Maof

Thursday
Aug 06th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Вы думали, что национальности умерли? Нынешняя эпоха доказывает, что в час кризиса каждый вспоминает, что нет ничего лучше, чем национальный дом

В начале 20-го века социалисты утверждали, что мировая война не вспыхнет, потому что рабочие откажутся воевать. Что немецкие рабочие солидаризируются с французскими рабочими, а не со своими богатыми соотечественниками, и поэтому не согласятся пойти на межнациональную войну. И тогда в 1914г. вспыхнула война. Германский кайзер провозгласил: "С этой минуты нет партий, есть только немцы". Глава французского парламента также заявил: "Тут нет оппозиционеров, есть только французы". И социалисты подровнялись под эту линию, обнаружив, что их народ в опасности. Когда послышались сирены, рабочие выбросили свои партийные билеты и зашагали на призывные пункты воевать за свои народы.

Кризис короны – мизер по сравнению с Первой мировой войной. И все же он породил подобное явление. До кризиса мы были свидетелями длительного пренебрежения национальным самосознанием и его важностью. Скандинавская авиакомпания SAS лишь 2 месяца назад вышла с рекламной кампанией, гласившей: "Что тут скандинавского? Ничего, все скопировано". Реклама говорила, что скандинавы скопировали демократию с Греции, велосипеды у Италии, ветряные мельницы у Персии и т.д. Эта авиакомпания была поражена отрицательной реакцией на кемпейн. Ведь европейским элитам уже казалось, что все согласны, что национальное сознание является уделом прошлого. ЕС набирал все больше силы за счет вошедших в него государств, и лидеры Европы склонялись к согласию, что национальность – это прошлое, а глобальное сознание – это будущее, а, возможно, уже настоящее время.

И тут пришел вирус Корона. Когда европейские страны обнаружили себя припертыми к стене, они вдруг поняли, что национальные границы важны. Италия умоляла о получении медицинского оборудования от ЕС, но Германия и Франция отказались послать помощь. Именно Китай послал самолет с аппаратами искусственного дыхания. К аппаратам были приклеены флажки Китая и Италии. Вице-спикер итальянского парламента Фабио Рампали снял флаг ЕС со входа президиум парламента и вывесил вместо него итальянский флаг. Когда Италия умоляла ЕС об экономической помощи, Голландия и другие страны резко возражали. Урсула фон дер Лайн, возглавляющая правительство ЕС, опубликовала извиняющееся письмо перед Италией, в котором говорилось, что когда страны Европы нуждаются друг в друге, они обнаруживают, что каждая из них заботится прежде всего о себе".

Самым действенным выражением единства Европы была Шенгенская хартия, гарантировавшая свободу передвижения между странами ЕС. После вспышки эпидемии Короны одно за другим государства ЕС заявили о закрытии своих границ. Открытые границы были короной политики, проводившейся канцлером Германии Ангелой Меркель, и поэтому она отказалась закрыть границы своей страны. 11 марта она заявила: "Закрытие границы не является ответом вирусу". 3 недели спустя она была вынуждена признать действительность и Германия резко ограничила въезд иностранцев. Губернатор итальянской провинции Венто заявил: "Шенгенская конвенция больше не существует, она запомнится только в книгах по истории".

Иллюзия глобализации умерла, национализм жив. Что такое национализм? – простая вера, что мое государство идентифицируется с моим народом. Разумеется, в любой стране есть нац.меньшинства, но наиболее распространенная государственная модель опирается на ясное национальное сознание большинства. Я готов воевать за мое государство, потому что оно защищает мой народ, защищает людей, с которыми у меня есть общая традиция, общий язык, общая память о прошлом и общие мечты о будущем.

В последние годы в мире много говорилось о новом сословии "дигитальных странников-кочевников". Подразумеваются молодые люди, переезжающие каждые несколько недель в другую страну, арендующие квартиру через Airbnb или общее жилье, работающие с помощью переносного компьютера через Интернет в ближайшем кафе, а когда им надоедает – переезжают в другое место. Журналисты всего мира рассказывали нам, что это будущее. Кому нужен дом, кому нужна семья, кому нужна страна? – достаточно ноутбука и кредитной карточки.

И вот выясняется, что это не так. Кто останется в совместно снятой квартире, когда на улицах бушует эпидемия? Кто останется в чужой стране, когда медицинские ресурсы становятся редкими? Израильтяне начали стекаться со всех концов мира обратно домой. Государство сделало все, чтобы вернуть их, несмотря на опасности и стоимость этого. Потому что когда снаружи начинает бушевать ураган, вдруг все вспоминают, как хорошо дома.

Песах – это время нашего национального Завета и союза. В Египте наши праотцы помнили, что они не египтяне, а евреи (иврим). Об этом говорит Агада: "Евреи были отличены там" – т.е. считались отдельным народом. И когда наши праотцы вышли из Египта – в крови, огне и клубах дыма – им было легко помнить свою нацию. Экзамен стал тяжелее, когда беды миновали. Вскоре минует и нынешнее бедствие. Дай Бог, чтобы и тогда – когда маски и алкоголь вновь станут принадлежностью Пурима, а не Песаха, мы продолжали помнить, кто мы на самом деле.

("Макор ришон" 17.04.2020)

Перевел Моше Борухович