в расизме. Вопрос не в том является ли тот или иной депутат евреем или арабом. Вопрос в том кому он лоялен. Интересам какого государства он служит?

Государство Израиль находится сегодня – и по-видимому будет и обозримом будущем – в состоянии войны с рядом сил в регионе. Эта ситуация обязывает принятие трудных решений ежедневно, и эти решения в области безопасности должны приниматься при анализе сложной карты интересов. Но высшим интересом, по определению, всегда должно быть благо государства Израиль.

Представьте себе, что 2 недели назад было бы приведено к присяге узкое левое правительство под руководством Бени Ганца и при поддержке арабского списка. Этому правительству было бы подано предложение системы безопасности ликвидировать одного из лидеров Исламского джихада Абу аль-Ата. Как поступили бы премьер-министр и министр обороны, осознающие, что их правительство зависит от поддержки депутатов, верных в этой борьбе стороне Абу аль-Аты? Были бы они способны принять решение о ликвидации? Ведь когда депутатка Томе-Салиман называет ликвидацию обер-террориста "убийством", она не говорит это из пацифистской позиции, отрицающей любое убийство. Она называет ликвидацию террориста "убийством", потому что ее лояльность в этом конфликте на стороне палестинцев.

Задача любого правительства – заботиться прежде всего об израильском интересе, в первую очередь о безопасности наших граждан. Правительство Израиля не может быть заложником политических сил, которым Газа не менее важна, чем безопасность израильских граждан. Кстати, это было верно и неделю и 2 недели назад, месяц и 2 месяца назад. Это не всплыло вдруг на этой неделе вследствие ликвидации обер-террориста и реакции на это. Поэтому вызывает озабоченность то, что в лево-центристском блоке были готовые до вчерашнего дня создать правительство, зависящее от арабского списка. И поэтому даже если Ганц не намеревался всерьез создавать такое правительство, тот факт, что говорили о нем такое (а он не заботился отрицать это), - причина для заботы.

("Макор ришон" 15.11.2019)

Перевел Моше Борухович