Maof

Saturday
Jun 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
В своем новом перевоплощении левые уже не хотят "сменить народ", а только "вылечить его от его болезней". А в чем болезни? В упрямстве самому выбирать своих представителей в Кнессете

(прим.перев. – после выборов 1977г., когда левые впервые проиграли выборы, их лидеры вначале говорили: Народ ошибся. А затем: Для воплощения наших великих планов надо сменить народ)

В жизни человека есть минуты, когда он чувствует себя старым. Например, когда ему приходится учиться как сделать банковский перевод посредством аппликации в мобильнике или когда он ежеутренне должен привыкать к новым названиям политических блоков в Израиле. Мы, осушители болот, жили немало лет с "правыми" и "левыми" и не чувствовали себя обделенными. Хоть мы не знали куда отнести арабские и харедимные партии, но не было особой необходимости в определении блока, так как в то время мир еще не слышал о профессии телевизионного графика, чья роль – нарисовать большой торт и затем отрезать от него куски разных цветов в надежде, что в итоге бОльшая часть останется в нужном лагере. Намек: в левом лагере.

Где-то во второй половине прошлого десятилетия выяснилось, что каденция Нетаниягу на посту премьер-министра – это не преходящее сумасшествие горстки дебилов, а свидетельство очень явного существования правого лагеря. Более того: выяснилось, что не просто правый лагерь постоянно растет – он угрожает власти левых и преуспел присоединить к себе бородатые партии харедимного фланга.

Соответственно левые превратились в партию рисующих графики. Как принято в мире рекламы, левые в нынешнем обличье попытались изобразить себя чем-то новым, свежим, аттрактивным и ни в коем случае не называться устрашающей кличкой "левые". Ведь левые преуспели вызывать к себе омерзение у большинства избирателей и потеряли не только бывший ореол престижности, но и проиграли в экзамене естественного прироста. Партия графиков сумела объединиться с блоком центральных СМИ и так можно было с легкостью внедрить в пользование новые термины, которыми пользуются левые в нынешнем обличье. Левые всегда отличались легко воспринимаемыми лозунгами: "новый Ближний Восток", "жертвы мира", "мир сейчас", "сущностная демократия", "социальный протест" – эти и другие на плакатах казались сверкающим товаром, который превращался в горстку пыли по прибытии в дом покупателя. Иногда была еще кровь и разрушение цветущих поселений.

Продолжительный провал левого лагеря увеличить кусок графического торта вызвал вначале понятное смятение и существенную путаницу: Как это? Ведь мы хорошие и справедливые. Почему общество отвергает бракованный товар, который мы продаем ему, несмотря на соблазнительную обертку? Этот вопрос был слишком тяжелым, поскольку требовал настоящую проверку намерений и глубин души. Вместо это они присоединили к левому лагерю Объединенный арабский список.

Хоть левизна депутатов этого списка выражается, в основном, в толерантности по отношению к террористам и в желании создать палестинское государство, как это принято у левых, но с другой стороны, трудно было игнорировать тот факт, что Объединенный арабский список выступает против еврейского государства в любой форме и в любых границах. Левые закрыли глаза на это и преодолели эту проблему.

На выборах в марте 2020г. выяснилось, что даже такой торт не вышел хорошо, поскольку фракция Кахоль-лаван и еще несколько депутатов чувствовали себя неудобно от составляющих левого куска торта. Верно, Ганц сотоварищи все еще знали в глубине своей души, что хоть они и заявили, что они не левые, но они и не правые. К их беде добавилось и признание провала термина "центр". Никто не знает в самом деле что это. В проверочных опросах выяснилось, что большинство отвечающих полагают, что "центр" – это прозвище группы отставных генералов, начинающих шумный политический забег, а затем растворяющихся в сторону бюджетной пенсии.

Вновь собралась партия графиков-СМИ и предложила: "только-не-Биби". В сущности, в лозунге видна критика идейной пустоты левого лагеря, его вечная ненависть к правым и их лидеру и упрямый отказ левых принять не только решение избирателей, но и характер и предпочтения народа. И это, к большому сожалению, не выглядит хорошо на плакате, как и в телестудии. Представьте себе телеведущего вопящего: "Больше невозможно с этими правыми! Почему не дают нам выбирать премьер-министра для всех, как в прошлом?" Это выглядит по-детски и не выглядит демократично. Лучше сказать с серьезной физиономией: "Нападки на защитников закона, опасность для демократии, прослушайте еще одну аудиозапись разговора Сарры Нетаниягу".

Поэтому была опробована опция "блок Нетаниягу" и "блок замены Нетаниягу". Всем обладающим тонким вкусом ясно, что это сложные длинные названия. Например, "блок перемен". Блок перемен, который создаст правительство санации. В своем нынешнем воплощении левые уже не хотят сменить народ – т.е. они очень хотят, но знают, что есть вещи, которые говорят только в сердце – а лишь вылечить его от болезни. А в чем болезнь? В упрямстве народа самому выбирать своих представителей в Кнессете.

Новая обертка удостоилась головокружительного успеха, среди прочего, потому что трое из лидеров левого лагеря – плоть от плоти партии СМИ: Яир Лапид – журналист газеты "Ба-махане", 2 телеканала и газеты "Йедиот ахронот"; мейрав Михаэли – выпускница радиостанции ГАЛАЦ, а затем телеведущая канала Кешет; Ницан Горовиц – также выпускник ГАЛАЦ, журналист газеты Гаарец, 2 и 10 телеканалов. Случайно ли это, что во главе левого лагеря стоят представители СМИ, свои в ведущих телестудиях и газетах?

А какое же название окончательно будет дано этому лагерю? Я не график и не копирайтер. Также, возможно, я дремала, когда лучшие комментаторы лучших телестудий объясняли мне, что "дело не в правых и левых".

Это всегда было "правые или левые" и это все еще "правые или левые". Их название - просто левые с их ненавистью к правым и презрением к демократии. Как в прошлом.

2.04.2021

Перевод: Лея Халфин