Maof

Thursday
Aug 06th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
Эстер Хают, Ханан Мельцер, Мени Мазуз и большинство их коллег по особому расширенному составу БАГАЦа очень хотели бы принять иск и постановить, что Нетаниягу не имеет права формировать правительство. Они очень хотят, но боятся

1.БАГАЦ еще на уровне дежурного судьи должен был отвергнуть иск, требующий не позволить Биньямину Нетаниягу формировать правительство. Сбросить истцов с лестницы. Закон по этому вопросу ясен – премьер-министр может продолжать функционировать до тех пор, пока против него не вынесен окончательный судебный приговор.

Попытка изобрести надуманное разделение между премьер-министром, суд против которого начался в середине каденции, и премьер-министром, каденция которого завершилась, но он получил мандат на формирование нового правительства, - эта идея безосновательна. Эта идея рассматривается не по юридическим, а по политическим причинам. Судейский истеблишмент, в своем подавляющем большинстве, враждебен по отношению к Нетаниягу и его правлению, задействует против премьера судебное преследование и селективное применение закона, каких не было в отношении других политиков, совершивших подобные действия. Только поэтому расширенный состав из 11 судей Верховного суда собрался всерьез обсудить идею, абсолютно надуманную и противоречащую закону, согласно которой будет объявлено, что Нетаниягу не имеет права формировать правительство.

Суд, мораль и закон служат в этом судебном заседании фиговым листком, который не может скрыть явный политический интерес. Вообще в Израиле есть очень мало людей, чья позиция по этому вопросу не зависит от их политических взглядов. В течение многолетней политической карьеры Авигдор Либерман никогда не был на стороне борцов с коррупцией. Это не помешало ему сделать резкий разворот в соответствии с нынешним политическим интересом и присоединиться к законодательной инициативе, которая забракует Биньямина Нетаниягу быть премьер-министром из-за поданных против него обвинительных заключений. Будучи в четверке лидеров блока Кахоль-лаван до раскола, Бени Ганц и Габи Ашкенази в течение трех избирательных кампаний объясняли нам, насколько ужасно, если подозреваемый в уголовных преступлениях будет премьер-министром. В нынешних политических обстоятельствах они обнаруживают себя на стороне Нетаниягу, и их моральная и юридическая позиция изменяется соответственно.

2.Пока речь идет о политиках или о представителях СМИ, еще можно стерпеть, что их юридическая или моральная позиция зависит от их политических взглядов. Но когда такое положение у юристов, в силу закона обладающих компетенцией принимать решения, то это гораздо нестерпимей.

Несмотря на их попытки скрыть политические убеждения, нет никаких сомнений каковы взгляды большинства судей БАГАЦа, собравшихся обсудить вопрос. Эстер Хают, Ханан Мельцер, Мени Мазуз и большинство их коллег по расширенному особому судейскому составу очень хотели бы принять иск, принять юридический трюк, который предложили им левые адвокаты, и постановить, что Нетаниягу не имеет права формировать правительство. Они очень хотят, но боятся. Потому что председательница и ее сотоварищи уже попробовали недавно сунуть свои лапы в затягивающее политическое болото, то полученный результат оказался противоположным тому, к чему они тянули. Они тогда приняли иск левых организаций и постановили, что председатель Кнессета Эдельштейн должен немедленно собрать заседание Кнессета, чтобы избрать своего преемника. Но вместо того, чтобы коалиция из 61 левых и арабских депутатов продолжила свой путь по формированию левого правительства, результатом был раскол в течение 24 часов блока Кахоль-лаван и отмена властной альтернативы Биньямину Нетаниягу.

Судьи Верховного суда знают, что забраковывание Нетаниягу сейчас приведет к выборам, на которых правый блок получит больше 61 мандата. В такой ситуации можно будет провести закон, отменяющий постановление БАГАЦа забраковать Нетаниягу и присоединить к этому закону параграф преодоления, что вернет Кнессету полномочия принимать заново законы, отмененные БАГАЦем. Если это произойдет, то решение забраковать Нетаниягу похоронит все достижения юридической революции Аарона Барака. Это последнее, чего хотели бы большинство судей Верховного суда, и поэтому из духа обсуждения, транслировавшегося в прямом эфире, было ясно, что само обсуждение предназначалось, чтобы показать всем, что бастион БАГАЦа покрывает всю страну и что даже вопросы, явно находящиеся в компетенции Кнессета, не будут решены без того, чтобы обладатели черных мантий сказали свое слово.

3.Эти соображения, в которых очень мало юриспруденции и очень много политики, характеризуют пути принятия решений БАГАЦем в период юридической революции и судебного активизма. Вновь и вновь судьи принимают решения по вопросам, не относящимся к их компетенции, и делают это не в силу какого-то закона, а в соответствии с их мировоззрением.

Лишь недавно мы видели это, когда судьи в 4-й раз отменили закон, принятый Кнессетом для борьбы с нелегальными инфильтрантами. Юридические обоснования служили лишь декорациями – ведь нет сомнений, что за этими решениями стоит мировоззрение этих судей, стремящихся навязать государству принять десятки тысяч просоченцев и предоставить им гражданство, а также воспрепятствовать государству выслать их обратно. Не удивительно, что единственным в том судейском составе, кто полагал, что БАГАЦ не должен отменять этот закон, был религиозный поселенец из Гуш Эциона. Потому что тут речь идет не о юридических разногласиях, а об идеологических. Так получается, что заседает форум судей (возможно, имеющих юридическую квалификацию) и присваивает себе право принимать решения по моральным, идеологическим и политическим вопросам. И это несмотря на то, что всем ясно, что в этом форуме довлеет определенная линия и нет надлежащего представительства различным мировоззрениям в израильском обществе.

(БеШЕВА, 7.05.2020)

Перевел Яков Халфин