Maof

Sunday
Oct 25th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Почему левые любят изображать правых как человекоподобных животных? Возможно, потому что мораль правых больше

Как выглядит в ваших глазах победная речь Нетаниягу перед его избирателями? У Йонатана Гефена было решительное суждение: "Тарзан – царь обезьян… и я извиняюсь, что обидел обезьян". Ариана Меламед на следующий день после выборов подытожила в газете "Гаарец" телепристрастия и привычки голосования израильтян: "Народ-дурак". Комментатор Моти Гилад внес свой вклад в телевизионном комментарии: "В Израиле есть сотни тысяч преступников… это несколько мандатов в кармане Нетаниягу". И еще до выборов карикатурист газеты "Гаарец" Амос Бидерман нарисовал избирателей Нетаниягу как чудовищное кровожадное животное. Зехава Гальон отреагировала в Твиттере: "Идеально!"

В этом нет симметрии между правыми и левыми. "Дурные обезьяны и чудовищные преступники" справа не склонны называть левых такими прозвищами. Левые жалуются на подстрекательство, но никто не сравнится с ними в этом. Ясно, что в Интернете и на улице можно найти немало грубых левых, но редко встречается, чтобы правые журналисты и правые творческие личности выражались так. В газете "Макор ришон" не рисовали сторонников левых как чудовищных животных, изрыгающих слюну. Так как же получается, что именно якобы интеллигенты слева последовательно изображают своих правых оппонентов как недочеловеков?

Это явление существует во всем мире уже много поколений. В 19-м веке консерватор Томас Мальтуз сказал о прогрессивном Вильяме Гудвине, что невозможно сомневаться в способностях и искренности того. Со своей стороны Гудвин сказал, что Мальтуз – плохая болезнь, выразил сомнение в его принадлежности к людям и добавил: "Я не могу понять из чего он сделан". Правым гораздо проще понять, что движет левыми, чем наоборот. Я не согласен с левыми, я думаю, что предлагаемая ими политика разрушит безопасность, экономику, общество и семью, но понимаю, что они могут думать иначе. Но многие из них просто не в состоянии понять, почему я не соглашаюсь с ними, поэтому приходят к выводу, что я, видно, обезьяна-преступник.

Интеллектуалы пытались исследовать это явление. Томас Совэл (Thomas Sowell) высказал мнение, что это различие связано с базовыми идейными предположениями правых и левых. Левая идеология предполагает, что человеческая природа идеальна, что человеческое общество может и должно быть раем на Земле, и что лишь испорченные социальные институты препятствуют этому раю. Думающие так люди просто не способны понять, почему здравомыслящий человек поддерживает эти "преступные социальные цепи".
Правые со своей стороны осознают базовые ограничения человека и думают, что каждый, кто пытался установить рай на Земле, принес сюда ад. Поэтому правые остерегаются мечтаний об утопическом мире и социальном рае и предпочитают осторожное сбалансированное руководство. Тот, кто думает так, не должен рассматривать своих оппонентов как чудовищ, чтобы понять почему они ошибаются. Тот факт, что вроде бы умные люди излагают разрушительные позиции, не удивляет правых, потому что в основе их политики лежит предположение, что люди склонны ошибаться.

Психолог Джонатан Дэвид Хайдт (Jonathan David Haidt) предложил другое объяснение. В свете множества психологических исследований Хайдт утверждал, что люди могут испытывать 6 типов моральных чувств: жалость, независимость, справедливость, верность, компетентность и святость. Хайдт, сам будучи левым, утверждает, что мораль консервативных правых основана на всех 6 этих терминах – а у левых почти только на жалости и независимости. Он объяснял, что из-за этого различия консерваторы понимают соображения прогрессивных, в то время как прогрессивные не преуспевают понять консерваторов. Слыша разговоры о национальной преданности и святости семьи, они понимают это как: угнетение, угнетение, угнетение.

Явный израильский пример – это повторяющееся утверждение левых в отношении жителей Сдерота: те сидят в бомбоубежищах и продолжают голосовать за Биби, видно, они глупы. Это утверждение предполагает, что люди хотят только свободы и равенства, что каждый человек должен требовать свои права, что общество – это борьба между сильными и слабыми. В этом уравнении Биби – сильный и поэтому виноватый, а жители Сдерота – слабые и поэтому должны бунтовать и требовать свои права на тишину и спокойствие. Но правда заключается в том, что жители Сдерота поддерживают Нетаниягу не потому, что они глупы, а потому что их моральный мир разнообразнее и умнее, чем у их критиков. Они ощущают верность народу Израиля, они понимают, что они в авангарде на фронте, они признают святость Эрец Исраэль и готовы платить за это. Хоть и у них есть критика в отношении Нетаниягу, они знают, что он любит народ Израиля, что жизнь сложна, что не у каждой проблемы есть немедленное решение и что пока ни у кого нет лучшего решения.

Так какое решение для этой моральной слепоты левых? Как мы уже говорили, не у каждой проблемы есть решение. Мы, правые, продолжим получать огромное большинство среди еврейских избирателей, а левые продолжат обзывать нас обезьянами. У каждой стороны свои удовольствия.

("Макор ришон" 13.03.2020)

Перевел Моше Борухович