Maof

Sunday
Oct 02nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Шломо Фильбер поднялся на трибуну свидетелей в окружном суде в Иерусалиме 23 марта – 2 месяца назад. Допрос в суде бывшего ген.директора министерства связи, а ныне центрального гос.свидетеля в деле 4000 вела прокурор Йегудит Тирош, и уже в первый день она схватила быка за рога. Без долгих размышлений она расспросила свидетеля о событии, на котором основано обвинение – "встреча-инструктаж" (пгишат анхая).

Уверенным голосом, без излишних сомнений рассказал ей Фильбер о встрече с премьер-министром и об указаниях, полученных от Нетаниягу в отношении того, как надо заниматься делами Шауля Аловича – бывшего владельца компании Безек – и точно указал время и место встречи. Свидетельство произвело впечатление на многих журналистов и комментаторов, и они поспешили проанализировать тяжелые последствия этого для Нетаниягу. "Фильбер поставил товар", - торжествовал заголовок в The marker, и дух других заголовков был подобным. Но на этой неделе, когда началась вторая часть перекрестного допроса в суде адвокатом Нетаниягу Боазом Бен-Цуром, выяснилось, что поставленный Фильбером "товар" был бракованным. Сомнительно, что можно обосновать в его помощью обвинение против бывшего премьер-министра.

Бен-Цур начал перекрестный допрос в суде несколько претенциозным заявлением: он утверждал, что намерен доказать, что описание Фильбером той первой встречи с Нетаниягу после вступления Фильбера в должность "абсолютно неверно". В течение двух дней он сделал это.

Первый день перекрестного допроса Бен-Цур посвятил доказательству того, каким образом полицейские следователи вынудили Фильбера неожиданно "вспомнить" о якобы произошедшей "встрече-инструктаже". Посредством цитирования отрывков допросов и направленных вопросов следователей вскрыл Бен-Цур полицейские уловки, заставившие Фильбера поверить, что следователи располагают вескими доказательствами существования незаконных указаний, якобы полученных от Нетаниягу. Например, следователи утверждали, что глава его штаба Эйтан Цафрир уже рассказал на следствии об указании, данном Биньямином Нетаниягу, и даже сказали, что есть записи, свидетельствующие об этом. "Поставили за моей спиной черную картонную коробку, из которой торчала папка с надписью "уличающие магнитофонные записи", - сказал Фильбер Бен-Цуру. Параллельно утверждали следователи, что не может быть, что он позаботился ускорить сделку Безек-Yes без того, чтобы получил детальное указание от Нетаниягу.

В одном из отрывков допроса, продемонстрированном Бен-Цуром, заупрямился Фильбер, что не помнит какого-либо указания от Нетаниягу. В ответ сказал ему один из следователей: "Ты не выйдешь отсюда сегодня, пока не вспомнишь". Фильбер также попросил следователей, чтобы они представили ему доказательства того, что он получил указание от Нетаниягу – может, это поможет ему вспомнить, - но никакое доказательство не было представлено ни Фильберу, ни суду. Только с усилением давления и под угрозами следователей вдруг "вспомнил" Фильбер, что якобы произошло на "встрече-инстуктаже" и подписал соглашение быть государственным свидетелем. На трибуне свидетелей он петлял и изворачивался в объяснениях, которые не сумели убедить ни Бен-Цура, ни судей.

Но все это было лишь вступлением. На следующий день Бен-Цур сделал посмешищем то, как прокуратура вела расследование Фильбера. Бен-Цур доказал, опираясь на полученные из полиции материалы следствия, что Фильбер и Нетаниягу вообще не встречались на той неделе, о которой Фильбер "вспомнил о встрече". Фильбер утверждал, что встреча была в понедельник вечером – на следующий день после вступления в должность ген.директора мин.связи, но в тот день была вечеринка бат-мицва его племянницы в другом городе, и он был сфотографирован на ней со всей семьей. Полицейское отслеживание его мобильника показало, что встреча не могла произойти в тот день и позже, как и день то этого, и в день после этого. За день до этого – в день вступления в должность ген.директора – Фильбер был в районе канцелярии главы правительства, но переписка с его мобильника свидетельствует, что он был на встрече в соседнем отеле, а тогдашний премьер-министр встречался в то время с другими людьми.

При виде этих представленных ему доказательств Фильбер был вынужден признать, что, видно, его память изменила ему в отношении даты той встречи и что его первая встреча с Нетаниягу произошла лишь через неделю после назначения ген.директором. "Это воспоминания о том, чего никогда не было", - бросил Бен-Цур Фильберу после окончания второго дня перекрестного допроса. Таким образом Бен-Цур прокомментировал вопрос даты встречи с Нетаниягу, но и сделал более широкой послание судьям: если Фильбер до такой степени ошибся в отношении даты встречи, то трудно придавать значение "воспоминаниям", родившимся в процессе допроса о теме встречи. А тем более к связи, которою пыталось создать следствие между полученными указаниями от Нетаниягу и тому, что говорилось на встрече Фильбера с представителем Безека Эли Камиром на исходе субботы той недели – ведь на деле встреча с Нетаниягу произошла позже и не могла повлиять на тот разговор. А это было одним из "краеугольных доказательств".

Сейчас от той "встречи-инструктажа" почти ничего не осталось. Единственный остающийся открытым вопрос: кто в полиции и в прокуратуре ответственный за халтурное расследование, основывавшее обвинительное заключение на вымышленной встрече.

(прим.перев. – самое забавное, что после этого прокуратура попросила у суда внести изменение в обвинение: вычеркнуть дату встречи, но ведь без даты теряется причинно-следственная связь и дело разваливается)

("Макор ришон" 13.05.2022)

Перевел Моше Борухович